HP: AFTERLIFE

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: AFTERLIFE » Афтерлайф: настоящее » Ночи без мягких знаков


Ночи без мягких знаков

Сообщений 1 страница 30 из 47

1

1. Название
"Ночи без мягких знаков"
2. Участники
Джек Статуар, Гарри Певерелл
3. Место и время действия
31 июля текущего года
4. Краткое описание отыгрыша Странная встреча после бессонной ночи, или немного о том, как не должно проходить воссоединением семьи.

+1

2

-С днем рождения, Гарри, - каких трудов ему стоило убедить всех, что он уже спит, дождаться, пока Драго уже перестанет ошиваться под дверью, чтобы стать первым, кто поздравит, пока его мама его не прогнала. Обычно Драго присылал сообщение на телефон ровно в полночь, надеясь, что разбудит Гарри, но он всегда ошибался. Гарри никогда не спал в ночь на свой день рождения. Кто-то может подумать, что он делал это намеренно, чтобы все двадцать четыре часа вобрать полностью, а он просто не мог. Дурацкая привычка с самого рождения - не спать. Родители ругались, если он вставал и выходил из комнаты. Как они вообще его слышали, он так старался быть незаметным. В другой год, тридцатого июля, он переделал кучу дел, не спал, много бегал, даже газон подстриг в надежде, что он так устанет, что глаза не распахнуться в полночь. Обманулся.
На небе не было ни облачка, где-то прозвучал звук резко тормозящего мотоцикла. Гарри улыбнулся. Он сидел на кровати, боясь подняться, вдруг половица скрипнет, и он снова причинит кому-то неудобство. Может быть, ему стоит найти какую-нибудь работу, чтобы снимать комнату, жить одному и никому не мешать? Глупая идея, ведь он ничего не умеет. Он даже отучиться нормально не смог. И все-таки он подошел к окну и пригляделся. Вокруг было так тихо, так волшебно, не побоялся он такой мысли, хоть она и была детской. Мальчиком он верил, что деревья умеют шевелиться, а в сказках писали про нимф, сатиров, которых он точно встречать не хотел, лучше уж кентавры. Оттого ему никогда не было страшно ходить в лес. Он даже Драго туда затащил однажды, им было лет по двенадцать, тот все время чего-то боялся, и если бы не его душераздирающий вопль, они обязательно что-нибудь нашли бы...вернее влипли бы в какую-нибудь историю.
-Девятнадцать? -он подышал на стекло и вывел на нем число девятнадцать, которое быстро исчезло, словно его никогда и не было, словно и не жил Гарри Певерелл эти девятнадцать лет. Многие становятся уже великими в этом возрасте, и отец не раз ему говорил о том, что нужно делать, что возымело обратный эффект. "Я не хочу быть великим", "Я не хочу быть самым умным в классе", "Я не хочу быть лучшим", наконец, "Я не хочу быть Певереллом" - последнее он никогда не произносил вслух, но порой ему казалось, что все его мысли, как на ладони у его отца, и он вытаскивает их, как из карточной колоды, не разбираясь, какой они масти, к кому или чему имеют отношение. Ему было так удобно.
Еще шесть часов до утра, когда вся семья Снейков встанет, разойдется по своим делам, кроме разве что Драго, а Гарри и не знал, чем ему заняться. Он убрался в комнате, нашел парочку книг, попытался начать читать, но при свете уличных фонарей и луны это было крайне сложно с его зрением, поэтому он понял - не судьба.
Юркнул под одеяло, когда в коридоре раздались тихие шаги миссис Снейк. Мягкие, такие добрые. Он удивлялся, как она умеет ловко управлять мистером Снейком, от которого все готовы спрятаться под стол, но ей стоит только на него взглянуть...Гарри всегда сторонился ее взгляда, не хотел пересекаться, потому что однажды чуть не утонул в ее глазах, готов был рассказать ей все, что она попросит, стоило бы держаться от нее подальше вообще.
Уверенные даже ранним утром шаги ее мужа возвестили о том, что они вот-вот уедут на работу. Было еще два часа до того, как Драго проснется и начнет свои поздравления. Может быть, успеет сбежать? Гарри быстро надел джинсы и футболку с драконом, глянул в окно - там солнечно и тепло, но из-за раннего времени стоило прихватить что-то сверху, только у Гарри ничего не было, кроме курток. Он махнул рукой, решив, что не замерзнет. Проглотив стакан сока, он вышел на улицу и чуть не споткнулся о сверток, который лежал на крыльце. Адресован он был ему, кажется. "Гарри Пе...р.." - фамилия была какой-то размытой и зажеванной, но адрес был точный. Кто-то знал, что Гарри живет здесь, и это напрягало, ведь посылка не идет полдня. Он осторожно, но быстро вскрыл ее прямо тут на крыльце. Из нее выпала записка.
-Используй ее с умом..ее? - он развернул это платье и не понял. Какой-то старый плащ, с капюшоном. - А где коса? - обратился он к окружавшей его пустоте. Очень странный подарок. Честно говоря, эта штука напомнила ему смерть с косой. Обратного адреса не было и у Гарри появилась цель - узнать отправителя. Он сложил паковку, кинул эту робу себе на плечо с одной стороны и зашагал в сторону почты. Пусть солнце уже вставало, но дул ветел, Гарри покрылся мурашками.
Его не пугал уже подарок, напротив, он вдруг подумал, что кто-то другой, со стороны, хотел сделать ему приятное..или подставить? Почему он не может просто довериться? Потому что доверять людям вредно для здоровья!
Изнутри плащ показался ему очень мягким и приятным на ощупь, таким легким, что Гарри даже попробовал надеть на себя капюшон. Улыбнулся. Впервые за это день он улыбнулся, пока не раздался свист колес, удар чуть выше колена, и Гарри уже валялся на земле.
-С днем рождения, Гарри,- вырвалось у него. Поворачиваясь на бок, чтобы встать, он случайно сбросил с себя этот плащ, но встать пока не смог, вокруг глаз летали звездочки, красивые, цветные, как фейерверк.

+4

3

Джек Статуар, как водится, был пьян, лохмат и пребывал не в духе.
Весь предыдущий вечер он был вынужден торчать на презентации нового телепроекта, а после - на застолье по случаю получения гранта на его воплощение. Автор идеи, молодящаяся дама далеко уже не бальзаковского возраста, считала своим святым долгом благоустройство семейной жизни каждого из коллег, и именно по этой причине Джек стал для неё красной тряпкой. Весь вечер дама ходила за ним по пятам, расспрашивала про личную жизнь и настоятельно требовала записать телефон "одной хорошенькой юной особы".
И если первые два часа Статуар был весьма вежлив, то десяток рюмок хорошего коньяка смыли с него всю учтивость ровно на том моменте, когда к обсуждению его одиночества подключился едва ли не весь пиар-отдел. В конце концов Джек, сказанув коллегам пару непечатных выражений и опрокинув залпом ещё пяток рюмок, триумфально удалился на свидание с белым другом.
Теперь же жутко болела голова, и дорога под колесами седана то и дело уплывала куда-то в сторону. Джек толком не помнил, почему не вызвал такси или хотя бы водителя, который доставил бы его бренное тело без гипотетического вреда для него же и окружающих, но чувствовал, что причина была веской. Чуть позже он вспомнит, что остаток средств на карте ещё неделю назад был заблокирован после очередного карточного фиаско, а последнюю наличность пришлось отдать пресловутой коллеге на химчистку её блузы, куда Статуар в запале выплеснул стакан пунша.
Пока же машина, чуть виляя, ползла по пустым дорогам. Благословляя каждого человека, который решил сегодняшней ночью остаться дома, Джек барабанил по рулю в такт музыке и старался фокусировать зрение на плывущем впереди асфальте. Десятью минутами позже, осмелев и понадеявшись на сознательных сограждан, Статуар неуверенно прибавил скорости.
В крови ещё играл адреналин. Джек смутно помнил детали банкетного происшествия, но вот тупую злость ощущал до сих пор. Злился на коллегу-сваху, на подкаблучников из других отделов, на "одну хорошенькую юную особу", на слишком крепкий коньяк и, безусловно, на себя. Сколь сильно бы он не кичился своей независимостью, одно оставалось несомненным - Джек любил нравится людям.
И ещё он любил своё прошлое.
А чтобы понравится людям, надо было забыть своё прошлое. Перешагнуть через него, затереть, оставить позади и пресловуто идти дальше - и тут уж Джек ненавидел каждого человека, который мог толкать его к такой мысли.
Словно в отместку Тэд Даффан запел "Born to lose". Джек фыркнул.
О да, Вселенная, браво, весьма иронично.
Что-то подсказывало, что, переключи он трек, за Даффаном последует Коэн, замечающий, что сейчас не время прощаться, а за ним Грейс Слик посоветует найти того, кого можно полюбить. Поэтому палец сам нашёл кнопку fm-радио, и в следующую секунду салон заполнила малопонятная болтовня о финансах и мировой политике.
Когда из динамиков полилась рвущая барабанные перепонки попса, перед седаном появился человек.
То есть вот так просто - появился. Не человек даже, а отдельная его часть, кажется, рука и часть ноги, но мозг сам достроил картину, и через мгновение Джек ударил по тормозам.
Его резко бросило на руль. Грудину сдавило так сильно, что легкие, казалось, сплющились до размера изюма. Ненужная змея ремня безопасности давно пылилась под сидением, и сейчас Статуар впервые в жизни об этом пожалел.
Каким-то чудом он не вылетел через лобовое, поэтому уже в следующий момент ошалело уставился на сбитого любителя ночных прогулок по проезжей части.
В первое мгновение Джеку показалось, что несчастному оторвало голову. Статуар зажмурился, жалея, что не может, аки Элли, ещё и щёлкнуть каблучками туфелек. Сознание подсказывало, что такое просто невозможно, а если и возможно, то дорога уже должна была обагриться несколькими литрами крови.
Открыв глаза, Джек обнаружил, что на дороге лежит уже вполне себе цельный человек. Более того, он даже пытался подняться, решительно наплевав на то, что всего пару секунд назад был вполне себе обезглавлен.
Грешить на белую горячку не приходилось - всё-таки не так много Статуар выпил, к тому же большая часть горячительного уже покинула его организм. Изворотливый мозг быстро задвинул неразбериху на задний план.
Джек вывалился из машины, с трудом проталкивая в лёгкие холодный ночной воздух. Гипотетический самоубийца был жив и визуально невредим, даже что-то пробормотал, и это в определённой мере развязало Статуару руки. И язык.
- Какого дьявола?! Тебе жить надоело, придурок?!

+4

4

Очки. Он потерял очки, и потому все казалось ему размытым. Слава Богу, ему пришлось лишь немного пошарить по себе и асфальту, как очки нашлись, обе половинки.
-Да, ты долбанный олень!- восклицание было брошено в воздух, не то самому Гарри, не то тому мужику, который выскочил и начал на него орать. Ничего себе, как у нас с жертвами теперь разговаривают. Его же и обвиняют, что он шел по пешеходному переходу.
Несмотря на всю свою психованную жизнь, Гарри никогда не хотел покончить жизнь самоубийством. Как и у всякого человека, у него возникали мысли в метро на платформе:"А что будет, если я вот-вот шагну вперед..вот едет поезд,  я шагу - он снесет меня на своей скорости...будет не больно...", - но он продолжал стоять и шаг делал только в вагон. Кому принесла бы пользу его смерть? Никому, а у Гарри была навязчивая идея, что в мире нет ничего ненужного, что если он торчит на этой планете, значит что-то от него надо, но он не поймет чего. Эту идиотскую мысль, кажется, ему вбил все тот же проповедник из местной церкви, когда Гарри еще был маленьким.
Жить ему и правда немного надоело, но бросаться под машину - это не его идея.
-А тебе пить не надоело? - когда Гарри поднялся, опираясь на капот автомобиля, то он почувствовал жуткий запах алкоголя. Жутко-неприятный, потому что он смешивал и пил, судя по всему, что попало. Гарри тоже не ангел, но он хотя бы за руль не садится. Куда подевались все люди? Почему никто не идет на помощь? Почему не появится какая-нибудь старушка, чтобы стукнуть клюкой этому напыщенному мужику по колену, чтобы оно так же сильно болело, как и у Гарри. Между тем, Гарри увлекся своими очками, которые он не ломал с одиннадцати лет? или позже? Где ему теперь взять новые, он так привык к этим! Пусть дебильный и круглым, но они хорошо лежали на переносице...Придется их склеить что ли.
-И не смей на меня орать! - рявкнул он на водителя. Последним, кто на него орал, был его отец, но он даже не орал, а скорее громогласно говорил так, что его слова отпечатывались на корочке мозга. А этот...он истерил. Он явно не умел ругаться и кричать. Не умеешь - не лезь! От этого голоса не становилось страшно, но в какой-то момент он показался знакомым, который вот-вот крикнет: "Гарри! Забери Гарри!" Где-то уже звучала эта фраза, этот голос, но где? Нет, Гарри стукнулся головой, может быть, у него хотя бы сны перестанут появляться дурацкие? Он еще спасибо скажет этому мужику, а пока: Не в том положении! Ты сбил меня на пешеходном переходе, идиот! - и тут Гарри подумал, что он может заработать денег на этом пьяном водителе, а они ему не помешают. С днем рождения, Гарри!
Кстати, об этом. Подарок, из-за которого он вышел из дому, валялся где-то на земле, но где? Гарри посмотрел вниз, а из-за того, что очков не было на носу, он видел все не так. Шаркнув ногой, он почувствовал ткань и быстро подобрал этот плащ, уселся на капот автомобиля в ожидании своих законных денег за моральный ущерб.
А за машиной стали останавливаться другие и сигналить, чтобы тот убрал свою машину, он ведь даже не включил аварийку, но сдвинуть с места Гарри просто так ему вряд ли удастся.

+3

5

Откуда он здесь вообще взялся?! Джек был более чем уверен, что за секунду до столкновения переход был совершенно пуст. Не мог же мальчишка появиться из иного измерения! Статуар хоть и выпил достаточно, но своей памяти доверял всецело, а она упрямо твердила, что глаза Джека не подводили.
Парня отбросило совсем недалеко. Желая разглядеть черты виновника неприятностей, Джек прищурился и вдруг понял, что очки слетели с его переносицы ровно в тот момент, когда капот аккуратно толкнул мальчишку чуть повыше колен. Интересно, стекла уцелели или придётся снова звонить окулисту? Чёрт, да только за последние полгода он поменял уже с десяток очков... Говорили же ему, что все прогрессивные люди давно перешли на линзы.
- Чего?! Джек опешил от такой наглости. Щенок, из-за которого он чуть не поломал себе все рёбра к чертям, смел ещё что-то тявкать! Да откуда ты вообще здесь взялся?! Дома не сидится?!
Мысленно Статуар между тем просчитывал варианты дальнейших действий. Звонить стражам закона было глупо - те даже без специальных приспособлений поймут, что он пьян, а это мгновенное лишение. Откупиться от пацана? Чем? Сегодняшний капитал Джека ограничивался несколькими монетами в кармане. Пройтись по связям? Позвонить в редакцию? Миссис сто-баксов-за-химчистку только посмеётся.
По всему выходило, что если раньше Статуар стоял в дерьме по пояс, то теперь впору было подыскивать водолазный костюм.
Вполне невредимый парень тем временем по-хозяйски уселся на капот седана. Джек ошеломленно моргнул, надеясь, что совесть у шкета появится так же, как пару секунд назад появилась голова. 
- Ты что творишь? Встал быстро!
Заниматься рукоприкладством не хотелось, тем более драться с малолетними было как-то неинтересно и даже низко. Однако желание взять пацана за шкирку и зашвырнуть куда-нибудь в кювет не слушалось никаких доводов чести.
За спиной уже засигналили машины. Джек вздрогнул от резкого звука и метнулся к салону, где ткнул в кнопку включения аварийки и заодно прихватил очки. Не особо доходчивые водители стоящих сзади авто засигналили снова, очевидно, желая, чтобы Джек устроил малолетнему идиоту веселую ночную поездку на капоте. Статуар, может, и был бы не против, но для таких отчаянных маневров выпил всё же недостаточно.
Поэтому он только раздраженно махнул назад, стараясь жестами показать, что в ближайшее время его седан никуда не уедет. Дождавшись, пока водители верно истолкуют послание и их железные кони поползут в объезд по тротуару, Джек нацепил очки (к счастью, относительно невредимые) и снова подошел к пацану. 
Тот действительно был почти невредим. Только джинсы на коленях стёрлись от краткосрочного знакомства с асфальтом. Ничего серьёзного - на причинение физических увечий не потянет. А вот сам парень показался очень знакомым. Не очень высокий, темноволосый, чуть сутулые плечи... В руках он держал сломанные пополам очки и какую-то тряпку, похожую на мантию для карнавала в стиле святой Инквизиции.
Джек мог поклясться, что парень выглядит точно как он сам на фотографиях двадцатилетней давности.
Любопытно. Статуар, конечно, не практиковал моногамию, но за отсутствием последствий своих половых контактов следил всегда. Поэтому точно знал, что английская земля не носит его подрастающих бастардов.
И тем загадочнее была внешность мальчишки, так фривольно рассевшегося на капоте. Джек задумчиво взъерошил волосы. Он уже вполне допускал, что в коньяк могло быть подмешано что-нибудь галлюциногенное, и это объяснение казалось самым логичным и даже желанным.
Ведь все остальные так или иначе констатировали сбой в мировой матрице.
- Встал и ушёл, - уже не так уверенно, но всё же достаточно твёрдо процедил Джек. - Денег у меня нет, вызывать полицию я тоже не буду. Ты свободен. Так и быть, можешь прислать мне счёт за джинсы и перекись водорода. И за очки тоже.
Взгляд замер на разломанных посередине половинках, которые шкет трогательно сжимал в руке. Стёкла толстые - неужто у него и со зрением те же проблемы, что и у Джека?
Статуар хотел было что-то спросить, даже уже рот открыл, но вместо этого вскинулся и рявкнул:
- Пшёл вон!

+2

6

"Что за истеричный олень?" Гарри уже начал успокаиваться, его воодушевляла его наглость. Словно защитный хитин у краба, Гарри покрывался наглостью, хамством и вообще отвратительными чувствами. Как-то школьный психолог спросил у него, почему Гарри не может решить проблему по-другому.
-Потому что мир такой, никто не будет слушать мальчика в очках..-и дело было не в очках. Он попытался однажды сказать учительнице, что один мальчик обижает другого, но она не обратила на это внимание. В следующий раз Гарри врезал этому обидчику, зато более он не высовывался.
"Да, брось, тачка не такая хорошая..",- машина замигала аварийкой, люди стали объезжать, попутно раздраженно сигналя. Этот мужик его уже раздражал, а денег точно не даст. Обидно! У Гарри нет любимой бабуленьки, которая подарит ему двадцатку в конвертике на день рождения. Мог бы хотя бы поинтересоваться, не ушибся ли Гарри. Потому что мир такой. Никому нет дела до того, что его только что сбили. Даже люди, которые проезжали - они проезжали мимо, их раздражал Гарри, который оказался не в том месте, не в то время. Родился неудачно. Расстроился? Да, уж, ничего хорошего, а день мог быть таким удачным - вон ему даже подарок прислали, дурацкий, но все-таки подарок.
"Ах, так!" - неправильное решение, но он принял его. Раз уж ему испортили настроение в такой день, черта с два у этого мужика будет хорошее утро.
- А то что?! - он бросил вызов ему, вставая на капоте в полный рост. Что он на это скажет? Надо было дать ребенку спокойно отсидеться и решить, что делать с очками, а теперь этот слепой котенок будет прыгать по его машине столько, сколько ему захочется, пока не надоест, а мужик опоздает на работу. Он сложил половинки очков и засунул их в передний карман джинс, а сам запрыгнул на крышу машины, потому что с капота его слишком легко было бы согнать. Было,конечно, опасение, что мужик просто сядет за руль и тронется с места, тогда Гарри свалится, но, кто не рискует, тот не выигрывает! Он не стал танцевать, он просто встал и осмотрел сверху улицу - размытая, как из окна после дождя, но огоньки сливались в единые линии, которые были красивыми, но у него был "друг", который отвлекал.
-Ну, и что дальше, Сохатый?! - Гарри рассмеялся, искренне, не с издевкой, а с какой-то даже иронией. Почему Сохатый? Потому что Олень, но именно это слово пришло к нему в голову. Наверное, когда-то читал в какой-то книге, или звучало в фильме про криминальных авторитетов, а может быть та учительница по зоологии все-таки смогла что-то вбить в его бестолковую голову? Нужны ли ему уже деньги? Нет. Что ему вообще нужно от этого мужика? Да, ничего, просто хотелось довести его до истерики, чтобы он прыгал тут на своих копытах, как газелька и пытался согнать Гарри. - Можете мне свои очки подарить, не хочу заказывать новые, - предложил Гарри. Не нравились ему эти очки, которые были на носу у этого мужика, да и он понимал, как никто другой, что двух людей с одинаковым зрением просто не бывает, если, конечно, это не наследственное, но это  мужик явно к их семье не относился. Не было у него семьи, у этого мужика. Если бы была, он точно переполошился бы.
Единственно, что вдруг стукнуло Гарри в голову, что плащ-то он оставил на капоте, но он не был таким уж приглядным, чтобы Олень не забрал себе. Гарри все-таки стал дорожить этим подарком, ведь им как-то пользоваться можно, да еще и с умом.

+3

7

С каждой потраченной минутой у Джека оставалось всё меньше времени, чтобы привести себя в порядок перед дневными съемками. План, который он обрисовал в своей голове (приехать домой, принять душ, выпить чашку крепчайшего кофе и вздремнуть полчаса), катился псу под хвост.
С псом, кстати, тоже стоило бы погулять.
Парень вел себя удивительно нагло для человека, которого только что хорошенько припечатали головой об асфальт. Но строить из себя сердобольного дядюшку Джек не собирался, и вывод о состоянии пацана сделал, исходя из его активности и вполне себе связной речи. Да и язык скорее свернулся бы в трубочку, чем вымолвил заботливое: "Ты как? Не ушибся?"
Статуар коротко выругался, когда шкет сначала встал на капот, а потом выругался очень даже не коротко, когда он перебрался на крышу.
Джек бросил злобный взгляд по сторонам. Чем швырнуть в мальчишку, чтобы не обречь себя на уголовное наказание? Или просто сесть в салон и вдарить по газам, чтобы парень улетел в далёкое далёко? Водители проползающих рядом машин посматривали на парочку неодобрительно, и Джек не без удовлетворения понимал, что главное их недовольство направлено не на него, а на умалишённого покорителя автомобильных крыш.
- Слезай, сукин сын! - взвыл наконец Статуар, когда мозг, проанализировав варианты действий, выдал системную ошибку.
Шкет тем временем швырнул в него очень странным оскорблением. Олень, сохатый - всё это Джек уже где-то слышал, и мгновение спустя кровь в жилах повысила свою температуру, когда память услужливо подсказала, где именно.
Снейк постоянно называл его оленем. Считал, видимо, это самым страшным ругательством, которое мог сгенерировать его скудный мозг. Почему олень? Чёрт знает, Джек не видел в этом копытном ничего оскорбительного. Однако верно говорят, что важно не слово, а смысл, который в него вкладывают. Не даром дети могут довести сверстника до слёз, бросая ему вслед одно и то же слово, которое само по себе не несёт в себе ничего унизительного.
Статуар хотел было схватить парня за штанину и рвануть, что есть силы - пусть придурок расшибёт себе нос, может, вид крови хоть немного приведёт его в себя. Но в тот момент, когда мужчину уже начал протягивать руку, мальчишка почему-то перешёл на "вы".
Джек непонятливо моргнул. Чего он творит? Это какой-то психологический трюк? Если цель его заключалась в дезориентации противника, то всё шло как по маслу.
- Они тебе не подойдут, - пробормотал Статуар, потирая переносицу. Сейчас бы бутылку воды, да со льдом. Тогда искать выход из этой дурацкой переделки стало бы чуть проще. 
Этот резкий переход на какую-никакую вежливость напомнил Джеку ещё кое-что. Перед ним всё-таки подросток, который младше его на пару десятков лет. Его не следует избивать. Его не следует скидывать с капота. Пусть даже этот подросток немного умалишённый - это лишь дополнительный повод вести мирный диалог.
А шельмец явно хотел проблем. Вёл себя нагло и уверенно - так, словно каждый день только и занимался доведением встречных водителей до белого каления. Дальний свет проезжающей мимо машины осветил его сзади, и перед глазами Джека мгновенно возникла его собственная фотография какой-то лохматой давности. На ней Статуар стоял на пьедестале, светясь от счастья из-за очередного выигранного соревнования. Что это было? Регби? Марафон? Единственное, что было важно - то, насколько силуэт парня на крыше седана был похож на силуэт самого Джека на той фотографии.
Мужчина поморщился.
Бред.
- Слезай. Или говори, чего тебе надо, - Джек скрестил на груди руки, строго решив не вестись на дешевые провокации. - Ты сам бросился мне под колёса. Моей вины здесь нет.
Но как бы Джек не пытался себя в этом убедить, он знал, что это не так. И парень, похоже, тоже прекрасно это понимал. И по всему выходило, что это утро могло перерасти в такие проблемы, от которых Джек не смог бы откупиться никакой купюрой.

+3

8

Маленький котенок прыгает-прыгает, а до бантика достать не может. Жаль котенка. Гарри усмехнулся. Такого беспомощного взрослого он еще не видел. Как в зоопарке прямо, но в то же время заела совесть. Вдруг у Оленя тяжелая жизнь, он напился, а тут Гарри вылез из ниоткуда. Он сам, небось, испугался.
Судя по тону, которым начал тот говорить, он устал - ругаться, бегать, злиться. Это успокаивало. А что нужно было Гарри? Денет? Да, не особо, на самом деле. Внимания? Да, пожалуй. Каким жалким он должен был показаться сам себе - в девятнадцать лет, в свой собственный день рождения он получает подарок от неизвестного, причем какую-то ерунду, связанную со смертью, его сбивает машина, а чувак, которые его сбивает, обзывает сукиным сыном. Ну, может быть, и так, конечно, тут вопросы не к нему, а к папе. Бросился под колеса? Да, черта с два. Никуда он не бросался. Может быть, медленно шел?
Тем не менее, он медленно сполз с машины и очутился прямо перед носом у Оленя, на какое-то время задержал взгляд на его лице. Знакомое? Да, Гарри сейчас половина чужих лиц казалась знакомыми, и он старался выкинуть это из головы, чтобы не развивать свою шизофрению.
-А вдруг? - он усмехнулся и стащил очки с носа Оленя. Какой же он доверчивый, как можно верить мальчику, который только что слез с крыши твоей машины? Гарри снова расхохотался и отбежал в сторону, надевая очки. Ему пришлось вытянуть руку, чтобы оттолкнуть Оленя, который, естественно, полез за своим имуществом. - Мне нравится, - сами очки ему не нравились, но зато видел он в них хорошо. - Да, ладно, не кипешуй ты так, отдам я тебе твои очки, - как маленький мальчик, с которым отказались играть, он вернул очки Оленю. -Олень, между прочим, самое благородное животное, - зачем-то уточнил Гарри, хотя, когда он обзывал его, то совсем не тот смысл вкладывал в слово, но опять же - ему было жаль Оленя. Парадокс - жизнь катилась под откос, а он жалел какого-то мужика. Если бы он не успел затормозить, то Гарри, вероятно, умер бы, но если Гарри был бы свободен и рад, то мужику грозила бы тюрьма. Вот так - за чью-то свободу всегда нужно платить. Наверное, этот мужик был хорошим, чтобы на него вешать смерть Гарри.
-Но Вы мне должны! - снова на "вы"? Он вызывал у Гарри уважение, потому что был старше, но он не вызывал страха или трепета, потому что он был много проще тех взрослых, которые травили ему жизнь, наверное, за исключением миссис Снейк, но и она была для него какой-то далекой взрослой, которой не хотелось всего рассказывать, а этот..с ним было не страшно.
-Я хочу завтрака, - игра продолжается. Он сам спросил, чего хочет Гарри, а он и правда очень хотел есть, желательно чего-то сладкого. Например, тортика, например, именинного тортика! Но он не станет рассказывать о своем дне рождения малознакомому мужику, зато он нагло сядет к нему в машину.
Гарри подхватил плащ с капота, эффектно накинул его на себя, не забыв даже надеть капюшон и уселся на переднее сиденье. А если говорить, серьезно, то он просто боялся идти дальше без очков, а мужик мог бы и сам догадаться, ведь у них у обоих настолько отвратительное зрение, что он запросто угодит под автобус. Одного стресса ему сегодня хватило. Вся эта бравада и игра - это только от шока и страха, который испытал Гарри. Он никогда не попадал под машину, не был на волоске от смерти. Впрочем, во сне был, и страх там тоже был, но он всякий раз просыпался, а здесь он мог не проснуться.
Пока мистер Олень отходил от сказанного, или увиденного, Гарри нашел в бардачке пластырь, чтобы им хотя бы склеить сломавшиеся очки. Чуяло его сердце, что сейчас откроется дверь, и его просто выволокут на асфальт, нужно было хотя бы успеть починить очки...

+2

9

К огромнейшему облегчению Джека парень всё-таки решил покинуть свой аванпост, и уже через пару секунд стоял на земле. Статуар облегчённо выдохнул, ведь он уже и не надеялся на столь скорую и безболезненную капитуляцию.
Когда очки с его носа перекочевали в руки мальчишки, Джек метнулся было за ним, но уже в следующую секунду остановился, здраво оценив преимущества юнца в этой дурацкой погоне. Тот не был пьян, и с координацией у него дела явно обстояли получше, поэтому исход противостояния был предопределён.
Если Джек, опять же, не решил бы сбить мальчишку коротким ударом в челюсть. Но а) он уже дал себе обещание не отправлять парня в нокаут, и б) при падении тот вполне мог бы расколотить его очки. А это, опять же, непредвиденные траты.
Своё превосходство над неповоротливым взрослым понимал и сам парень. Он явно чувствовал себя хозяином положения. Джек не мог его в этом упрекнуть - наверное, сложно не чувствовать себя вершителем судьбы человека, который едва не отправил тебя на тот свет.
А головой мальчишка приложился, должно быть, знатно. Он снова перескочил с панибратства на формальное "вы", чем заставил Статуара усомниться в целостности его мозга. Надо бы всё-таки свозить парня в больницу, МРТ там сделать, или что положено в таких случаях.
Больниц, однако, Джек теперь боялся, как огня. И отнюдь не по причине того, что уколы на самом деле были куда больнее, чем "как комарик укусит".
Очки вернулись на переносицу законного владельца, и Статуар усмехнулся. Парень всё-таки забавный. Неадекватный немного, но ничего, мало ли глупостей будет делать, приложившись затылком об асфальт. Наглый, но это качество Джек даже уважал. Вернее, уважал прежде, в своей безусой юности, когда апломб был неотъемлемым спутником его самого. Быстро соображает и шустрый, наверное, занимается каким-нибудь командным видом спорта.
Даже обидно, что под колёса умудрился угодить именно он, а не какой-нибудь асоциальный элемент, которого и переехать было бы не жаль.
- Эй, я же сказал, что у меня нет денег, - бросил Джек в спину мальчишке, который очень по-хозяйски собрался лезть в салон. Тот или не услышал, или проигнорировал.
Статуар усмехнулся. Сзади проползла очередная машина, водитель которой не преминул посигналить и крикнуть в адрес Джека пару непечатных фраз. Тот обернулся и, осклабившись, поднял в ответ средний палец. Вот подраться с обрюзгшим мужчиной он был бы не прочь.
Автомобиль, однако, пополз дальше, вдарив по газам, как только преграда в виде седана осталась позади. Проводив его взглядом, Статуар вернул свои мысли к мальчишке и дальнейшим перспективам общения с ним.
Наглец уже ловко забрался в салон и, похоже, ждал, пока Джек отвезет его в кафе и накормит завтраком. В принципе, на такую моральную компенсацию он вполне имел право, но вот денег в кармане Статуара не было. Отвезти парня к себе домой и заботливо приготовить омлет с кофе? Черта с два. В утренние планы Джека не входило проведение экскурсии по своему дому для наглого незнакомого паренька.
А может, он просто очень продуманный вор? Бросается под колёса, напрашивается в гости к нерасторопному водителю под миловидным предлогом, а потом - раз! Удар по затылку, и прощай, нажитое непосильным трудом имущество.
Джек оценил простоту и гениальность этого плана. Только вот что-то во всём этом не клеилось, но он пока не мог понять, что именно.
Клацнула защёлка бардачка. Юный тать мог уже приступить к воплощению своих коварных планов, но Статуар был спокоен, ведь не хранил там ничего ценного. Максимум - футляр для очков да пару карт города. Зато он ещё раз оценил наглость мальчишки.
- Так, - Джек приземлился на водительское сиденье. Машинальным жестом завёл седан и повернулся к парню, чтобы озвучить свои дальнейшие действия.
Вот только парня на пассажирском не было.
Статуар посмотрел назад. Повернулся обратно. Снова посмотрел на пассажирское сиденье.
Он ведь точно видел, что парень садился в машину. Или нет? Его отвлёк водитель, и по факту Джек застал лишь тот момент, когда мальчишка взял с капота свой плащ.
А потом он вполне мог дать дёру.
Ну да, так всё и было.
А бардачок?
Должно быть, показалось. 
- Ну и псих, - с облегчением выдохнул Джек и усмехнулся. Ситуация снова разрешилась куда проще, чем он ожидал. Что ж, может, Фортуна иногда ещё показывает ему свою ослепительную улыбку.
Значит, теперь Джека ждёт душ, чашка кофе и короткий, но такой долгожданный сон.
А обо всех странностях этого утра он подумает позже.

Отредактировано James Potter (2017-01-07 15:53:44)

+3

10

Молодец мужик. Не выгнал Гарри из машины. А может быть, он маньяк? Помнится, в одном фильме тоже был такой добрый мужик, молился все в церкви, а потом привозил нерадивых студентов брату, а тот делал из них восковые фигуры. Интересно, отцу понравилась бы фигура из Гарри? Он точно засунул бы ее в печь и сжег бы. От такой мысли снова разболелась голова. Она всегда болела точечно, словно он лбом сильно ударился. Ударился однажды, конечно, даже шрам есть, но он был маленьким, а тут боль шла изнутри, будто разрывала его на части.
-Эй, я еще здесь,-иронично отозвался Гарри,когда олень назвал его психом. Вообще-то, обидно. Он на него наехал, бегал за ним, как ошпаренный, а Гарри псих? Мало ли у кого какие недостатки, он хотя бы людей не стремится убивать.
Очень неудобно было склеивать очки, потому что пластыря разового не было, только лентой, а ножниц тоже. - Ножниц нет? - переспросил Гарри, снимая капюшон, потому что тот изрядно мешал увидеть то, что нужно. Он разложил на коленях аптечку, на нее положил половинки очков, оторвал себе пластырь и скрепил их. Выглядело ужасно, наверное, как у ботаника, но так бывает. Если уж стал неудачником, то во всем. - Неплохо, - он повернул к себе зеркало заднего вида и глянул, как сидят очки. Отвернул обратно. - Чего стоим? Кого ждем? - молчание затянулось и его это жутко напрягало, потому что его не выгоняли из машины, его обозвали психом. Что не так в этом мире? Сто не так с этим Оленем? - А где?..- он засуетился. Гарри часто суетился, когда волновался. Он мог много ходить,что-нибудь ломать - о, да, ломать - это вообще его любимое занятие. Когда он пытался что-то попросить, то обязательно оторвет пуговицу на рубашке, сломает карандаш, сжует ручку. Он был жутко неуверенным в социальном плане человеком. Ему трудно давалось завести какую-то дружбу, если она не получалась сама собой. Он крепко потому держался за Драго, потому что тот принимал все закидоны Гарри, несмотря на старания его родителей. Гарри точно знал, что они не хотят, чтобы парни дружили. Наверное, поэтому Гарри и ушел сегодня из дому, чтобы не привлекать к себе большего внимания. Тогда ведь всем придется его поздравлять, а у них был свой праздник.
Драго как-то обмолвился, что ему нужен подарок родителям на годовщину свадьбы, а она аккурат в день рождения Гарри. в его семье такие праздники не отмечались, он даже не знает, какого числа была свадьба родителей, какой она была, да и не сильно интересовало. А вот миссис Снейк уж, наверное, устроит незабываемый вечер для их семьи. Но он ведь не часть ее. И ему не следует там быть.
Простите, мистер Олень, но Вы сегодня тоже получаете подарок - подросток, которому не с кем выпить за свое здоровье. Может быть, составите компанию?
-А..вот, - он нашел на полу машины скомканную бумагу от посылки. Боялся, что потерял, пока он туда лез, капюшон от плаща снова сполз на голову, но теперь это уже не мешало, даже грело. - Все, можно ехать, - он пристегнулся по привычке - у отца в машине нельзя было не пристегиваться, и по такой же привычке отвернулся к окну.
Он очень суетился...

+3

11

Голос парня раздался ровно тогда, когда Джек протянулся к магнитоле. Рука, протянутая к кнопке включения, так и опала вниз, в то время как брови мужчины наоборот поползли вверх.
Джек медленно повернулся в сторону голоса. Сиденье по-прежнему пустовало.
Приехали.
Ладно, с кем не бывает. Переутомление, нервы, отсутствие сна - кому угодно начнёт казаться всякое. Джек озадаченно потёр переносицу. Дал себе зарок всё же купить таблетки, которые ему не так давно прописал психиатр.
Когда голос поинтересовался наличием ножниц, рука, протянутая к магнитоле, упала второй раз.
Когда же над пассажирским сиденьем повисла голова, Статуар осознал, что совсем не прочь перекреститься и вернуться к "Отче наш". Он закрыл глаза и медленно перевёл дыхание, стараясь не ставить себе диагнозы раньше времени.
Получается, белая горячка всё-таки наведалась к нему в гости. А может, где-то в районе произошла утечка галлюциногенного газа? Или мальчишка рассыпал в салоне какой-то наркотик, чтобы потом обобрать Джека до кната?
Кната?
Пенни. Он хотел сказать - до последнего пенни.
Джек открыл глаза и покосился на пассажирское сиденье. Рядом с парящей головой из ниоткуда вынырнула рука, водрузившая на переносицу склеенные очки. Статуар с силой зажмурился, после чего, удостоверившись, что полупризрак никуда не делся, осознал, что дело - дрянь. 
- Что ты со мной сделал? Голос вибрировал, как натянутая струна. Казалось, ещё немного, и она лопнет, сбрасывая Статуара в весёлое плавание по волнам безумия.
Нет, всё логично. Парень всё-таки оказался аферистом, но его схема была куда более подуманной, чем Джек мог предполагать. За время дружбы с Проционом он ни разу не испытывал столь странного наркотического опьянения. Да и каким надо быть хитрецом, чтобы так незаметно накачать другого человека против его воли!
Что за наркотик он применил? В чём заключается его действие? Искажает ли он мысли так же, как реальность? Джек мог поклясться, что его ощущения и самосознание ничуть не изменились, и висящая над сиденьем голова, занятая сейчас разглядыванием своего отражения в зеркале заднего вида, была единственной приключившейся странностью.
Всё-таки прав был Процион, советуя всегда держать под рукой какое-нибудь оружие. Единственным же оружием, которым обладал сейчас Джек, были пресловутые ножницы, да и те находились сейчас где-то в багажнике.
Джек тем временем перевёл взгляд на лобовое стекло. Спокойнее будет. Может, действие наркотика скоро сойдёт на нет. В любом случае лучше оставаться на месте и никуда не уезжать - кто знает, что почудиться на дороге.
А ведь без малого полчаса назад именно это ему и почудилось. Да, память услужливо стёрла пелену с недавних воспоминаний. Ведь на дороге тогда находился не человек, а несколько его частей. И те вынырнули из ниоткуда - поэтому-то Джек и попал в передрягу.
Получается, наркотик ему подмешали ещё в студии!
Вот дьявол. Статуар знал, что работает в змеином гнезде, но таких долгих афёр ожидать не мог.
- Что тебе нужно?! На этот раз вопрос вышел совсем уже истеричным. Кто ты такой вообще? Кто тебя послал?! Голос надломился, b Джек увидел, как белеют костяшки его пальцев, вцепившихся в руль, словно это был последний рубеж, отделяющий его от помешательства.

Отредактировано James Potter (2017-01-08 03:52:42)

+3

12

"Я? Я? Я ничего не делал.." - Гарри с непониманием уставился на своего попутчика, а тот, кажется, совсем побледнел. Теперь пришла пора пугаться ему самому. К какому идиоту он сел в машину?Надо, наверное, выйти отсюда и убежать подальше, но... Как часто Гарри называли психом? Бывал ли он у школьного психолога? Да, ему до ужаса это не нравилось, потому что они пытались копаться в его жизни, а когда он заикался о том, что у него не такой отец, то его прерывали, словами, что все уверены, что мистер Певерелл делает все для благополучия его сына, и сыну надо быть чуть более благодарным. Жалкие, продажные людишки. Со временем Гарри научился со всеми соглашаться - да, он не прав, да, папа хороший, просто идеальный, да, мама готовит печенье на Рождество, да, он не прячется ото всех в чулане.
Ничего Гарри не нужно. От этого человека точно. Ни от кого ему ничего не нужно. Все люди такие важные, такие нужные всем, что всем от всех чего-то надо. Как скучно становится жить от этого. А что если Гарри просто случайно здесь? Просто потому что он попал под машину? Просто потому что вышел из дому раньше? Кто-то его подослал. Да, Гарри даже на работу нормальную никто не возьмет! Не то что бы уж там в какую-то тайную организацию разведчиком.
-Да, чего ты орешь, как бешеный?! А если я заору и скажу, что ты меня вообще тут похищаешь?! - Гарри пробесился на этого мужика. что ему завтрака жалко что ли? Жалко подвезти его куда-нибудь? Устроил тут цирк какой-то. - Никто, я никто, и не посылал меня никто, значит и ты никому на хрен не сдался. Тоже мне шпион великий с позывным "Олень".- Из-за резких движений аптечка повалилась на пол и половина содержимого рассыпалась, а Гарри не мог вот так просто все раскидать и уйти. Он начал судорожно собирать все обратно, но дурацкий ремень ему мешался, и плащ этот тоже. - Да е мое! - он попытался отцепить, ничего не получалось. - Дурацкий ремень! - рявкнул он, но отцепил, почти сразу все собрал в аптечку и засунул ее обратно в бардачок, и этот плащ он снял, кое-как ворочаясь на сидении. Его надо было собрать, прежде чем выйти из машины. - Нажрутся до чертиков, а потом обвиняют всех подряд...- смешно было слышать это от Гарри, который и сам не часто в последнее время бывает трезвым. Интересно, получится ли у него таким остаться к концу дня, но сегодня же день рождения. Он осекся, потому что рядом с ним сидел взрослый человек, годившийся ему в отцы, а он так грубо с ним разговаривал, так нагло себя вел в его машине. Черт его дернул вообще это все устроить? Просто хотел повеселиться, просто поулыбаться, но, видимо, не судьба.
-Прости..те..я не хотел Вам досаждать, правда, просто..просто у меня день рождения, и я обычно не провожу его под колесами чужих машин,- усмехнулся Гарри. Как объяснить человеку свое поведение? Шок? Разве это не ясно? Он скомкал плащ у руках и посмотрел на водителя. Он его точно где-то видел. Определенно. Очки. Если надеть ему другие очки...Видел. Во сне. - Вы спортсмен, я Вас знаю..вы точно спортсмен, - он был уверен, что этот человек завоевывал кубки. В чем он не знал, не помнил, но радость на лице и кубок в руках, он мог себе это представить. - Ладно, простите, подвезите меня, пожалуйста, до почты, - попросил он, хотя его не напрягло бы и самому пройтись, но раз уж он сидит уже. Он отвернулся к окну, чтобы не смущать водителя, задумался над тем, а какой там был вид спорта?

+2

13

Вспомнился, как они с Лилит в юношестве ходили на местные ярмарки. Там, помимо клоунов, дурацких аттракционов и карамельных яблок непременно были гадательные будки-автоматы, где прорицатель был скупо обрисован пластиковой головой да тряпкой вместо одеяния. Плащ почти сливался с обивкой будки, и, если снять очки, казалось, что голова просто парит в воздухе.
От нынешней ситуации отличалось только то, что парень на соседнем сидении не был пластиковой куклой, и его голова не крепилась к телу парой пружин. И если этот предсказатель и мог что-то нагадать, то это мог быть только скорый поход к психиатру да мягкие стены палаты в какой-нибудь клинике.
Джек изо всех сил старался фокусировать взгляд на происходящем за пределами машины. На улице уже начали появляться первые пешеходы, собачники выводили на газоны своих четвероногих любимцев, а за седаном уже снова начала собираться пробка из сигналящих машин.
То, что Статуар прежде принял за улыбку Фортуны, оказалось просто очередной злой насмешкой.
- Чертовщина какая-то, - сокрушенно пробормотал мужчина, снял очки и потёл веки. Голос мальчишки звучал так, словно он сидел рядом, но боковое зрение не замечало ничего подобного. Парень был возмущён, и негодование в его голосе звучало вполне искренне.
Достаточно искренне для человека, которого сейчас не существовало.
А может, он изначально был плодом воображения Джека? А сейчас действие наркотика ослабевало, и выдуманный друг возвращался к пасхальному кролику, Санте и всемирной демократии?
Вздрогнув от резкого звука, Джек всё-таки повернулся в сторону пассажирского сидения. На полу валились упаковки бинтов, блистеры каких-то таблеток, пара пузырьков перекиси да катушка пластыря - словом, всё содержимое его аптечки. В следующий миг из небытия вынырнули руки, оперативно вернувшие всё в коробку, а коробку - в бардачок.
И без того высоко поднятые брови Джека решили, кажется, завоевать новые территории и слиться с волосами. Он глупо хихикнул и захотел вернуться на полчаса назад, чтобы отговорить себя сбавлять скорость перед пешеходных переходом.
Потом на пару секунд руки парня снова исчезли, а через мгновение он возник целиком. Нет, этот воображаемый друг уходить не собирался.
К сожалению.
В таинственном появлении мальчишки что-то настораживало (не считая самого факта появления из ничего). Сначала снова возникла голова, потом руки, плечи, и всё остальное. Он как будто...
Мысль упорхнула, когда парень начал лопотать что-то про день рождения. Да-да, это, безусловно, трагично, что в такой день ты попал ко мне под колёса, но тут есть проблема посерьёзнее! Спортсмен? Какой к лешему спортсмен? При чём тут это? Зачем везти его на почту?!
Мальчишка отвернулся к окну. В руках он держал свою тряпку, которую взял с капота. Мозг бил тревогу - здесь что-то не так! Приглядись!
- Что это такое? Джек указал на плащ.
Наконец-то он связал одно с другим. Пальцы парня, суетливо сжимающие ткань, появлялись и пропадали, когда их накрывало тряпкой.
Дело в ней.
Что бы это ни было, оно явно не предназначалось для этого мира.

+3

14

-Прости, пап, я не хотел ее разбивать, я не справился...
-Тебя научить?
Так просто было бы попросить прощения, если бы ты знал, что тебя простят, если бы ты знал, что за этим не последует лютая ненависть, если бы ты знал, что твоя жизнь много дороже, чем вещи, деньги, связи, авторитет, положение в обществе. Так просто было бы жить, если бы родителей и вовсе не было бы. Так? Никто не заставляет делать тебя уроки. Никто не говорит тебе, чтобы ты брал пример с одноклассника. Никто не рассказывал бы тебе каждый день за обедом о твоем блестящем будущем. Ты просто можешь жить, дышать полной грудью, сам, один, свободно выбирать свой путь, каждый день принимать одно маленькое решение, совершать свою ошибку, за которую стыдно будет только перед самим собой, без осуждения других.
Гарри казалось, что отец следит за ним и сейчас. И мистер Снейк рассказывает ему, чем тот занимается, куда ходит, о чем говорит и даже думает. Ему не нравилось, когда копаются в его голове, но всем так хотелось, неправда ли? Не всякий психиатр выдержит.
Вот и попутчик не выдерживал. Он не трогался с места, подозревая, что Гарри шизанутый, не понимает, что он делает - то под колеса бросается, то в машину садится, то по ней прыгает и убегает. Он запутался. Сильно запутался и не может найти свое место, и ему нужен отец, которого нет. Не тот отец, что смотрит на него, как Каа на бандерлога; не тот, что может дать ему любое снадобье от любой боли; а тот, что может похлопать по плечу и ничего не говорить, просто верить, верить в то, что Гарри Певерелл однажды прославится, станет сильнее и умнее, чем сейчас. Нет, не будет его заставлять к этому стремиться, а просто будет верить, где-то в глубине души, порой сомневаться, тихонько направлять и ждать.
Может быть, это он? Тот, что прислал ему подарок? Он сможет стать тем, кто поможет ему разобраться во всем? Ответит на все его вопросы? Гарри нужно было попасть на почту, чтобы узнать адрес. А он не трогался. Все чего-то хотел. Плюнуть бы и пойти уже, но вдруг он что-то знает?
-Это? - Гарри обернулся. - Подарок. Мне тоже показался странным, на робу Смерти похоже, но это же подарок..он не может нести ничего плохого, правда? - наивный и детский вопрос, который просто требует положительного ответа. Но. Он был в этой робе, когда его чуть не сбила машина. Что это? Знак? Судьба?
Тебе же сказали, что нужно использовать ее с умом! Бестолочь! Олень!
Ее.Ее.Точно роба. Плащ. Мантия. Пусть будет мантия, как у королей. Гарри - король, король психов и неудачников.
-Я хотел узнать, от кого..на почте..- но, кажется, ошибся транспортным средством. Кажется, это было слишком даже для Гарри. Мужик никак не мог прийти в себя, он был бледный, как поганка, а ему еще до дому ехать, а салон провонял алкоголем. - Я Вас напрягаю, да? - Гарри измученно усмехнулся, мол я привык, не парьтесь. -Извините, - он дернул ручку и вышел из машины, оставив этого Олень в покое. И чего он к нему пристал? До почты пешком минут десять идти, зачем он хотел, чтобы он его подвез? Из принципа? От скуки? Он медленно поплелся вперед по тротуару, сжимая в одной руке скомканную мантию, а в другой бумагу, в которую она была завернута. Кто же ты, друг, который желает Смерти?

+2

15

Было странно и даже страшно допустить ту мысль, которая пришла Джеку в голову. Он, взрослый мужик, обещавший вскоре разменять пятый десяток, готов был сам пнуть себя в живот за одно лишь допущение того, о чем он сейчас думал.
Думал, не отрывая взгляд от текучей ткани в руках мальчишки, имя которого он так и не спросил. Однако сейчас было не до вежливости: от подтверждения или опровержения его крамольной гипотезы зависело, сошел ли с ума Джек или весь мир.
И оба ответа вели к жутким выводам.
Мужчина почувствовал, как закружилась голова. То ли его действительно отравили, то ли дело в том, что он сам ничего не ел уже без малого шесть часов. Рука, указывающая на ткань, дрожала.
Джек облизнул пересохшие губы.
Вызывайте санитаров.
Он не обратил внимания на то, как внезапно стушевался мальчишка. От него уже не несло статуарской бравадой, и от этого он в какой-то мере утратил свою схожесть с той старой фотографией. "Вы спортсмен, я вас знаю". Надо непременно обдумать эту фразу. Но позже.
Похоже на робу Смерти. Ходит ли Смерть в робе? Джек не знал и надеялся, что узнает не скоро. Он вообще мало что знал о Смерти, при всём том, что уже не раз бросал ей вызов. Только вот ему упрямо казалось, что Смерть не дарит подарки. Только дары. Нет, не так - Дары.
А мальчишка тем временем уже заметно нервничал. Неизвестно, какие гипотезы он строил относительно Джека и преследуемых им целей, но было ясно, что с каждой минутой находиться в салоне седана становилось для него всё более невыносимо. И дело едва ли было в парах алкоголя.
Ткань переливалась так зачаровывающе, что Джек не мог оторвать от неё взгляд. Он не моргая смотрел, как материя скользит между пальцами мальчишки, и зябкими уколами ловил мгновения, когда эти пальцы исчезали. Какой наркотик способен сотворить такой эффект?
Отличный наркотик. Джек хотел выяснить, кто его отравил только лишь за тем, чтобы найти канал для покупки чудо-зелья, которое позволило бы людям исчезать под волшебными плащами. Впрочем, до этого момента люди тоже исчезали из его жизни, но в этом не было ровным счётом ничего волшебного.
А если наркотик позволит ему видеть будущее? Возвращаться в прошлое? Колдовать, превращать стулья в булавки и поднимать в воздух предметы усилием мысли?
Несмотря на то, что Джек с предубеждением относился к наркозависимым людям, в таком случае он бы с удовольствием присоединился к их славной братии.
Оставалась одна проблема. Мальчишка. Кто он и что ему нужно? Случайный прохожий или продуманный агент? А может, хитрый дилер, который промышляет производством дряни в своей подпольной лаборатории?
- Эй! Джек невольно вскрикнул, когда приковавший взгляд плащ выскользнул из салона вместе с его владельцем. Не раздумывая, мужчина выскочил на проезжую часть, сам едва не попав под колёса обползающей седан машины. - Стой!
Впору было окликнуть парня по имени, но вместо этого Статуар просто рванул за ним, позабыв даже захлопнуть дверь. Им завладело мальчишеское любопытство, давно позабытый задор, разжигаемый жаждой узнать - а что, если?
К счастью, мальчишка не убегал, а сомнамбулически шёл по тротуару, и нагнать его не составило труда. Позабыл про груз лет, покоившийся на плечах, и седые волосы на затылке, Джек, по-детски отложив раздумья, вырвал плащ из рук юноши.
И тут же накинул на свои плечи.
Господин крупье, ставки сделаны. Игрок идёт ва-банк.

+3

16

Исчезнуть. Провалиться под землю. Испариться. Телепортироваться. О чем он только не мечтал, когда разговаривал с отцом. Когда он ввязывался в детстве в какие-то передряги, то, с удовольствием, сбегал, просто бежал с широкой улыбкой на лице, но из дому обычно было некуда сбежать, если только в чулан, но там было, порой, ужасно. Он стоял за дверью и молчал, или говорил так, чтобы Гарри все слышал, и никуда не мог деться, хотелось биться головой о стену. Однажды даже ударился очень сильно, теперь вот шрам на лбу.
Сегодня ему не хотелось исчезать. Да, он где-то напортачил, подпортил Оленю день, но это не так страшно. Он ведь никого не покалечил. Неприятно натирали очки, склеенные пластырем, но он них он перестал думать, когда сзади раздался крик того Оленя. Голос слишком запомнился, но Гарри не хотел оборачиваться, почему-то. Не слушался, как обиженный ребенок. Заставил. Он же взрослый - он всегда может заставить ребенка делать то, что ему нужно. А Гарри, между тем, стукнуло девятнадцать.
-Эй! - выкрикнул он, когда плащ выскользнул у него из рук, но никаких резких движений он отчего-то не предпринял. В другой бы день он врезал бы крепко этому Олень, но то ли Гарри так углубился в свои чокнутые мысли и ему было невмоготу уже бороться с окружавшей его действительностью, то ли он так привык уже к нему, что доверял как другу. Тот же не собирался убегать, а примерил плащ. Зачем? Что в нем такого....и Гарри понял. На его глазах Олень, а вернее его тушка просто исчезла, в воздухе повисла голова. Гарри не испугался, не напрягся, скорее жутко заинтересовался. И почему он не примерил его дома? Перед зеркалом? Ах, да, он валялся на пороге, а дома все спали. Но он надел его на улице, почему ничего не почувствовал? Он тоже пропал? И в машине? До Гарри потихоньку дошло, почему этот олень на него наехал. Он его просто не увидел. правда?
Гарри осторожно вытянул руку и пощупал то место, где должно было быть плечо Оленя. На месте. Значит не исчезает полностью. Он подошел ближе и набросил ему на голову капюшон. Исчез! Совсем исчез!
-Вау..- обалдело отошел на шаг назад Гарри, рассматривая пустое место, прозрачное, он видел стену дома. Он даже не боялся, что Олень может сбежать.
-Используй с умом..- прошептал Гарри. Как ее использовать? Стоит ли? - Снимай! Нельзя! - вдруг рявкнул Гарри, не сразу уцепился за мантию, но стащил ее с Оленя. - А вдруг..- он оглядел Оленя, пощупал его за плечи и даже голову, вроде бы, все на место. Он не хотел, чтобы из-за него кто-то пострадал. - Вдруг ты совсем начнешь исчезать..- поделился своими опасениями Гарри, но теперь они не могли просто так разбежаться. Олень его не отпустит. Черт. Это ведь его подарок, и, наверное, нельзя было его никому показывать, а он такой бестолковый вышел в нем на улицу. А если бы он и правда его сбил, а мантия не слетела бы? Тогда он так и валялся бы посреди дороги, а какой-то самосвал вдавил бы его в асфальт. Спасибо, мистер тайный поклонник, за подарок!
-Ты не видел меня, когда ехал на машине? - уточнил он на всякий случай. Он думал, судорожно думал, для чего ему подарили эту вещь. А вдруг? Вдруг ему нужно спрятаться. От отца. Ему же снятся сны о том, что он хочет его убить, а вдруг и правда? Вдруг правда Гарри Певереллу надо укрыться где-то. - Мне кажется, мне нужна Ваша помощь, - и снова на "вы", то есть он обращался к взрослому человеку, а не к другу, о котором заботился. Этот Олень был таким странным, что Гарри не мог выбрать, как к нему относиться. Он даже не знал, как его зовут.

+2

17

У Джека кружилась голова. Безумное утро. Он отнимает у именинника его подарок, не соизволив не то, что преподнести ему свой, но хотя бы узнать его имя.
Мальчишка от действий Статуара опешил, кажется, ничуть не меньше, чем сам Джек. Однако обыденное удивление на его лице (эй, мужик, ты совсем ненормальный или это лечится?) так стремительно сменилось шоком, что Статуар задохнулся от предчувствия потрясающего открытия.
Какое приятное чувство! Это как выбить последний мяч, как сорвать куш, как лететь с холма с крыльями аэроплана за спиной! Потрясающе! Джек посмотрел на свои руки и не увидел их. Самое странное чувство, которое он когда-либо испытывал. Странное и очень волнующее.
Мальчишке потребовалось куда меньше времени, чтобы принять невозможное. Очевидно, его мышление ещё не закостенело так, как это стало с Джеком, и столь неожиданные вещи ещё не ломали всю его картину мира. Парень дотронулся до его плеча - аккуратно, словно ожидая, что рука провалиться в пустоту, а затем накинул капюшон на парящую в воздухе голову.
У Джека не было слов. Он чувствовал, что стоит с открытым ртом, но ничего не хотел с этим делать. Мальчишка стоял прямо перед ним, но его глаза скользили, не видя Джека, скользили не мимо, а сквозь него. Мужчина сделал было шаг назад, но парень, мгновенно переменившись в лице, резким движением сдёрнул плащ.
От гневного возгласа спасло только трогательное пояснение, которое он дал после этого неожиданного действия. Исчезать Джек не собирался, даже уходить не планировал. Куда он теперь уйдёт, ведь в руках нового знакомого настоящее чудо!
- Ты всё правильно понял, я действительно тебя не видел. Мальчишка всё-таки был сообразительным, и Джек ободряюще улыбнулся. Сейчас улыбка получалась куда искренней, чем то рафинированное подобие, что каждый вечер видели зрители вечерних новостей.
Парень метался с "ты" на "вы", и Джек не мог его за это осуждать. Он сам сейчас мысленно метался с шоу фокусников до психотропных веществ, пытаясь дать разумное объяснение тому, что только что произошло. Волшебная мантия всё ещё была в руках у мальчишки, и его пальцы снова начали исчезать под тканью.
Теперь парень выглядел потерянным. Не парень, а совсем ещё мальчишка, ожидающий подвоха от слишком дорогого подарка. Он смотрел на Джека так, что у того что-то болезненно кольнуло в сердце, и ему потребовалось совсем не много времени, чтобы понять причину.
У него были её глаза.
По планете ходили миллиарды зеленоглазых, но её глаза Джек не мог спутать ни с чем.
- Я помогу тебе, - вымолвил он. Только давай вернёмся в машину.
Находиться на улице было опасно хотя бы потому, что любой прохожий мог увидеть его внезапное исчезновения и подойти с требованием объяснить фокус. А с объяснениями, как уже понял Джек, сегодня не клеилось. Поэтому он кивнул в сторону седана и даже ободряюще похлопал мальчишку по плечу.
Да, это тяжёлое утро для них обоих.
- Давай начнём с простого, - сказал Джек, когда за ними захлопнулись дверцы, и машина потащилась вперёд к радости собравшегося за ней затора. - Как тебя зовут?

+4

18

Непреодолимый страх от того, что он не понимает. Гарри никогда так не переживал, даже в те минуты, когда перед ним лежала дурацкая логарифмическая линейка, которой его тщетно пытались научить пользоваться. Страшное же любопытство обуревало в его душе, завладевало его разумом. Ему хотелось бежать куда-то вперед, чтобы..он и сам не знал, зачем, но стоять на месте точно было нельзя.
Бесцельное брожение по улицам, вливание в себя алкоголя, попытки убедить бармена, что ему двадцать один, а не восемнадцать, злость, шарканье ногами в сторону более свободного бара, случайные встречи, мимо пролетающие смазанные лица, попытки Драго пойти на попятную и остановиться, редкий смех и отсутствие мимических морщин, но десятки невидимых шрамов на теле - такой была его жизнь в последнее время, и он не хотел ее осмысливать, переживать заново, делать какие-то выводы, он хотел ее забыть, и возвращалось все на тот же круг - пить, чтобы забыть, гулять, чтобы потеряться...
Неужели ему и правда сделали такой уникальный подарок - чтобы надеть мантию и спрятаться от этого чертова мира?
Разве это с умом? Разве Гарри тот человек, который готов спрятаться от всех? Он готов спать, есть, пить, просто существовать? А кто такой Гарри Певерелл? Мальчик-который-вкусно-готовит? Мальчик-который-стильно-одевается? Мальчик-который-все-знает? Никто. Он маленький Никто, для которого нет места в этом мире. Из родного дома его выгнали, из Хогварда тоже. И ведь ни один преподаватель не готов был за него заступиться. Ни один. Значит, он этого был недостоин. Сколько талантливых людей хочет поступить в Хогвард, но не могут из-за отсутствия денег, а у него были, вернее у отца, он должен был сокрушаться от этого и стараться прилежно учиться, чтобы доказать, что он достоин. Не хотел. Он не представлял себя в кресле своего отца, не представлял себя на него месте. К слову, тот тоже не жаждал поделиться троном. Усадить своего сына рядом, нет, конечно, он хотел единоличной и вечной власти. Иногда, Гарри казалось, что его отец искал себе средство, сделающее его бессмертным. Продал бы душу, выставил бы на аукцион.
-Лот первый, душа мистера Томаса Певерелла..
или не так..
-Лот первый, филейная часть души Томаса Певерелла, без костей, десять тысяч галлеонов..фунтов, конечно же, фунтов.

Слишком быстро он соглашался помочь. Гарри не был идиотом, не слишком был доверчивым к людям, спасибо отцу. Гарри с прищуром посмотрел на Оленя - хочет забрать его вещь? Ему ведь понравилось - вон как глазки-то заблестели! Пять минут назад он выгонял Гарри, обзывал и готов был убить, впрочем, Гарри сам напрашивался. Не доверял. Не верил. Хотел уйти, но нарвется на грубость, если Олень, действительно, захочет отобрать. Гарри слабее. Бегает быстро, но он слабее, хотя бы потому что его молодой и неокрепший организм был подбит алкоголем, а Олень бывший спортсмен. У него ведь есть кубки.
И тем не менее, он поплелся в сторону машины, сел, крепко сжимая эту ткань в руках. Ей он доверял, она была уже родная. Это тоже такой эффект от ношения? Она срастается с хозяином и не хочется ее отдавать? Тогда этот ставший внезапно дружелюбным Олень не просто так спрятал свои рога. Гарри не стал пристегиваться на этот раз, на случай, если придется сбегать. До какой степени нужно стать параноиком, чтобы сначала просить помощи у человека, а потом пытаться найти подвох в его согласии? Его слишком часто пытались убить во сне, родные люди, до боли знакомые и родные, те, кто когда-то пытался ему помочь.
-Гарри..-он на секунду задумался над тем, а называть ли фамилию? Она действует на людей гипнотически. Они автоматически перестают думать рационально, словно щелкает что-то в голове, и они начинают говорить стандартную фразу: "Вы лжете! Министерство за всем следит!" И никто не хочет понимать, что его отец уже давно подчинил себе всю палату министров. Именно подчинил - не купил..Гарри так чувствовал. - Просто Гарри...- представился он, пристально посмотрев на собеседника, который был сосредоточен на вождении. Уже не такой бледный, кажется, успокоился, уже не такой пьяный, отрезвляет, наверное, состояние невидимости. Гарри пытался прочесть на нем, а можно ли доверять, можно ли? Не все. Только чуть-чуть.

Отредактировано Harry Potter (2017-01-10 16:31:22)

+3

19

То, что на этот раз мальчишка не пристегнулся, не укрылось от внимания Джека. Алкоголь окончательно выветрился из головы, а дефицит сна, как часто замечал Статуар, по первой сильно обострял восприятие.
Боится значит. Опасается. Думает, что я сейчас отниму чудо-плащ, а его тело выкину в канаву? Предполагает, что я продаю малолеток на органы? Видит во мне любителя молоденьких мальчиков? Простраивает в голове планы, что будет делать, если хотя бы из гипотез подтвердится?
Джек усмехнулся. Он сам несколько минут назад занимался тем же. Уже увидел в под колёса парне и хитроумного наркодиллера, и воришку.
А правда, как обычно, оказалась куда более удивительной.
Сложнее всего было не оглядываться, чтобы посмотреть на чудесную вещь в руках мальчишки. Ткань была лёгкой, почти невесомой, но в то же время давала такое мощное ощущение защищённости, словно на плечи накинули ладную кольчугу. На какой-то момент Джеку даже почудилось, что он уже когда-то надевал этот плащ, да не один раз.
- Ты волшебник, Гарри, - усмехнулся Статуар, когда парень наконец назвал своё имя. - Не каждый день приходится видеть исчезающих людей. И висящие в воздухе головы.
Седан прижался к обочине, отстраняясь от основного автомобильного потока. Почтовый офис, куда хотел зайти Гарри, был отсюда в двух шагах. Джек однако выходить из машины не стал, а вместо этого повернулся к парню, стараясь не сильно глазеть на волшебную переливающуюся ткань.
Всего через год Джек должен был перешагнуть сорокалетний рубеж. Все эти годы были сухими и безвкусными, как хлеб, оставленный на столе в начале прошлой недели. Все маги и волшебники, хвастающие черепами, шарами из хрусталя и волшебными посохами и сундуками, на поверку оказывались шоуменами, именующими магией моток натянутой лески да красивую ассистентку для отвлечения внимания. За годы Джек, как и любой без-малого-сорокалетний мужчина, до того оброс сарказмом и скепсисом, что в другой ситуации непременно поставил бы под сомнения свойства волшебной мантии.
Однако сейчас, когда магия возникла буквально из воздуха, он почувствовал только жгучее, почти болезненное любопытство. Хотелось выдернуть плащ из чужих рук и исследовать - примерять, смотреть в зеркало, накинуть на руку или ноги, изучать ткань и прятать под неё предметы.
Вместо этого Джек посмотрел в глаза Гарри, вдребезги разбиваюсь о знакомый изумруд, и произнёс:
- Гарри, не бойся меня. И, пожалуйста, не уходи. Голос звучал ровно и максимально мягко. Статуар действительно не хотел, чтобы мальчик, выйдя из машины, исчез из его жизни точно так же, как обладательница таких же глаз двадцать лет назад. И дело было даже не в чудо-мантии.
Хотя, что уж душой кривить, и в ней тоже.
Теперь, когда не отвлекали сигналящие машины и параноидальные мысли, было проще собраться воедино всё произошедшее, подвергнуть его некоторому анализу и сделать выводы.
Вывод первый: он сбил человека и даже не попросил за это прощения.
Вывод второй: у человека, которого он сбил, сегодня день рождения.
Вывод третий: самое время задуматься, почему человека, которого он сбил, считает его спортсменом.
Вывод четвёртый: у человека, которого он сбил, глаза Лилит Снейк.
- Прости за моё... поведение. Дьявол, как странно! Мальчишке всё ещё ничего не мешало оказаться злоумышленником, а Джек уже просил у него прощения! Я до сих пор не до конца верю, что всё это не белая горячка.  Он улыбнулся. Как ты себя чувствуешь? Точно не надо заехать в больницу?
А то у меня там есть знакомый врач.

+3

20

Нет я, не волшебник, я просто Гарри…
Какой ребенок не мечтает стать уникальным? Особенным? В гонке за этим он красит волосы, режет себе вены, оставляя шрамы на всю жизнь, он дырявит свое тело, разрисовывает его, лишь бы однажды на него обратили внимание. Ужасно, когда никто ничего не замечает. А Гарри хотел исчезнуть. Чтобы его не замечали, не видели, не знали. Стереть из паспорта эту ужасную фамилию, чтобы не было ассоциаций, да и отец был бы рад, наверное.
А он? Олень им восхищается! Он считает его волшебником, и Гарри готов поверить первому встречному, что он такой, лишь бы он проводил его в тот другой мир – иллюзий и волшебства – даже если ему придется биться в стену, даже если здесь его будут считать умалишенным. Но он не волшебник, а эта мантия – это она сделала из него волшебника, и ему во что бы то ни стало нужно узнать, кто он – тот, кто подарил ему кусок надежды на лучшее?
Все в порядке, мне кажется, я привык, - именно кажется. Его никогда не били, не унижали прилюдно, но он всегда чувствовал себя каким-то не таким, в плохом смысле этого слова, как чувствуют себя дети с ограниченными возможностями: те, что плохо слышат, или не видят, или хромают, или вообще плохо соображают, - но они смотрят на мир иными глазами, какими-то счастливыми что ли. Есть повод им завидовать.
-Ну..ты сам на это подписался, я не заставлял, - не сдержал улыбки Гарри на выходе из машины. Подвелась черта, перечеркивающая всякое "Вы" в его речи. Можно сказать, что они подписали сейчас договор. Гарри добился того, что не он просит помощь, а Олень просит разрешения помочь. Такое положение ему нравилось больше, хоть он и не стремился к такому.
Гарри вышел из машины и зашел на почту. Сонная женщина посмотрела на него с укором, мол чего это он так рано пришел, но Гарри не обращал на это внимание. Сколько преподавателей так на него смотрело? Чертова дюжина.
-Хмм...мистер...Гарри, - кажется, она тоже не разобрала его фамилию на упаковке. - Прежде чем обвинять почту в чем-то, - и это не смотря на то, что он никаких обвинительных слов не сказал, а просто хотел узнать адрес отправителя, но она, видимо, решила, что он упрекнул почтовое отделение, что обратный адрес пропал. - Вы должны были найти штрих код и почтовую печать. Их нет! - строго рявкнула она, а Гарри не сразу осознал, что это значит, и ей пришлось пояснять. - Вашу посылку Вам принес курьер, а не почтальон, - она бросила бумагу на стол и отвернулась к компьютеру, всем видом показывая, что он должен уходить.
Гарри расстроился не только потому, что не узнал своего дарителя, но и оттого, что даритель знает, где жил Гарри, а значит, и отец знает. Гарри нутром чувствовал, что нужно сделать все, чтобы отец не знал, и эта мантия, которую нужно использовать с умом должна была ему в этом помочь. А что если  однажды его отец все-таки превратится в то чудовище с отвратительными глазами и придет убивать Гарри? Тогда он скроется под мантией. Слишком много тяжелых мыслей.
Он вернулся в машину, сел и прикрыл глаза. От былой улыбки не осталось и следа.
-Это очень дорогой подарок..слишком..мне никто такого не дарил, и просто так не дарят..- он размышлял вслух, пытаясь найти какое-то решение и подвести Оленя к тому же. - И он знает, где я живу..это плохо...Можно я поживу у тебя? - он развернулся к Оленю, вспомнив, что даже не знает, как его зовут, но как-то даже было все равно - он пока единственный, кто не выражал открытой ненависти, ну..не сразу, конечно, но  все же.  - Ам..как тебя, кстати, зовут? - слегка покраснел. Напрашивается жить, а имени и фамилии не знает. Рассчитайте теперь уровень его отчаянья.

+3

21

Гарри вышел из машины. Джек проводил взглядом его спину, исчезнувшую за дверями местного почтового отделения. Он вполне мог понять интерес мальчишки - конечно, хочется знать, что за волшебник подарил ему такую удивительную вещь! Но Гарри, судя по всему, не испытывал относительно чудесного плаща всего восторга Джека. Он был озадачен и смущён - словно опасался, что подарок на самом деле предназначен не ему, и даритель что-то перепутал. 
Вернувшись с почты, мальчишка помрачнел ещё больше. И тут же подтвердил своими словами догадки Джека.
Да, это, пожалуй, была именно мантия. Статуар был не слишком сведущ в типах верхней одежды, но помнил, что плащ от мантии отличается отсутствием рукавов. У вещи Гарри рукава присутствовали. Значит, мантия.
Мантия Смерти.
Джек поёжился, представляя, как ткань окутывает костлявые плечи жуткой старухи, скрывая её от глаз будущей жертвы. Как блестит в замахе коса, как душа отделяется от тела, и ускользает куда-то вверх, бросив напоследок взгляд на ужасную фигуру, вынырнувшую из-под невидимой ткани...
От того факта, что всего несколько минут назад мантия касалась его собственных плеч, стало немного не по себе.
А ведь у Гарри сегодня день рождения. И всё, что Джек может ему предложить, это пластырь и несостоявшаяся смерть под колёсами его машины. Совесть кольнула куда-то под рёбра, дескать: "Посмотри на него, он такой наивный,  хотя уже и взрослый. Разве что в рот не заглядывает. Своди парня в кафе, купи ему именинный торт, распейте напару бутылку шампанского! У него такой вид, словно он сам не понимает, где он и что происходит".
Если говорить метафорами, то в следующую секунду совесть поменяла иголку на мачете и воткнула его Джеку промеж ребёр. Гарри выглядел безобидно, склеенные на переносице очки и вовсе предавали ему какую-то беззащитность и трогательность, да и именинникам, как известно, не отказывают.
Но пустить его к себе в дом? Даже не просто в гости, а вот так сразу - пожить?
Во взрослом мире Джека Статуара таким судьбоносным решениям предшествовал как минимум год общения и подробнейшая дискуссия относительно распределения финансов и домашних обязанностей. А также проверка документов и родственников кандидата на совместное проживание.
Хотя и об этих процедурах Джек имел весьма смутное представление, так как за многие годы ни одна женщина не изъявила желания съехаться с вечно депрессивным, инфантильным и к тому же периодически злоупотребляющим алкоголем мужчиной.
А здесь - подросток. Сколько ему лет? Никак не больше двадцати. Явно не слишком хорошо ладит с семьёй, раз утро своего дня рождения проводит на улице, кидаясь под колёса. Страдает перепадами настроения, манией преследования и, что самое непонятное, ничуть не удивляется тому, что держит в руках самую удивительную вещь в мире.
- Джек, - машинально представился Статуар, не решившись добавить к имени привычное продолжение про Джея. Кому какая разница, как его называют друзья, если друзей у него по пальцам пересчитать.
- Ты хочешь пожить у меня, потому что курьер знает твой адрес?
Хотя, если исходить из выше обозначенной теории, действительно мало приятного в том, что сама Смерть принесла свой плащ к порогу твоего дома. Но, с другой стороны, разве станет для неё преградой переезд на пару кварталов южнее или севернее?
- Почему у меня? Мы даже толком не знакомы. У тебя нет других родственников? Как к... переезду отнесутся твои родители?
Что за чёрт, Статуар! С такой формулировкой вопроса можно подумать, что ты уже решился пустить к себе на порог незнакомого шкета неизвестного рода и племени!
А почему бы и нет?..

+4

22

Наглость, конечно, второе счастье, но даже для Певерелла это было слишком. Как он мог вообще заявить о том, что хочет жить у этого незнакомца. Это глупо. На самом деле, Гарри, как взрослый парень, должен найти работу, снять комнату, а в идеале – покинуть город. Что его держит? Ничего. Кроме того, с этой мантией бесплатный проезд ему обеспечен! Как это легко представить: вот он заходит в автобус невидимый, стоит у окна, сидит там, где нельзя сидеть, но его же никто не видит, едет вперед. И почему нет такого автобуса, который везет просто вперед. Он бы пользовался огромным успехом у тех, кто не знает, куда двигаться. И ездил бы он обычно ночью, и не было бы у него особого маршрута, а назывался бы он "Ночной рыцарь". Определенно это было бы так.
Вопросы Джека слегка отрезвляют, да и сам Гарри уже подумал, что это не лучшая идея. Он пытается оградить семью своего друга, забывая, что этот взрослый мистер тоже, наверное, чей-то муж, возможно, отец, и ему совершенно не нужны лишние проблемы.
-А тебе не было бы страшно? Разве не странно, что кто-то знает адрес, кто-то делает такие подарки просто так, ни за что? Значит, он попросит вскоре что-то, а я не уверен, что у меня есть что-то, кроме жизни, а ее мне пока еще жалко, хоть она и
дрянь…
- честно признался Гарри, скорее даже самому себе. Сколько раз у него возникал вопрос о том, а зачем он живет, кому он нужен, даже мысли о суициде, но он всегда как-то отмахивался по простой причине – он хотел еще жить.
- Я сейчас живу у семьи друга, и..мне не хочется там оставаться…- слишком много было этих «но», которые заставляли его принимать такое решение: слишком многого не должен знать Драго, слишком суров мистер Снейк, который, кажется, умеет читать мысли, слишком мила миссис Снейк, чтобы ее обманывать или заставлять волноваться.
Попробовать убедить Джека, что Гарри нельзя там быть? Но как?
-Наверное, правильнее будет снять другое жилье, - несмотря на кажущуюся взрослость, Гарри был ребенком, поэтому решения правильные приходят только после длительных размышлений, вот и сейчас он понял, что нельзя заваливаться в чужой дом просто так. К тому же – стоит ли ему доверять? Снова непонятные голоса в голове, которые шепчут, что стоит, требуя, чтобы он просто поверил на слово.
Джек был прав, и Гарри просто дал ему слишком мало информации, чтобы тот его впустил в дом. К тому же, Гарри должен учитывать влияние его отца на весь город, чтобы Джек не пострадал от последствий. Он может и не рискнуть, и это его право.
-Мой отец – Томас Певерелл, он жуткий человек..не человек..монстр, - Гарри взъерошил волосы, понимая, что Джек сейчас с ним не согласится, а потому не стал распространяться. – Я уже давно живу у Снейков, но миссис Снейк слишком заботлива и добра, чтобы я этим пользовался, и она все время переживает волнуется, хоть я и не ее сын, - он усмехнулся с какой-то грустинкой, потому что всегда было приятно, когда она заботилась, но неловко. – А мистер Снейк..- Гарри сморщил нос. – Он всегда все знает, с ним страшно….неуютно…- какие-то неубедительные доводы о том, что пожил тут, пожил там, нигде не понравилось, можно теперь у вас…как-то все глупо и по-детски, но Гарри не был настоящим Певереллом, чтобы манипулировать людьми и заставлять их делать то, чего хочется ему. Жаль.

+4

23

..А почему бы и нет?
Потому что у него есть семья, а у тебя - собака и соседи с длинными языками, которые не преминут растрепать на всю округу, что ты живешь с малолетним парнем. Потому что он импульсивен и мелет, что попало, а ты всё ещё не до конца уверен, что он не украдет твой кошелек. Потому что он с большой вероятностью сильно приложился головой, а ты уже готов внимать любой его просьбе только из-за волшебной тряпки в его руках.
Только?!
Да Джек разве что мечтательно не пускал слюни, ловя краем глаза переливы чудесной материи, и не глядя выкупил бы её взамен на пару десятков лет своей жизни. Впрочем, ни Гарри, ни таинственный курьер не покусились бы на такой сомнительный обмен.
Но черт, вот было бы здорово увидеть на пороге своего дома свёрток с этой мантией! А ещё лучше - получить её в подарок от кого-то близкого - так он избежал бы тех угрызений совести, что преследовали сейчас Гарри. День рождения, именинный торт, и отец вручает ему коробку с глубокомысленной запиской, под которой переливается серебром мантия невидимости. Потом непременные истории про то, как в своё время отец унаследовал её от деда, дед - от прадеда, а след создателя чудесного дара теряется в веках. А через много лет, сидя около домашнего камина, и уже не обращая внимания на седеющие волосы на висках, Джек бы сам старательно уложил мантию в праздничную коробку, начертал на листе витиеватую надпись и преподнёс бы своему сыну.
- Чего бояться, если ты всегда сможешь спрятаться от неприятностей? - нервно отшутился Джек. Мальчишка думал, что сама Смерть отправила ему посылку - что за глупая идея! Но в контексте существования волшебной мантии, рушащей все основы мироздания, отрицать эту возможность было бы по крайней мере непоследовательно. Что дальше? Настанет время поверить в Санту или идеальную женщину, дожидающуюся Джека на краю земли?
- Если хочешь, я могу помочь с поиском квартиры. Среди знакомых наверняка нашлись бы те, кто не чурался легкого заработка на сдаче жилья. В конце концов твоё лицо может сколько угодно раз мелькать на голубом экране, но пара купюр в кармане никогда не будет лишней. Могу даже денег добавить. В качестве компенсации за аварию.
У-у, Статуар! Может, правильней было бы сказать что-то вроде: "Могу даже дать тебе денег в обмен на одну маленькую вещицу"? Или "Могу оплатить аренду квартиры в обмен на аренду волшебной мантии"?
Джек дернул головой. Эта внезапная меркантильность пугала его. Доселе он никогда не испытывал подобных импульсов, только вот скорее всего это было связано исключительно с отсутствием должных искушений.
Любопытно. Вот живёшь себе, а на излёте четвертого десятка обнаруживаешь, что ты хитрец, падкий на переливающиеся тряпки.   
Нет-нет, на волшебные переливающиеся тряпки.
А тем временем семейная принадлежность Гарри прояснялась. Значит, сын Певерелла. Любопытно. Не то, чтобы Джек испытывал перед последним благоговейный трепет, но прекрасно помнил неприятное ощущение, которое расползалось вдоль позвоночника от одного лишь взгляда его серьезных глаз. Да и коллеги по "Кобре" готовы были падать ниц и разве что не целовать подол его плаща, когда Томас проходил мимо.
Джек не знал, что у него есть сын. Это было даже в какой-то мере неожиданно, ведь Певерелл выглядел, как человек, единственной любовью которого была возглавляемая им компания. С другой стороны, все успешные люди плодят наследников, чтобы передать им своё дело.
Но в этом Томасу, похоже, не повезло.
Мог ли Джек назвать Певерелла монстром? Пожалуй, нет. Обычный человек, разве что с огромными амбициями и ореолом холода вокруг себя.
А вот жутким - вполне.
От следующей фразы внутренний голос истерично захохотал. Джек почти услышал этот смех, надрывающий глотку и барабанные перепонки.
Ну Судьба! Ну старая шельма!
Внешне, однако, он остался невозмутим, только кольнуло где-то внутри, да руки сжали руль чуть сильнее, чем того требовали обстоятельства. Так уж сложилось, что каждое упоминание Снейков секло похлеще любого бича. Особенно если речь шла о Лилит, которая не то, чтобы превратила его жизнь в ад, но от души крутанула ручку уменьшения жизненной яркости.
Заманчивое предложение - почти украсть у неё из-под носа ребёнка, которого она великодушно опекает! К счастью, на излёте четвертого десятка хитрец Джек не собирался обнаруживать в себе ещё и подлеца.
- У меня наверняка найдётся много знакомых, которые сдают квартиры, - Джек с трудом вытолкнул эти слова, продолжающие начатую ранее мысль. Мальчишке не за чем знать о великой-драме-Джека-Статуара и его связи с семейством Снейков.

+4

24

— А вдруг я попаду в дурацкое положение?
— Тебе не нужно этого бояться, это у тебя в крови.

А машина сегодня вообще поедет или нет?
Надо было расслабиться и уже выдохнуть. И поесть. Правду говорят, что отец без матери – это семья неполная. Вот уже они больше часа общаются, а он не позаботился о том, что мальчик голоден! Миссис Снейк уже давно его бы чем-то угостила. Впрочем, о чем он? Какой отец? Какая мать?
Вероятно, на каком-то подсознательном уровне, сбежав от своих родных родителей, он искал им замену. Быстро сложилось с матерью, а вот с отцом было сложно. Это более тонкая организация. Мать, она ведь что? Кормит, поит, заботится, а отец – учит. В понимании Гарри отец должен был бы его научить всему, что умеет сам, но только вот не нравились умения отца совершенно. Оттого и выходило, что Гарри ничего в жизни не интересно, что отец не привил ему эту любовь к самой жизни. Мог ли это дать Джек – сложный вопрос. Он хотя бы пытается решить его проблему. К тому же Гарри удивился, что не последовала тирада о том, что родителей надобно слушаться, что Гарри не прав, что он еще слишком юн, чтобы правильно оценить то, что для него делается. Казалось, что Джек и сам ни черта не смыслит в воспитании, сам был каким-то брошенным в этом мире. И на кой черт ему такой отец? Зато друг из него получился бы отменный.
- Денег можно заработать, - улыбнулся он. – Если не стоять на месте, - намекая на то, что пора бы уже трогаться. Гарри можно было причислить к золотой молодежи, у которой денег было в карманах много, а мозгов в черепной коробке мало. От первого Гарри отказался добровольно, второе само потихоньку покидало сию тесную обитель. Он не хотел бы брать денег у Джека, чтобы не быть ему потом обязанным, пусть он и говорит о компенсации, но он ведь не намеренно его сбил, а из-за мантии. Кстати, о ней и предложении спрятаться.
-Жаль только она еду не генерирует, - рассмеялся Гарри, все беспокоясь о своем желудке, хотя мысли о каком-нибудь безрассудстве ему пришли в голову.
- Как думаешь, куда меня пытались отправить, когда мне давали эту мантию? – ясно же куда-то, где его не увидят, только вот куда. – По крайней мере, вещи из дому я смогу забрать так, чтобы меня никто не увидел.
Гарри понимал, что стоит ему только вернуться в дом Снейков, и он оттуда не выйдет. Если узнает Драго, то он его просто зашибет и пойдет с ним, а за это его родители просто сдадут его отцу Гарри. Если узнает миссис Снейк, то она будет ругаться и причитать и уж точно не отпустит с Джеком, от которого несет алкоголем. Если узнает мистер Снейк, то он поможет, конечно, все сделать тихо и без проблем, так что, как ни крути, но Снейк – наилучшая из возможных встреч для Гарри.
Слишком много было вопросов, ответы на которые надо было получить, но не просто так, нужно подумать, а Гарри не мог сосредоточиться. Извечная его проблема. Ему чего-то не хватало, вернее кого-то. Кого-то, кто смог бы его останавливать, направлять, и еще кого-то, кто смог бы его подзадоривать, но это точно не взрослый человек. С Драко было куда все прозаичнее. Он был ведомым больше, то есть он поддерживал Гарри во всех идеях, но сам редко выдавал что-то такое, от чего загорался глаз Гарри. Знаете, так бывает, когда в младенчестве умирает один из близнецов, второй всегда будет чувствовать, что нет его частички. У Гарри вряд ил был близнец, мир такого не выдержал бы, но ощущения, что он не должен быть совсем один в этом мире, не покидает его. А может быть, это новая стадия шизофрении и вот-вот он придумает себе друга?

+3

25

В деле общения с подростками Джек был тем ещё профаном. Откровенно говоря, он бы в жизни не позволил незнакомому юнцу занять его пассажирское сиденье и о чём-то разглагольствовать. Тем более не стал бы предлагать тому помочь с побегом от родителей и - ха-ха! - семейства Снейков.
Но видимо этой ночью звёзды сошлись таким образом, что все обстоятельства благоволили знакомству Джека и Гарри. Хотя нет. С учётом масштабов сего действа к делу явно были причастны не только звезды, но ещё как минимум планеты и их всевозможные спутники.
В голове моментально возник образ странной женщины, укутанной в линялые шали. "Луна в доме Скорпиона! Джек Статуар, тебя ждёт необычайное знакомство!" Глаза метафизической предсказательницы непременно должны быть спрятаны за толстыми стёклами несуразных очков, как то было у одной из одногруппниц Джека, которую именно за эту черту в своё время прозвали Стрекозой. "Марс в Козероге! Гарри Певерелл, тебя ожидает просто сногсшибательная встреча!"
Джек усмехнулся - не столько своей не в меру бурной фантазии, сколько тонкому намёку мальчишки. Не стоять на месте, значит. Только вот куда тебя везти, друг? В кафе? Так в карманах гуляет ветер. К Певереллу или Снейкам? Нет, увольте. А может, наплевать на всё и отконвоировать его до ближайшего отделения полиции? А предварительно конфисковать у него мантию. И пусть слуги закона разбираются, кто этот ненормальный и сколько транквилизаторов ему выписать, чтобы в лохматую голову перестали приходить мысли об исчезающих людях...
Тем временем руки уже сами выкручивали руль, и под аккомпанемент хрустящего под колесами гравия седан мерно катился к дому Джека Статуара.
Если хочешь, могу устроить тебя к нам в студию. Оклад приличный, а работа плёвая. Подносить гримерам кисти, да колоть лёд для напитков. Мальчик на подхвате, словом. И почему он так жаждет помочь отпрыску Певереллов, о котором к тому же благородно заботится чета Снейков? Вероятно потому, что в этих несуразных очках, взъерошенной шевелюре и суетливых пальцах, перебирающих ткань, Джек видел себя. Много лет назад, ещё не побитого жизнью, молодого и амбициозного. Под ногами - сто дорог, но какую выбрать? Как узнать, которая заканчивается сокровищами, а которая, скажем, голодным псом-цербером? Если продолжать мыслить образами, то в ближайшем будущем Джека огреют по голове так сильно, что все последующие годы он будет пьяно шататься с одной дороги на другую, потеряв к сокровищам любой интерес. А вот что ждёт Гарри? Будет ли в его будущем великая-драма?
Джеку хотелось, чтобы ответ был отрицательным.
- Я не знаю, куда. Ровный шорох колёс навевал мысли о том, что было бы неплохо вздремнуть хотя бы полчасика. - Но хочу надеется, что не под колеса моей машины.
Как же притягательно переливается материя! Статуар с трудом фокусировал взгляд на дороге. Боковое зрение то и дело ловило этот блеск, и хотелось, наплевав на всё, огреть парня по голове и выкинуть на проезжую часть, вырвав из рук волшебную мантию.
Пришлось тряхнуть головой, чтобы выгнать прочь крамольные мысли. Джек-хитрец, похоже, быстро обживался в черепной коробке Джека-приличного-гражданина.
- Так что, принимаешь моё предложение насчёт квартиры? Статуар провёл ладонью по волосам, стараясь ногтями стесать из подсознания смутную радость, которую он начинал испытывать, представляя растерянность Снейков в то утро, когда они обнаружат пропажу вещей своего пасынка. Вот тебе и сеанс психотерапии - всего час общения, и наружу уже полезли тёмные твари бессознательного. Похоже, Гарри и впрямь был в каком-то смысле волшебником.
Может, подкинуть ему деньжат на открытие собственного кабинета психологической помощи? Подключить к делу рекламный отдел, чтобы они выписали приятным почерком пару слоганов - "Разбужу ваших демонов", "Увидь себя настоящего" - и раздать буклеты всем коллегам. Многим бы пошло на пользу такое путешествие в глубины своего "я"...
Или кому-то просто нужно поспать.
Да, какая только ерунда не придёт в голову, когда одна невзрачная вещица одним своим появлением ломает весь уклад твоей жизни. Да и всей вселенной тоже.
- Если да, то тебе придется сообщить обо всём... - Давай, Джек, ты сможешь это сказать. - Мистеру и миссис Снейк. Я не хочу потом получить срок за похищение людей.
Автомобиль вырулил на подъездную дорогу. Домик у Джека был небольшой, но по здешним меркам вполне представительный. Но самое главное, что в холодильнике уже давно ждали его прихода купленные на днях стейки и любовно нарезанный очередной не-Лилит картофельный салат.

+4

26

А вдруг вот она - удача?! Вдруг, наконец-то, в жизни Гарри появился человек, который действительно готов ему помочь. Не унизить, как это делает Певерелл, не скривить губы в тонкой усмешке, как это делает Снейк, не пожалеть, как делает это Лилит, а именно помочь - реально - работой, квартирой, деньгами. Единственный вопрос, который всегда будет вертеться у Гарри - зачем? За что? Он ведь просто Гарри.

Он протирал запотевшее зеркало в ванной, надеясь увидеть кого-то другого. Иногда он рисовал человечков - маму, папу, себя. Ему казалось, что если он нарисует на зеркале, то все будет хорошо, его желание исполнится. Ведь он никогда не хотел много денег, он никогда не желал дорогих вещей и подарков, он всегда хотел семью, такую, как у Драго. Разве это так много? Мерлин? Когда Гарри был маленьким,то зачитывался приключениями про короля Артура. Так ему нравился Мерлин, что он мечтал его однажды найти и поругаться с ним - почему только один такой меч? Почему нельзя спрятать еще несколько по всему миру? Почему именно в камень? Как его найти? Не хотел стать великим, но хотел приблизиться к чему-то великому. Другой бы возразил, что Гарри и так живет в доме самого великого человека страны, но величие для Гарри было совсем другим.

Джемс..Джек..Почему-то хотелось назвать его Джеймсом, наверное, с непривычки к новому имени нового знакомого.
О, да, Гарри всегда мечтал работать на подхвате на телевидении. Нет, он не думал, что это плохо, он только на такую работу и годится, в нем нет скрытых талантов, кроме как вляпаться в какую-то историю. Зато у него есть чуйка!
-Мило, но телевидение - это то место, куда слишком часто ходит отец. Вряд ли я хочу колоть ему "лед", - он бы точно расколол башку, чтобы у него остался шрам последи лба, но это из разряда "ах, мечты, мечты, не неситесь без оглядки".
-А вот с квартирой я помощь приму, - впервые он говорил такую фразу, это было так необычно и так даже приятно, что теплота разлилась по телу, захотелось его обнять, но этого никогда не будет, потому что он пронесется сквозь него, будто он привидение, будто его не существует, будто он лишь мираж.
-Ндаа...миссис Снейк, конечно, очень обидится..но..Мне ее жаль, знаете, она любит всех вокруг, но не любит себя. Не знаю, почему мне так кажется, ей своя жизнь совсем не дорога. Она бы легко отдала ее за других, - под другими Гарри имел ввиду только самих Снейков, ведь именно их она боготворила. - Я бы не хотел, чтобы она меня приравняла к своей семье и пошла потом добровольно на эшафот, пусть уж лучше обижается, - зачем он все это рассказывал? Чтобы оправдать свой побег? Точно. Он никогда бы не простил ей такой жертвенности, а ее семья неблагодарная, они все опльзуются ее добротой, не понимая, что подвергают опасности..хотя, постойте, они не делают ничего плохого, это Гарри, Гарри всегда всем мешает, подставляет, создает опасности.
-Они еще дома, давай мы все-таки поедим, а потом заедем за вещами..у меня же есть мантия-невидимка, и я спокойно заберу вещи, - гениальное решение простой проблемы! В духе..ээ Гарри и Джека? Гарри и Джеймса? Поттеров. Может быть, стоит взять псевдоним? Чтобы отец не нашел концов?

+2

27

Малец великодушно согласился принять помощь с жилплощадью. Джек усмехнулся. Интересно, сколько бы ровесников юного Певерелла сейчас визжали бы от счастья, окажись на пассажирском сидении автомобиля самого Джека Статуара? А Гарри ещё и дерзнул отвергнуть сердобольное приглашение в святая святых местного телевидения - студию новостей!
Впрочем, на то он и Певерелл, чтобы быть на порядок выше простых житейских радостей. Пусть мальчишка всем своим видом и отрицал свою принадлежность к столь знаменитому роду...
Какой странный предлог отказаться от звездной вакансии. Томас Певерелл нередко мелькал на телевидении, но камера куда чаще ловила в процессе деятельности - среди извилистых коридоров "Кобры" или в аскетичных интерьерах кабинетов за горами документов, скрытых папками с грифами секретности. А вот случая, чтобы Томас целенаправленно явился в студию для съемки, Джек припомнить не мог. В конце концов, фигура масштаба мистера Певерелла прекрасно осознает, что камера найдет его сама.
Певерелла-старшего. Потому что младший, похоже, далек от славы настолько, что единственным поводом для его появления на экране могло стать разве что звездное происхождение. Ну, либо сюжет о каком-нибудь происшествии, в котором Гарри сыграл бы скромную роль незадачливой жертвы.
Будем считать, что сегодняшний нырок под колеса как раз и был первой репетицией.
Вторую репетицию Джек захотел устроить уже через пару мгновений, когда малой начал разглагольствовать о расчудесных добродетелях миссис Снейк. Одно это словосочетание пробудило в Статуаре импульсивное желание вывернуть руль и зашвырнуть машину в кювер. К сожалению или счастью, седан уже мирно стоял на подъездной дорожке возле дома.
Если бы Джек прислушался к словам Гарри, то смог бы сделать для себя пару выводов о нынешнем бытие семейства Снейков и Лилит в частности. Однако её имя и без того прозвучало за это утро в тысячу раз больше, чем Джек слышал его за последние десять лет, и мужчина предпочёл погрузиться в свои собственные мысли. В которых, надо заметить, не было ничего, кроме беспорядочных проклятий в адрес Судьбы, Удачи, лохматых мальчишек, бросающихся под колеса, похмелья и - черт бы вас всех подрал - семейства Снейков.
- Хорошо, - легко согласился Джек. Да, парень, пойдем, чувствуй себя как дома. Конечно, друг, у тебя есть мантия-невидимка (отличное название, это у неё на ярлыке написано?), наденешь её и заберешь свои вещи - ты же так каждый вечер делаешь. Разумеется, приятель, не обращай внимания на то, что в твоих руках сейчас самая чудесная вещь во всей Вселенной!
Градус абсурдности происходящего уже давно побил все разумные границы. Поэтому Джек, с глупой улыбкой выдернув ключ из замка зажигания, вылез из машины. Обошел её и галантно открыл дверь перед мальчишкой.
Ну и странные, должно быть, творятся вещи в доме Певереллов, если их сын так быстро перестал удивляться существованию мантии невидимости!
Пиликнул брелком сигнализации, Джек прошел в дом, жестом пригласив Гарри следовать за собой.
- У меня есть собака. Не бойся, он добрый. Зовут Осирис, - не оборачиваясь, бросил он, с каждым шагом всё больше уверяясь в нелепости авантюры. Ох уж эта взрослая жизнь - каждое принятое решение влечет за собой клубки "а что если"...
Осирис встретил нежданного гостя довольно прохладно. По сути дела, пса стоило бы называть Осирис Второй, но он не был монарших кровей, чтобы иметь право на приписную цифру. Осирис Первый давно умер, не дожив до своего шестнадцатилетия, и Джек решил сделать беспроигрышный ход, продолжив жизнь старого друга в имени нового.
Знакомые говорили, что это неправильно. Дескать, плохая примета - давать живым имена мёртвых. Предлагали альтернативы, одна нелепее другой - от банального Черныша до глубокомысленных Артура или Конана, отсылающих к болотам Гримпенской трясины. Некоторое время пёс был просто Псом - ходил без имени, пока хозяин раздумывал над этической стороной вопроса и пропускал мимо ушей вариации кличек. "Назови его Якобом или Вильгельмом, я так люблю братьев Гримм!" - упрашивала по утрам одна рыжеволосая особа, дописывающая на досуге диссертацию по немецкой литературе.
Но Джек не любил ни сказки, ни немецкий язык, ни ту рыжеволосую особу. И пёс снова стал Осирисом.
- Чувствуй себя как дома.
Желание стать под горячий душ пересилило подозрительность. Джек всё ещё не мог избавиться от мысли о небезопасности оставления незнакомого пацана без присмотра рядом с дорогими вещами, но перспектива смыть с себя сумасшедший день и переодеться в удобную футболку манила куда сильнее.
Поэтому Статуар закинул на сковороду стейки, включил кофеварку и удалился в ванную, оставив Гарри следить за уровнем прожарки мяса. Вышел лишь через пятнадцать минут, посвежевший и почти перебивший перегар запахом зубной пасты.
- Итак, - Джек плеснул в кружку обжигающе горького кофе. - Какие теперь у тебя планы на дальнейшую жизнь?

Отредактировано James Potter (2017-02-21 00:21:58)

+5

28

Вы замечали, что в каждом доме свой запах: у кого-то пахнет выпечкой, у кого-то духами незнающей меры женщины. В доме Снейков пахло травами - они слишком любили чай. В доме Певереллов не пахло ничем - когда нет души, то и запаха нет.
дом Джека принял его с опаской, это отразилось в собаке. Гарри тепло относился к животным, ему всегда хотелось завести кого-то теплокровного, чтобы его грели, но увы отец был склонен к другим животным, мерзким.
"А экскурсия по дому?" - Гарри так и остался с открытым ртом и незаданным вопросом, потому что не умел себя чувствовать "как дома" в чужом доме.
-То есть, если я что-то сделаю, ты меня загрызешь? - обратился он к Осирису, который мало был похож на волкодава, но Джек ему доверял, раз оставил охранять дом в присутствии Гарри.Вряд ли можно было говорить о доверии к самому Гарри. А есть по-прежнему хотелось.
Гарри огляделся вокруг, а пес ходил следом, что слегка напрягало.
-Смотри, - Гарри усмехнулся и быстро натянул на себя мантию-невидимку, а в воздухе повисла только его голова. Осирис осел на пятую точку и засмотрелся, встал, тыкнулся носом в ноги Гарри. Значит, прозрачный, но не бестелесный. Жаль. Он наконец-то увидел себя в каком-то отражении, и ему очень понравилось отсутствие тела. А в капюшоне вообще шикарно!
Гарри начал играться с собакой: чесать ей за ухом с разных сторон, а тот не понимал, что роисходит, но Осирис был умным и вскоре сорвал мантию с Гарри.
Гарри сидел на полу, опершись спиной о диван, кинув мантию на него. Рядом с ним сидел Осирис, который уже во всю обнюхвал его, пытаясь понять, что же не так.
"Интересно, Джек обменял бы Осириса на мантию-невидимку?"- пока мантия была самым дорогим, что есть у Гарри, но он такой глупый, что готов был махнуться, потому что веяло теплом, чего ему так не хватало. И запах. Он не бросался в нос, не мог Гарри выделить, чем же пахнет, потому что был дома. Эта лестница так часто появлялась в его кошмарных снах, и только тут тени, блуждавшие и кричавшие там "Гарри! Гарри!" вдруг приобретали очертания и лица, что его крайне напугало. Запах определенно влиял на него, как наркотик.
Джек вернулся, и Гарри встал с поля, хоть голова слегка закружилась. Он по-другому уже смотрел на Джека, с опаской. Или это сознание играет? Но ведь он его защищал там, во сне! Значит это просто напутствие - Джеку можно доверять. Осознав такую простую истину, он расслабился и улыбнулся, пошел вслед за Джеком на кухню. Захотелось его обнять со спины, покрепче, но это было бы странно, пугающе. Вообще Джек вряд ли осознавал, как Гарри на него надеется, на что он рассчитывает. Он никогда не чувствовал себя под чьей-то защитой, разве что Лилит. От чего они могут его спасти? От смерти? Вряд л, это было слишком глобально, даже для Певерелла. А вот от доведения до самоубийства вероятно.
-Ты любишь Лили, - ляпнул он. И ведь ни одна его мысль не предвещала такого поворота, такого вывода. И почему Лили? Потому что там..во сне, крик был именно Лили, не Лилит. О, он знал, о чем говорил, это так часто снилось ему, что он четко мог разобрать каждое слово. Он видел их взгляды, именно со взглядов и глаз начали формироваться очертания их лиц. Гарри же быстро понял всю абсурдность своего изречения, что поспешил опустить взгляд и  занять свои руки наливанием себе чая. Они вообще, наверное, не знакомы, а он тут болтает не весть что. А может быть есть другая Лили?
-Нет, ладно, прости, это мои заморочки, я часто вижу того, чего нет и не может быть, - теперь Джек посчитает его психом, хотя...когда было по-другому? У него в руках мантия-невидимка, ему можно быть психом. И все-таки ему стыдно было.
-У тебя нет семьи? Но иногда это хорошо, я еще не видел качественной семьи, - вот уж поистине хорошее слово "качественной". Даже Снейки перестали быть для него идеалом.

+2

29

Джек отпил кофе и поморщился, когда вкус смешался со вкусом зубной пасты. Ледяная мята, чтоб ее. Однако не поспоришь - действительно бодрит.
За время отсутствия Джека Гарри вполне неплохо поладил с Осирисом. По крайней мере пёс выглядел куда более дружелюбным и взирал на мальчишку с подозрительным благоговением. Впрочем, Статуар был почти уверен, что причиной тому был кусок ткани, небрежно наброшенный на диван и с легкой руки оттяпавший от него порядочный кусок.
Джек усмехнулся, пряча улыбку за кружкой. Забавный всё же парень. Забавный и странный, если это слово вообще применимо к обладателю волшебной мантии. Сын Томаса Певерелла в нелепых очках, бродящий по улицам и попадающий под колеса в утро дня своего рождения...
Дьявол! А ведь Джек совсем забыл, что у шкета сегодня праздник! Что обычно дарят двадцатилетним мальчишкам? Мужчина нахмурился, отчаянно рыща взглядом по кухне и надеясь, что какой-нибудь предмет натолкнет его на верную мысль.
Но единственной мыслью, посетившей его голову, стало сомнение в том, что он вообще должен что-то дарить мистеру Гарри Певереллу. С какой, собственно, стати? Познакомились они считанные часы назад, мальчишка чуть не отправил его на скамью подсудимых, едва не помял капот и крышу его авто и в добавок уже успел порядком разбередить подзажившие раны. Гнать бы его в шею, да вот не хочется.
А хочется, напротив, поздравить его с праздником, по-дружески обнять и пообещать своё всевозможное содействие - в поиске жилища, в устройстве на работу, да хоть в поиске собеседника особенно глубокомысленными ночами.
Странный парень. Джек никогда не испытывал такого острого желания вмиг перейти к панибратству и чуть ли не заделаться в опекуны чужому человеку. Но что-то подсказывало, что это ещё не все открытия, которые ожидают Статуара в ближайшее время.
И следующее открытие не заставило себя долго ждать.
Если бы Джек был персонажем дешевой комедии, он непременно выплюнул бы кофе, картинно забрызгав кухонный гарнитур в тот же самый момент, когда с губ Гарри сорвалось имя Лилит. Даже ещё и в столь меткой связке.
Да ещё и не Лилит - Лили.
Если бы Джек был персонажем детектива, то непременно заподозрил бы, что юноша, назвавший себя Гарри Певереллом, на самом деле давно приставленный к нему агент международной разведки. Вот только какое преступление ему вменяют?
Если бы Джек был персонажем фильма ужасов, то уже давно переплавлял бы серебряные ложки в пули, натачивал осиновые колья и вызвал доставку святой воды.
К сожалению, жизнь Джека находилась далековато от вышеуказанных жанров. Поэтому он смог лишь выдавить из бессильное:
- Откуда ты знаешь? А затем острая догадка полоснула по горлу. - Она тебе это сказала? В горле моментально пересохло, но разум быстро взял верх над чувствами. Быть такого не может, старик. Твоё имя в их доме такое же табу, как и их имена - в твоём. Тогда откуда?..
И почему именно Лили - этот болезненный отзвук былого, эти кривые буквы, щегольски выцарапанные на иве рядом с надписью "+Джей"?
Мальчишка тем временем заартачился и попытался перевести тему. Качественной семьи он не видел, как же. Знал он одну ячейку общества, где даже пчелы позавидовали бы столь гармоничному сочетанию черного и рыжего.
- Что ты видишь?
Неужто Гарри не только владелец мантии-невидимки, но и медиум? Ну Певерелл-старший и наплодил...
- Что ты видишь, Гарри? - Джек добавил в голос твёрдости, придав ему тон всепрощающего отца, сын которого стоит на пороге признания в совершенной шалости.

+4

30

"Да, ладно??? Гарри, может быть, ты еще и будущее предсказываешь? Или прошлое читаешь...очки тогда побольше и потолще..." Ему представлялся медиум с очень толстыми линзами. Странный стереотип, но все-таки. Правда, это не радует,а скорее пугает.
-Нет, конечно, мы не разговариваем на такие темы, - поспешил он уверить. Это было бы очень странным, если бы она начала рассказывать о своем прошлом, но..Гарри вдруг стало любопытным. А что если они и правда когда-то были знакомы, встречались. Почему тогда она выбрала этого мрачного Снейка? Джек веселее. Пьет, правда, но, может быть, от этого и пьет? Он все-таки вызывал больше доверия, чем мистер Снейк, но женщины же дурные существа, они вообще ведут себя странно и нелогично.
Ладно, он почти отошел от ненавистной темы, но не на ту, на которую хотелось бы. Джек мгновенно изменил тон, он уже не был таким дружеским, а скорее назидательным, который заставил Гарри даже как-то выпрямиться и отступить на полшага назад. "Он считает меня психом? Сейчас выгонит?" Он не мог так просто ошибиться в нем, но стоит ли рассказывать все? "А кому еще, Гарри? Тебе больше не к кому идти! Либо ты рассказываешь ему - тому единственному, кто не смотрит на тебя с укором", - все они родители, которые так или иначе пытаются воспитать любого, кто младше хотя бы на пять лет. Джек не воспитывал, но изучал.
-Я..не знаю..я не все могу объяснить, - Гарри сел за стол, размешивая сахар в чае. - Я не наркоман! - сразу поднял ладонь вверх, чтобы отмести самое очевидное. - Мне показалось, что я здесь был...если пройти по лестнице, то там будет две комнаты, ближняя - маленькая,  - именно в нее в его снах она заходила вместе с ним, но вряд ли там была детская кроватка, стоит ли о ней говорить? Нет. А другую он не помнил, не видел, но коридор был узким. Конечно, он мог сейчас сказать, что Гарри пробежался и посмотрел весь дом, пока тот был в душе, ну и черт с ним. - Мне иногда снятся очень странные сны, мне кажется, что я виновен в смерти дорогих мне людей, но я не знаю этих людей, - он опустил взгляд и подумал, что все, что он говорит, выглядит таким абсурдом. "Вот почему я молчал! Вот почему нельзя никому это говорить!" Он жутко пожалел о том, что начал вообще этот разговор, зато Осирис, кажется, его понял и, видимо, чтобы поддержать, притащил желтый резиновый мячик. Гарри отвлекся, вытащил у него изо рта и, подкинув вверх, поймал, а потом запустил через дверь в гостиную, а пес побежал за ним.
-Нет, бывают и прикольные сны, например, про полеты, - он уж не стал рассказывать про пегасов, но этот мячик напомнил ему холодный металл, который так часто оказывался в его руках во сне. - Я бы хотел уметь летать,- а Осирис меж тем вернулся с этим мячиком. Он кинул еще раз, а пес поймал мячик на лету. - Да, ты профессиональный ловец, - усмехнулся Гарри, но снова вернулся взглядом к Джеку, потому что нужно было еще дать какие-то объяснения. - Я был у психолога, но он говорит, что это все от нервов, а я не верю. Не было у меня никаких потрясений резких. Просто у меня четкое ощущение того, что мой отец хочет меня убить, - "вот, на что ты подписался, Джеймс..Джек...". - Я не доверяю людям, потому что они все ходят под Певереллом в этом мире, но не ты..- он внимательно посмотрел на Джека, которого мысленно окрестил Джеймсом. Как объяснить, что он защитник? Что это война. - Ты не боишься. Ведь не боишься? - а может быть, у него еще есть друзья, которые тоже не боятся? Что если...что если они смогут противостоять ему? Дикая мысль, конечно, но  Гарри подумал, что его жалкая жизнь не шибко кому дорога и ее можно кинуть на амбразуру, если вдруг это поможет освободиться другим, зависимым от Певерелла.

+2


Вы здесь » HP: AFTERLIFE » Афтерлайф: настоящее » Ночи без мягких знаков