HP: AFTERLIFE

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: AFTERLIFE » Афтерлайф: прошлое » The Noble and Most Ancient House


The Noble and Most Ancient House

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

1. Название
The Noble and Most Ancient House.
2. Участники
Беллатрикс Лестрейндж, Сириус Блэк.
3. Место и время действия
24 года назад, особняк 12 по Постморской улице, он же особняк Уайт.
4. Краткое описание отыгрыша
Кикимер чистит, — повторил эльф. — Кикимер верой и правдой служит благороднейшему и древнейшему дому Блэков...
— Благороднейшему и грязнейшему, — сказал Сириус. — Чистит он...

+1

2

В тот час, когда уверенность слаба,
Не будут колебания во благо.
Твой миг невозвращения, Бродяга,
Войти в ту дверь. И выйти из себя.

Процион боялся немногого. Он опасался, по большому счету, к своим пятнадцати, только трех вещей – сумасшествия, замкнутого пространства и темноты. Причем, два последних страха обычно существовали сообща – темнота в замкнутом пространстве. Ты сидишь в комнате, холодно, за старыми витражными окнами гуляет ветер, задувая в щели и пробирая до костей. Мачеха из сказок лишила одеяла – аристократы должны быть хладнокровны – во всех смыслах. Процион не мог заснуть – стучали зубы, больше от страха, чем от ветра, но стены давили серой безнадежностью, а ветер пел о вечности и смерти.
Так прошло его детство. Уайт все еще распахивал настежь окна и прогревал квартиру до тех пор, пока от стен не повалит пар. Он ненавидел холод. Слишком сильно ненавидел. Он даже не лазал мальчишкой по подвалами – оттуда несло плесенью и холодным камнем. Процион раньше даже не думал, что камни могут пахнуть. Могут. Могут вонять, источая зловоние. Это было в порядке вещей.
Вильбурхен заперла его в подвале однажды – ей пришло в голову, что он слишком сильно шумит – нельзя было приручить буйную голову ее неродного сынка по-другому. Впрочем, ничего не вышло, как бы она не старалась. Она была сумасшедшей, эта старуха. Она была сумасшедшей старухой даже в двадцать – ей нельзя было доверять детей. Чокнутая бабка и ее калека-дом.
Начало конца настало сегодня.
Мерзавц! Отребье! Порождение порока и грязи. Вон отсюда! Как ты смеешь осквернять дом моих предков… - Вильбурхен неистовствовала. Процион долго не мог понять причины столь волнительного вдовьего плача – оказалось все на удивление просто. Тетушка собралась его женить – и скандал с путанами не вписывался в ту идиллию с отличной партией, которую вообразила себе сумасшедшая старуха. Она двинулась уже давно, но это вышло за все возможные пределы – его собрались женить на высокомерной девчонке с кошельком вместо сердца и мозгом размером с его же особняк. Она улыбалась приторной улыбочкой, а глаза грозили растерзать за первую же провинность. Ужасная женщина, госпожа Беатрис – пусть и из старого аристократичного рода. Процион на такое не соглашался был не намерен – он был еще молод и хотел гулять. А Вильдбурхен еще пришло в голову, что он, как образцовый выходец из их семейства обязан окончить образование. И помолвка с хорошей партией определит его будущее.
- Я не собираюсь тебя слушать, старая карга! Ты мне не мать! - в ушах звенели вопли от грязной склоки, а Процион зло и споро кидал вещи в чемодан – много ему не надо. Плеер, пара книг, пара джинсов, несколько футболок, куртка. Главное – не забыть гитару.
Рука наткнулась на диплом – сдался он ему? Может пылиться тут – он учиться не собирался. Ему было куда идти, и он сам может решать, как ему жить. И эта мерзкая старуха ему не мать – еще она будет указывать, кого ему трахать, и кому кольца дарить.
Семейные, черт бы из побрал.
- Ты не смеешь мне приказывать!
Ни за что!
- Убирайся!
Да сколько угодно!
Процион уже направился было к двери, как понял, что в старой квартире, что оставили ему родители нет музыки, и стоило бы закинуть в чемодан пару кассет. Он остановился у старого секретера. Ладно, много кассет – все кассеты! Не сдались они тут больше никому! Ригель все равно отсюда скоро свалит – нечего ей тут делать. И вообще – это его жизнь, и его кассеты. Еще чего –не будет он их оставлять. Хватит тетушке плаката Led zeppelin. Можно еще голых баб поверх накидать – журналы с порнухой Процион старательно прятал в тумбочку, но позлить старуху будет весело – может, хоть в обморок грохнется, как викторианская девица.
Процион ссыпал в чемодан все кассеты, и швырнул на пол стопку журналов – крушить комнату было весело.

Отредактировано Sirius Black (2018-02-03 18:30:09)

+3


Вы здесь » HP: AFTERLIFE » Афтерлайф: прошлое » The Noble and Most Ancient House