HP: AFTERLIFE

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: AFTERLIFE » Афтерлайф: прошлое » "Ну хорошо, гремите, только тихо!"


"Ну хорошо, гремите, только тихо!"

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

1. Название
"Ну хорошо, гремите, только тихо!"
2. Участники
Беллатрикс Лестрейндж, Лили Поттер
3. Место и время действия
Дом Снейков, около 16-17 лет назад
4. Краткое описание отыгрыша
Когда ты неожиданно пришла с дежурства, а с ребенком сидит кое-кто, не то что бы неожиданный, но весьма нежеланный.

Отредактировано Lily Potter (2016-09-05 03:40:11)

+1

2

- Лилит, я сегодня поменялась с Кевином, ты можешь пойти домой...
Радостно забежав в ординаторскую, оживленно, чуть ли на месте не подскакивая, сказала молодая врач, ещё скорее совсем интерн - Сьюзен или Сара.
Доктор Снейк не всегда успевала следить за молодой кадровой порослью и сиюминутно запоминать имена, впрочем, она сама ещё совсем-совсем недавно была именно такой новенькой. Штат в больнице немаленький. Лилит неторопливо подняла глаза от истории болезни и потерла шею, покрутив головой. Охочих до ночного дежурства, как правило, было маловато. Среди семейных - особенно, но как бы не ворчал супруг, она загибалась и чахла без работы, дежурной = ночной, в том числе.
Стрелки часов едва подобрались к девяти вечера. Себастьян, оставшийся посидеть с Драго, должно быть, уже уложил его спать.
- Ммм...пока доплетусь. Но вообще, знаешь, сегодня тихо, кажется. Оставайся. Не забудь сказать постовой сестре, чтобы разбудила мистера Генри, ровно в пять утра, на анализы.
Закрыв папку, поднялась на ноги, снимая халат, повесив его на плечики и убирая в шкаф. Она никогда не прислушивалась к сплетням, но уши не выключишь по щелчку пальцев. Юная девушка, поговаривали, влюбилась в кого-то из обыкновенных дежурных и хоть служебные романы доктор Снейк и не приветствовала, зато она ничего не имела против искренних чувств вообще.
К чему же им препятствовать?.
Да и домой, честно говоря, очень хотелось.
Звонить не стала.
Пусть будет сюрприз.
Стараясь не создавать лишний шум, тихонько открыла своим ключом входную дверь. Сюрпризы начались прямо с порога, причем, обоюдные, когда ей в ноги со всего маху влетела машинка на радиоуправлении. Непонимающе взглянула на циферблат часов. Почти половина одиннадцатого.
Они что, совсем заигрались?
- Себастьян!
Разулась, торопливо повесив пальто на крючок и, подхватив жужжащую машинку на руки, широким шагом прошла по коридору в сторону гостиной. Оттуда слышался веселый, заливистый смех Драго.
Почему сын ещё не в постели?
Остановилась на пороге, впившись потемневшим взглядом в Почему - Ригель Элекстрано.
- Вот так неожиданность. Где Себастьян Снейк?
Она всегда называла его по имени, тут же прибавляя фамилию, когда злилась.

Отредактировано Lily Potter (2016-09-05 18:58:29)

+3

3

На мыслях о семейной жизни для Ригель стоял большой и жирный крест, стоял уже очень давно. Возможно, его дерево успело обветшать от времени. По крайней мере, она чувствовала именно так. Да и не вписывалась, откровенно говоря, Ригель Элекстрано в вечерние посиделки на диване перед телевизором и запекание индейки по праздникам. Телевизор в ее квартире последние несколько лет щеголял размашистой сетью трещин на весь экран, а к плите она старалась и вовсе не приближаться. Во избежание.
В доме Себастьяна все было совсем не так. Точнее – в доме семьи Снейков. Вот вам и причина.
К детям Ригель тоже старалась не подходить ближе, чем на пушечный выстрел. По мере сил. Драго был исключением, досадным или приятным – это как посмотреть, наверное, выяснится со временем. Например, когда парню исполнится лет девятнадцать, и он продемонстрирует, способен ли довести родителей до седых волос.
Себастьян страшно спешил. Так и не застегнутое черное пальто при должном воображении и попутном ветре можно было принять за летучемышиные крылья. Ригель едва успела стянуть с шеи шарф, как на нее обрушилась гора указаний (перемещения по квартире при этом не прерывались). Себе закажи доставку, ужин Драго в холодильнике (и не вздумай перепутать!), в квартире не кури… Где-то на этом месте она благополучно отключилась от внешнего раздражителя в виде брюзжания Себа и только автоматически кивала – полезный профессиональный навык.
- Привет, маленький принц.
Драго был поднят на руки и моментально, как сорока, заинтересовался ее блестящими серьгами. Ригель перевела взгляд на папашу-ворона и усмехнулась. Она не имела привычки водить дружбы с укомплектованными семьями, но даже невооруженным взглядом было видно, какой разномастный набор представляли собой Снейки. Если Лилит и Себастьян, по заверениям многих, отличались друг от друга как день от ночи, то Драго отличался от родителей как… Как от дня и ночи отличается, скажем, лестница.
Хлопнула входная дверь, оповещая о том, что мышеворон таки покинул квартиру.
- Устроим вечеринку?
- Игель! – радостно согласился ребенок.
Драго был ссажен с рук на ковер у дивана, и она, повинуясь настойчивым подергиваниям за подол юбки, опустилась рядом. Ригель сильно сомневалась, что Себ в детстве отличался такой уверенностью в своих правах на взрослых. Молчание бывает красноречивее любых рассказов. Ни дать, ни взять – избалованный господский ребенок, родители, как уже отмечалось выше, на соответствующие роли никак не тянули.
- Рассказать тебя сказку? Про мрачного носатого знахаря, что жил на отшибе крестьянской деревеньки? Ворота его окружал частокол, украшенный черепушками. Очевидно, почивших лабораторных крыс.
- Кыс!
- И кыс тоже. Кто его знает.
Ригель стянула с руки широкий браслет и вручила Драго.
- Собирал бы травки и пугал детвору. Как раз по нему занятие.
Браслет выпал из рук ребенка и укатился под диван. Драго вознамерился было заплакать, но был отвлечен новой игрушкой, снятой со второй руки крестной.
- Забей, парень. Не плачь из-за побрякушек, - наставительным тоном произнесла она. – А мамочка твоя была бы самой натуральной ведьмой. И в моей сказке ее сожгли бы на костре. Только ей не говори.
Будут ли его забавлять ее шутки, когда он научится их понимать? Сможет ли она шутить?
- Но ты жил бы в замке. Большом-большом замке с высокими каменными стенами. Так полагается всем маленьким принцам. Какой же принц без замка? Ты был бы очень хитрым и обязательно сразился бы со злодеем в его высокой башне. И почему злодеи так любят башни? Чуть толкнешь – и кувырнулся через парапет. Можешь еще спасти принцессу. Если захочешь. Кому только они нужны эти принцессы? Правда же?
Драго был увлечен браслетом и, к счастью, был слишком мал, чтобы спросить крестную, кем она будет в этой сказке.
-  Я буду сидеть в темнице. Меня туда заточил злой волшебник.
- Но я же победил злодея! Сама сказала!
- Злодеев много бывает. Моего пусть кто-нибудь другой побеждает. Рыцарям тоже что-то есть надо.
- Но добро победит?
- Мы победим, маленький принц. Мы победим.

Так всегда бывает в сказках. Пусть моя хоть в чем-то будет похожа на правильную.
В правильных сказках крестные обязательно добрые феи. Они приносят тебя волшебные подарки, а не ночуют в полицейском участке, ввязавшись в пьяную драку после известия о твоем рождении.

- Ригель, алло. Ригель? У меня сын. Лилит только что родила, она… Только что родила нам сына.
- Надеюсь, он не унаследовал рыжие волосы.
Пауза. Себастьян, очевидно, на радостях или от волнения (или и то, и другое) не может вникнуть в суть фразы. А ей хочется закричать. От бессильной и совершенно нерациональной обиды.
- Это здорово, Себ.
Он даже не читал ей нотации, внося на следующий день залог. Сказал, что мальчика назвали Драго. Они завернули в магазин игрушек, откуда она отправила его к благоверной с огромным, размером почти с самого Снейка плюшевым драконом.

- Ригель, ты ведь понимаешь, что ты мой единственный друг?
- Если на тебя опять кто-то подал в суд, я не буду этим заниматься. Попробуй хамить окружающим поменьше, - пробормотала она под нос, впрочем, Себастьян был слишком поглощен собой, чтобы услышать.
- И та изящная попойка перед свадьбой выйдет тебе боком? Одним словом, это прелюдия к тому, чтобы ты стала крестной Драго.
Ты жестокий человек, Себастьян Снейк, тебе говорили об этом? Наверняка.

Себ обещал вернуться раньше, а непривыкшая ложиться до трех ночи Ригель с чувством времени была не в ладах.
- Вот так неожиданность. Где Себастьян Снейк?
На пороге нарисовалась Лилит, и мадам Элекстрано помянула друга недобрым словом.
- Упс. Кажется, к вражеским войскам прибыло подкрепление, - прошептала Ригель на ухо Драго, скосив глаза на армию фигурок у ног Лилит, которые до этого подвергались вполне успешным атакам машинками, исполнявшими роль верных рыцарей и боевых драконов.
- Твой супруг смылся по каким-то важным научным делам.
Ригель брезгливо втянула носом воздух. Даже если бы миссис Снейк облилась духами с ног до головы, рядом с ней она все равно почувствовала бы ненавистный больничный запах.

*

Реплики Себастьяна за авторством Профессора.

+4

4

А по саду снуют воробьи, 
Улыбаются дети в колясках. 

Им пока еще можно солгать, 
Будто жизнь - это добрая сказка. 

Будто дом - это светлый дворец, 
И живут в нем веселые гномы. 

Снять пальто и, повесив на гвоздь, 
Тихо выдохнуть: "Вот мы и дома!" (с)

- Твой супруг смылся по каким-то важным научным делам.
От взора Лилит, несколько размытого и замыленного минувшим рабочим временем, увы, не укрылась брезгливость, скользнувшая в жесте Ригель.
На то, чтобы вспылить и обижаться особенных сил не было.
Звонить Себастьяну и учинять ему дикий скандал агрхкакогочертаяжеговорила!!! Лилит тоже не собиралась. Да, он позвал Ригель посидеть с сыном. Да, Ригель, похоже, даже не была намерена укладывать ребенка спать вовремя. Откуда ей-то знать, когда для детей наступает это мистическое "вовремя"?. Пожалуй, это не оправдание царившему в гостиной хаосу, но.
- И что же, мне тут никто не рад?
Вопрос был риторический, по крайней мере, в отношении лучшей подруги мужа.
Зато Драго навострил ушки, вскинулся и, соображая, к чему клонит мать, соскочил из рук крестной, с размаху врезаясь в ноги Лилит.
- Привет, ковбой, - охнула и, превозмогая, обусловленную усталостью боль, пульсирующую в спине, положила жужжащую машинку на пол, поднимая малыша на руки: - Догадываешься, что ты сейчас будешь делать?
- Полядок!
- Правильно, - Лилит сжала его в объятиях крепче: - Пора убирать игрушки, умываться, чистить зубы и идти спать.
- Ну, мама! Мы исьо не спасли плинцессу. Она умлет от тоски в басне.
- Вот как? Ну, если умрет, тогда. Что поделать. Надо спасать. Вот как мы поступим. Я пойду в ванную, буквально на пятнадцать минут. И чтобы за это время, все принцессы были спасены, а игрушки лежали по местам.
- Есть, мой капитан!
Драго торжественно отсалютовал ладошкой и вернулся к Ригель. Лилит вышла из гостиной.
Она всегда предпочитала компромиссы прямым запретам, когда этого реально выходило достичь. Уже сейчас было иногда заметно, что Драго это точка на стыке родительских характеров, из которой произрастает собственный, да не слабый.
Себастьян извечно прогибался и уступал. То ли ещё будет, когда сын подрастет, осознав все имеющиеся рычаги давления, не говоря уже о наступлении юности. Ууу, веревки из папочки сможет вить.
Вить канаты, вышивать и плести макраме из мамочки - где сядешь, там и слезешь. Мальчик умен, значит, скорее будет выбирать компромисс, удовлетворяющий двоих, чем прямое поражение. 
По-быстрому приняв душ, Лилит влезла в длинный, махровый, темно-зеленый халат.
Приготовила всё необходимое для вечерних водных процедур Драго и направилась обратно в гостиную.

...

- Лилит, Ригель станет крестной нашего сына.
Она подняла голову, отрываясь от невнятного клубка, в котором спицы запутались окончательно. Как они вообще это делают, дурацкая наука. Выпрямилась в кресле. Прищурилась. Брови медленно поползли выше, но, даже убеги обе на затылок, это не выразило бы всю степень её шока. 
В глазах явно вскочили два вопросительных знака.
Тилинь-тилинь.
Дзыньк.
????
- Лилит.
Тилинь-тилинь.
????!
- Хорошо.

...

Вернувшись в гостиную, Лилит с удовлетворением обнаружила порядок. Драго честно убрал игрушки по местам, зная, что это тоже, безусловно, уйдет в откуп к неправильному времени похода в кровать.
- Умница, теперь марш в ванную. Я его уложу.
Обратилась к миссис Электрано.
Тоном: "Можешь вызвать такси и сбежать, если хочешь", сказала это Лилит, прекрасно понимая, что раз уж теперь она здесь...
Ригель может быть абсолютно свободна и, вероятнее всего, этим правом воспользуется. Лишнюю минутку задерживаться в доме, где более не держат данные Себастьяну обязательства - ни к чему.
Драго крепко обнял Ригель за шею, с присущей только существам его возраста искренностью, пожелал спокойной ночи и спросил, бросив заинтересованный взгляд на Лилит:
- Мама, а ты тоже обнимешь Игель?
- Не сейчас.
Чуть не поперхнулась воздухом. Вдох. Выдох.
И потом тоже нет. Ох, уж эта детская наивность. Лилит сдержанно вздохнула, прекрасно осознавая, что как только ребенок займёт место в своей теплой постели, вместо него в комнате незамедлительно окажется напряжение.
Может, изменить себе и разрешить им погудеть ещё?
Нет, нельзя.
Сын явно выжидал, надеясь на перемену вердикта и маячил в проходе, а потом вдруг спросил:
- Мама, а посему юдей сжигают на костле?
- Что?
- В сказках.
- В каких ещё сказках...
Лилит взбешенно скрипнула зубами и посмотрела на Ригель очень выразительно, буквально ты что, сказки про фашистские печи концлагерей ему читала, я бы не удивилась.
Дождавшись, пока сын всё-таки умчится в сторону ванной, негромко топая, Лилит дернула плечом, направившись за ним. 
Она не надеялась найти Ригель в гостиной, когда в третий раз вернется из детской.

Отредактировано Lily Potter (2016-09-18 17:19:07)

+3

5

Летит из пламени костра мне вслед проклятие.

Быть крестной означало дарить неприлично дорогие и громоздкие подарки на дни Рождения и Рождество. Может быть, это подразумевало и присутствие на рождественском ужине, но Ригель никогда не ела индейку за одним столом со Снейками.
Быть крестной означало развлекать ребенка, когда его родители не могут за ним присмотреть. Драго радовался ей, действительно радовался, и ее каждый раз внутренне коробила искренность, с которой он с готовностью обнимал ее.
Однако, не она загоняла этого ребенка в ванную по вечерам, не она готовила ему еду, не она укладывала ее спать.
Не ей был адресован вопрос: «Мама, а посему юдей сжигают на костле?»

Ригель надеялась поговорить с Себом за чашкой кофе, когда тот вернется со своих архиважных дел, ворча на погоду, премьер-министра и все человечество в целом. Коротать вечер в компании его жены не входило в ее планы.
Из ванной комнаты доносился плеск воды.
Холодно. В присутствии твоей жены мне чудовищно холодно, Себастьян Снейк.
Казалось, будто своим появлением она отбирает у Ригель что-то очень важное. Нет, она не отобрала у нее Себа. Потому что никогда не ставила его перед выбором. Чертова ведьма. Она не запрещала общаться с Драго. Я же знаю, что ты сверлишь меня настороженным взглядом, как бы ничего не случилось с твоим сыном. Ты само напоминание о том, что Драго – твой ребенок. Как будто об этом можно забыть.
Ригель казалось, что однажды из-за этой женщины ее жизнь может развалиться на части. Даже если ведьма сгорит на своем костре.
Она потрясла головой. Надо меньше увлекаться детским фольклором. До добра не доводить. Над вопросом можно ли считать детским фольклором историю испанской инквизиции, Ригель как-то не задумывалась.
На улице было промозгло, и возвращаться туда ее совершенно не тянуло. К тому же, нельзя позволять миссис Снейк вытурить ее из дома крестника и лучшего друга одним своим присутствием. А кофе был отличным планом.
Кухня встретила ее чистотой, которой никогда не наблюдалось в доме самой Ригель. Она потянула на себя дверцу шкафа, осматривая содержимое. В пределах видимости кофе не наблюдалось.
За спиной послышались шаги. Самое время метнуться к раковине и угрожающе вооружиться вилкой.   
- Уже готова меня обнять или сначала выпьем на брудершафт?
Ригель обернулась, смерив Лилит насмешливым взглядом.

+3

6

Лилит с радостью помогла сыну завершить все дела в ванной и потом даже позволила себе добраться до его спальни наперегонки, что означало полностью исчерпанный конфликт, больше никого ни на кого не сердится и капельки, да и не было никакой ссоры. Смеясь, плотно укрыла одеялом:
- Теперь спать. 
Уже привычно огляделась вокруг и тот, кого она искала, величественно скакнул на постель, выбравшись откуда-то из-под кровати, изящно выгнув хвост трубой. Будто специально ждал, дабы наиболее театрально появиться. Реджинальд густо распушился, тыкаясь головой в ладони хозяйки. Соскучился, да.
- Хватит красоваться. Ты опять надумал тут всю ночь просидеть? Не так уж часто она к нам приходит. 
Однако, судьбу кота временно, но непреклонно верно решило невнятное: "Леджи!" и, сразу же после этого, ему пришлось смириться с взятием в плен на неопределенный срок. 
Вообще-то, кот был с высоковольтным норовом. И ни одному ребенку не позволил бы себя таскать из угла в угол. Но Драго Снейк был пока ещё мал и он был сыном Лилит, а значит обладал некоторыми бесспорными преимуществами. 
Парочка пушистых и не очень мужчин - сами обрекли себя на жизнь по законам Лилит. 
Один женился, второй на улице слишком громко мяукал.
Кто из них есть кто, понятно, как можно надеяться.

- Уже готова меня обнять или сначала выпьем на брудершафт?
В гостиной она её действительно не обнаружила.
Прислонившись плечом к дверному проему в кухне, Лилит вздохнула и завела за ухо прядь волос, скользнув взглядом по распахнутой дверце шкафа. И что там Ригель - позабыла, вчерашний день?
- Ну, в этом шкафу занимательных предметов для распития на брудершафт ты точно не найдешь. Если ищешь кофе, то он в секции ниже. Ниже. Совсем ниже. Не знаю, любишь ли ты возиться с туркой так же, как Себ...она тоже где-то там, если что. Но должен найтись и растворимый. Чего покрепче кофе - это в зале. А чашку можно взять вон ту, с апельсинчиками. Или лимонами, даже не знаю, что тебе больше нравится.
Чашку с апельсинчиками - Лилит ненавидела всей душой. Этот сервиз мама прислала на вторую годовщину свадьбы, или какое-то Рождество, дочь была так зла, что даже праздник не запомнила. Эти чашки были приплюснутые, безвкусные, кислотные, отвратительно желтые и отвратительно оранжевые, а на донышках - изображение разрезанного апельсина, или лимона. 
Они не подходили в интерьер абсолютно. 
Их было десять. Десять чашек, блюдца и пузатый уродливый чайник. Миссис Снейк всё же оставила одну апельсиновую и одну лимонную и обе для Ригель.
Остальное было унесено подальше с глаз, куда-нибудь в кладовку. Если бы Лилит знала, почему Ригель настолько ненавидит апельсины, она бы не стала на этом акцентировать, безусловно. Никогда. Ни за что.
Но она не обладала этим знанием.
И значит, могла.

чашки с апельсинчиками

http://se.uploads.ru/t/YIwBX.jpg

+4

7

А движения неловки,
Будто бы из мышеловки,
Будто бы из мышеловки,
Только вырвалась она.

Дверца нижнего шкафчика послушно отворилась и пальцы успели вцепиться в банку с растворимым кофе, а голос Лилит все журчал и журчал на заднем плане раздражающим ручейком.
- ... А чашку можно взять вон ту, с апельсинчиками. Или лимонами, даже не знаю, что тебе больше нравится.
Ригель распрямилась и взгляд автоматически упал на сервиз предлагаемый доброй хозяйкой. Отвратительный рыжий фрукт смотрел на нее со дна издевательски щеголявшей белизной чашки.
Апельсин катится по белой простыне и с глухим «бам» падает на больничный пол.
Банка с кофе выскользнула из ее пальцев, оглушительно зазвенев жестяными бокам о плитку. Крышка с готовностью отлетела в сторону, и содержимое вырвалось на свободу, пачкая пол.
Подавив желание выругаться с помощью нескольких яростных вдохов-выдохов, Ригель с чувством хлопнула дверцей шкафчика.
Где-то наверху засыпал Драго, готовясь погрузиться в сказочную страну, какой бывают детские чистые сны. Его не стоило пугать шумом, звоном и грохотом. Его не стоило пугать портовой руганью и исказившимся в гримасе лицом крестной. В глубине дома раздался легкий и быстрый топоток.
Именно поэтому за утешением он бросится к рыжеволосой ведьме. Среди ее юбок и в ее руках будет искать безопасного пристанища.
Тебе сделали одолжение, Ригель, - с мазохистической жестокостью наградила она себя ударом под ребра.
Из памяти выплыл образ заострившегося хищного лица Вильбурхен. Его окутывал едкий дым, который она клубами выталкивала из себя, прежде чем губы вновь сжимались в жесткую линию.
Ригель все же чертыхнулась сквозь зубы, заметив, что пальцы на автомате уже почти выдернули из кармана пачку сигарет.
В дверях замаячила светловолосая макушка, появляясь в кухне одновременно с веским: Мамочка!
Обогнув разоренную банку с кофе по большой дуге, Ригель поспешила убраться подальше от трогательной семейной сцены. Ей не хотелось смотреть на то, как Лилит – святая Лилит – будет успокаивать встревоженного ребенка. Ей не хотелось встречаться с убийственным осуждением в зеленых глазах. Но больше всего ей не хотелось смотреть в глаза Драго.
- Пожалуй, залезу на полку с тем, что покрепче, - на ходу бросила она, скрываясь в гостиной.
Едва не перевернув журнальный столик и не наступив на хвост рыжему зверю, которого Снейки почему-то считали домашним питомцем, она нарезала по комнате несколько бессмысленных кругов, мечась как раненный зверь по клетке.
- Сгинь, нечисть! – угрожающе шикнула она на кота, снова вздумавшего преградить ей дорогу.
Бар поддался с первого раза и Ригель, не глядя, подцепила початую бутылку. Несколько быстрых глотков. Надсадный кашель. Заслезившиеся глаза. Дышать стало легче, и она с удовлетворенным вздохом повалилась на диван.

За три слова до паденья,
За второе за рожденье,
За второе за рожденье,
Пей до полночи одна.

Пикник - Мышеловка

+3

8

Лилит прерывисто шикнула, сдержанно выражая этим весь спектр испытываемых эмоций, отнюдь не позитивных. Недовольство грозило оказаться надутым парусом на этом адмиралтейском фрегате. Что она такого сказала?
И разве это было соизмеримо с тем, чтобы подобным образом выражаться и так громыхать?. Конечно же, нет!
Теперь - темно-каштановый кофейный песок на полу.
Теперь - разворошенный полусонный сын.
- Мамочка! 
- Да, милый, я сейчас...
"Я сейчас сделаю из кого-то набивное чучело вороны". Впрочем, обеспокоенный ребенок уже был здесь, сразу же найдя глазами мать, словно оплот всего сущего, а Лилит ничего не оставалось, кроме как присесть к нему, беря на руки и распрямляясь:
- Ничего страшного. Крестная нечаянно рассыпала кофе. Сейчас мы с тобой всё уберем и вернемся в постель. Хорошо?
- Холошо.
- Пожалуй, залезу на полку с тем, что покрепче.
- Ничуть не удивлена. 
Проводив взглядом Ригель, пускай та уж лучше воюет с той бутылкой, которую найдет перво-наперво, чем разносит кухню и дальше, Снейк посадила Драго на стул и достала тряпку. Заглянула в банку, где мало что осталось, убрала на место.
Только она начала собирать влажной тканью, сложенной вдвое, ароматные мелко промолотые горстки, как под потолком замерцал свет. Драго задрал светловолосую голову вверх и в его голосе опять появились нехорошие подрагивающие нотки:
- Мааам...
- Ничего, дорогой. Это всё от того, что уже поздно и...
- А полтелгейстов не бываеть?
- Кого? Полтергейстов? Конечно, не бывает! Ни привидений, ни полтергейстов...про них тебе тоже Ригель рассказала? Только не говори, что она тебе "Охотников за привидениями" показывала!
"Иначе я её убью".
- Не-е-е, это ба-ба.
- Бабушка? Она звонила?
Драго несколько раз утвердительно помахал головой. Лилит разъяренно втянула воздух через нос, старательно пытаясь не выйти из берегов. Офелия нашла себе новое развлечение, когда их сын научился говорить. Звонить по городскому телефону и рассказывать мальчику про страшных оборотней, зомби и драконов.
Про чернокнижников, ведьм и людоедов. Про ужасного полувеликана по имени Диргах, который может одномоментно слопать повозку, вместе с лошадьми. Бабушкины сказки, ничего не... Лилит пресекала данное общение, насколько это было ей под силу и уже один раз успела поменять номер. Впрочем, совсем скоро Драго научится посылать бабулю класть трубку на рычаг, не слушая льющиеся с того конца провода бредни. 
Свет замерцал ещё раз, на пять секунд погружая кухню во тьму. 
- Ох, нет... 
Она по-прежнему надеялась, что ну, не сегодня, зачем обязательно сейчас. 
- Ма... - начал Драго, слезая со стула и подходя к ней очень вовремя, потому что свет как раз погас: - Это Взык! 
- Кто? 
- У полтелгейста имя такое. 
- Вжик? 
- Взык. Он светом иглает... 
- Уф, нет, милый. Никакие вредные полтергейсты, со странным именем из четырех букв, нашим светом не играют...это просто... 
Лилит вновь поднялась на ноги, держа сына на руках и забыв про кофе - можно даже не чаять собрать его в темноте, а темнота царила и на выходе из кухни. 
В прихожей. В холле. На пути в гостиную. И в гостиной. 
- Выбило пробки, - коротко сообщила Лилит, сощурившись и с трудом определяя на диване силуэт Ригель: - Опять. Добро пожаловать в дом Снейков! Та-дааам. Вам посчастливилось присутствовать на две тысячи пятьсот тридцать третьем вылете наших чудесных пробок. 
Она посадила Драго на диван, а малыш сразу безоговорочно вознамерился опять залезть на руки крестной матери.
Родная мать была слишком занята поиском чего-то в шкафу. Гостиная состояла наполовину из старой, а наполовину из новой мебели. Вперемешку обстановочка являла собой странноватый нескладный ансамбль.
В этом доме нельзя было соскучиться с самого начала. Ей казалось, что Себастьян тысячу(триллион) раз пожалел, что она уговорила его тогда на ненадежную, неоправданно дешевую покупку, мотивируя: ничего, постепенно всё заменим, отремонтируем, обновим... нет, кое-что они и правда уже заменили, отремонтировали и обновили. Как-никак, почти полтора года прошло со времен въезда. 
Из подвала была окончательно изгнана сырость и крысы. Котельная работала стабильнее. Крыша подлаталась. Кое-где перестелены полы, переклеены обои, пристроены новые занавески. 
Ряды мебели - приняли перемены и в себя, освежив обстановку комнат. 
На чердаке перестали жить голуби, хотя, поначалу, Лилит даже нравилось, как они ворковали по утрам. 
На изначальном месте оставался покамест лишь кособокий гараж - если у них когда-нибудь появится машина, нужно будет ставить новый, да детская площадка, напоминающая собой скорее груду металла. Играть они с Драго ходили в парк, или ещё куда-то, а отец обещал, что на трехлетие мальчика - будет у него новая, своя собственная игровая площадка. 
Дочь верила. 
И строго-настрого запрещала играть в своем дворе. 
- Вон он, - Лилит победно взвесила на ладони фонарик, нажимая на кнопку. Явился округлый белесо-желтый луч, но тоже замерцал, начиная затухать, после чего Снейк в сердцах пару раз стукнула прибор о ладонь: - Да чтоб тебя!

+3

9

Самое первое, что надо узнавать, заселяясь в новый дом - где здесь электрощиток и где перекрывается вода. Этому нехитрому правилу Ригель  научил один парень, которому не посчастливилось снимать квартиру этажом ниже. Точнее, сначала он грозился вынести дверь, пока она помятая и не до конца проснувшаяся пыталась понять, какого черта ноги утопают в нехилой луже вместо ворса ковра. Потом впущенный в квартиру вежливый сосед с использованием нецензурной лексики выяснял, сколько она здесь живет и почему не знает, как перекрыть воду. Самозабвенно поорав друг на друга ещё какое-то время, они совместными усилиями остановили потоп. Про первое правило он рассказал на следующее утро, когда варил для нее кофе.
Пока Лилит искала фонарик, Драго забрался к ней на колени и теперь сосредоточенно сопел. Сопение было не слишком довольными и Ригель машинально перебирала волосы на макушке крестника.
- Да чтоб тебя!
Фонарик скоропостижно скончался, Драго на руках засопел чаще.
- Взык!
Только не плачь.
Ригель крепче обняла ребёнка, но тот вдруг начал вырываться.
- Мам! Ма!
Спокойно. Дыши.
Она поднялась с дивана, держа Драго на руках, и подошла к Лилит.
Отпусти его.
Передала с рук на руки. Отступила на два шага. Потом ещё на один.
- Я проверю щиток, - голос словно деревянный. - Сама знаю, где. Там ещё, помнится, канделябр есть.

Недалёкое прошлое.

Ригель нагло пользуется отсутствием Лилит и Драго. На улице уже темно, она все ещё сидит на подоконнике в кухне Снейков, болтая ногами в красных туфлях. Жаль только курить Себ запретил под страхом смертной казни. Сам хозяин как раз встает, чтобы поставить чайник. Щелчок по кнопке оканчивается тем, что на дом падает темнота.
- Чертова проводка. Есть фонарик?
- Извини, вчера кинула своим телефоном в телевизор. Знаешь, где щиток?
- Конечно, - язвительно. - Снимай каблуки, пошли в подвал.
В полумраке Ригель видит, как он снимает с полки канделябр.
- Ничего не говори, - предостерегает Себастьян.
Ригель достаёт зажигалку и поджигает фитильки.
- Романтический ужин при свечах?
- Я же сказал: ничего не говори.
С щитком они разбираются быстро - действительно, пробки. Ненужный канделябр Ригель оставляет на полу.

Оставив, Лилит и Драго наверху, она спустилась в подвал, подсвечивая путь зажигалкой. Щиток не радовал. Починить электричество фразой «да будет свет» сегодня не вышло. Канделябр действительно стоял на полу. Ригель подожгла свечи и вернулась в темную гостиную.
- Похоже предохранитель полетел. Абракадабра не сработала.

+3


Вы здесь » HP: AFTERLIFE » Афтерлайф: прошлое » "Ну хорошо, гремите, только тихо!"