HP: AFTERLIFE

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: AFTERLIFE » Афтерлайф: прошлое » У-у-у, биология, анатомия, изучи её - до конца.


У-у-у, биология, анатомия, изучи её - до конца.

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

1. Название
У-у-у, биология, анатомия, изучи её - до конца.
2. Участники
Алиса Лонгботтом, Гарри Поттер
3. Место и время действия
Сентябрь, первый семестр; начало июля, а может  вообще 1-2 число прошлого(2016) года.
4. Краткое описание отыгрыша
Ты преподаешь биологию, никого не трогаешь, в тебя влюбляется студент.
Позднее, ближе к концу учебного года, студента отчисляют и тебе внезапно не всё равно.

Отредактировано Alice Longbottom (2017-02-20 03:34:10)

0

2

Сентябрь, начало учебного года.

Седлай мне коней –
Я разрываю землю руками,
Я докопалась до памяти прошлых жизней.
Я все еще в ней –
Я задыхаюсь от этой памяти,
Я защищаю свое сознание, как знаю.

Всё темноте обретает чудесное свойство –
Падать на пол, разбиваться вдребезги…
И вот я прошу: не оставляй меня, Господи,
В этом модернистическом бреде.

Звонок раздался над головой и, торопливо идя по широкому каменному переходу между корпусами, будь трижды проклят масштаб архитектурных планировок британских университетов и колледжей, Адель доставала из мысленного небытия материал.
Лекция сегодня или практика? А может вообще лабораторная...нет, только не лабораторная.
Ты мучительно думаешь "чёрт подери, хоть бы сейчас не лабораторка", а потом вспоминаешь, что ты преподаватель и это больше подходит для бородатого анекдота, но сегодня пренеприятнейшее вырисовывалось правдой жизни.
Следующим, что прокляла Адель, была лестница, а сразу же за нею деловые костюмы, с их классическим покроем.
Шаги отдавались под сводами и одними из этих сводов были своды черепа, что немедленно заставило думать о расстрельных списках обучающихся.
Взбешенность из-за пошива собственной юбки, дело крайне необычное, с этим многие будут согласны.
Но у профессора Лоухилл была веская причина. Хромота разыгралась снова, пришлось опираться о стену, потому что трость оказалась забыта в учительской. На работе она то и дело её где-нибудь забывает. Большинство врачей(громче всех - Лилит) хором скандировали, что левая нога, спустя столько лет, если не практически здорова, то уж физиологических причин хромать не существует.
- Профессор! - пришлось неловко обернуться, схватившись за перила, дабы увидеть, как спешащая к ней первокурсница любезно протянула трость: - Возьмите, пожалуйста.
- Спасибо, Эми. Очень кстати.
Пальцы ласково обняли деревянную рукоять цвета шоколада, навершием оказались две замысловато расположенные лошадиные головы; это было неудивительно.

+

http://s4.uploads.ru/t/mEiPe.jpg

Адель была искренне одержима лошадьми, как Галилео Галилей тем, что Земля круглая. Как Дон-Кихот подвигами. Как Виктор Франкенштейн...стоп, а вот это уже перегиб. Идея фикс была до того сильна, что профессор добилась разрешения, разумеется, не меняя общей планировки - внести некие изменения в свой кабинет. В дизайн своего кабинета.
На её столах обязательно стояла одна, а то и несколько фигурок коней. Гривастые мудро, по-доброму, смотрели со стен, брелков, книжных закладок. Если бы она не боялась боли: обязательно сделала бы себе татуировку, известно с каким рисунком.
Наконец добравшись до двери, ведущей в аудиторию, Адель собиралась было войти, но из-за угла резко вывернул лохматый молодой человек. Он явно спешил, проспал, забыл, едва не умер, переводил через дорогу роту старушек. Эту фамилию склоняли как преподаватели, так и студенты.
Певерелл.
Несмотря на то, что очень небезопасно было. С другой стороны, фамилия отца и сына это ведь разное. Порой, диаметрально-противоположное как небо и земля.
Терпеливо дождавшись, пока парень дойдет до аудитории биологии, да-да, у Гарри сейчас было именно её занятие, иначе она бы не остановилась, Адель выпрямилась, картинно вздыхая:
- Опять опоздали, мистер Певерелл.
Из кабинета доносился легкий гомон, который всегда бывает, если ты не вошел ещё до звонка и не успел создать дисциплинирующую атмосферу.
Впрочем, способностью наводить ужас и оцепенение одним своим присутствием, как некоторые, пальцем не показываем, все знают и так, профессор Лоухилл всё равно не обладала.
Покосившись на ручку двери, рывком подбросила в ладони трость, грохочуще постучав деревом о дерево. Вышло слышимо. Спустя полминуты, стало на балл тише.

начало июля прошлого года

Отпуск начинается с выдоха. Отпуск начинается с ярких буклетов про интересные страны, расположенные на морских побережьях. Отпуск начинается с покупки новых туфель, косметики, сумочки. Отпуск начинается с того, что кое-что заканчивается, наконец-то. Работа.
Отпуск Адель Лоухилл каждый год начинался одинаково. С конюшни. Вот и сегодня она была там уже в шесть часов утра.
Осторожно гладила лоснящиеся шеи, бережно расчесывала гривы, угощала сахаром любимчиков и рассказывала про то, как же надоели студенты, феерично умудрившиеся загреметь на пересдачу. Для того, чтобы не сдать предмет, ею преподаваемый, как считала профессор, надо быть полным идиотом с соломой вместо мозга.
Нигде не вышло бы расслабиться лучше. Хотя, было такое место, но о нем лучше никогда не упоминать всуе.

Раз уж о чем-то всуе поминать нельзя, то вечером можно(и нужно!) заглянуть в кабак. Сегодня делала это прицельно, принципиально, намеренно и даже не для того, чтобы в хлам официально напиться, имея на это основания, разрешения, длиною в месяц + причины, длиной в жизнь. Никто бы не догадался, впрочем, что это так.
Черноволосую хаотичную макушку, которую можно было перепутать разве что с длинной растрепанной щеткой из каморки уборщицы, а щетки уж точно не сидят за барными стойками; она заметила лишь в третьем заведении.
Кратко пристукнув тростью, для привлечения внимания, не сразу забралась на высокий стул рядом. Приподняла брови, бесцеремонно схапав низкий стакан Гарри. Прикинув, виски, коньяк, или ром - хлопнула половину, угадать слету не вышло, зато скривиться получилось на отлично:
- Фу. У вас отвратительный вкус, мистер Певерелл. То есть, не у вас конкретно, но пойло шлак.
Немного помолчала.
"Что ему сказать, паренек наверняка получил непоправимый разгром от отца, шут его поймет, сюда притопал не напиваться, а нажраться в конкретику. Или я не права?".
- Вероятнее всего, это вам по барабану, но я была категорически против вашего отчисления.

____________________________________________________________________________________

для понимания, что можно увидеть в рабочих интерьерах Адель

http://s1.uploads.ru/t/a6npb.jpg
http://s8.uploads.ru/t/MP6pe.jpg
http://s8.uploads.ru/t/aSoYr.jpg

Отредактировано Alice Longbottom (2017-02-20 03:33:15)

+2

3

Ради чего стоит учиться? Ради власти, которую могут дать мозги - примерно так ответил бы отец. Ради чего учился Гарри. Ни ради чего, а просто так, просто все учатся и он тоже. Он ходил в университет, но не все предметы ему нравились. Скорее было так - ему нравились некоторые темы. Гарри не мог увлечься чем-то одним, стать одержимым этим, и от этого он как-то даже страдал, что в его жизни нет четкой определенности. Кто-то хотел стать врачом и до одури изучал анатомию и химию, кто-то физиком и все время ставил эксперименты, а Гарри чуть-чуть там, чуть-чуть здесь, а в итоге ни с чем.
Он не торопился на уроки биологии, потому что особой тяги к предмету у него не было, но преподавательница вызывала какое-то уважение, а может быть это была жалость? Да, он как-то задумался над тем, что это была жалость к тому, кто не может ходить нормально. Кто-то хромой на ногу, а кто-то на голову, тут уж даже не знаешь, кого больше жалеть. однако он быстро ответил себе на этот вопрос - не было жалости. Она и с хромой ногой была очень интересной - она хорошо рассказывала, наглядно, она умела заставить всех слушать, никто над ней не подшучивал и не издевался, она не была какой-то чокнутой, по крайней мере, не казалась. Конечно, у нее в кабинете была куча лошадей, что на первый взгляд кажется странным, но у Снейков, например, куча травы - это вообще может быть незаконным, а у Певереллов змея - это шизофрения. Так что лошади - это еще самое безобидное. Только вот они отвлекали.
Гарри часто засматривался на картинки, фигурки, представлял себе скорее пегаса, чем лошадь, который будет нести его над озером на бешеной скорости, а он сможет коснуться тонкой глади воды...
-Простите профессор, - извинился он, глядя на нее сверху вниз. И тут она ему уже не казалась каким-то строгим преподавателем, а скорее милой маленькой девушкой, в такими глазами, которые требовали защиты. Слегка наивный взгляд, пытающийся быть строгим и серьезным, как будто она сейчас выставит перед собой кулачки и не захочет впускать Гарри в кабинет, или выпускать из него, пока он не выполнит задание. Гарри улыбнулся своим мыслям, а она, наверное, и не поняла, что произошло.

Берешь салфетку. Берешь ручку. Берешь стакан рома с колой, на которые хватает денег. Вуаля - ты уже почти художник. Два стакана - ты гениальный художник. Гарри выводил на салфетке совсем разные начертания. То это было три лепестка, скрещивающихся друг с другом, образуя какой-то трилистник, или это были песочные часы, или это был треугольник со вписанным в него кругом. Чего-то не хватало, он не знал чего же именно. Перечеркнул вертикальной линией по центру - и вот даже рисунок вроде сложился.
Она подошла так тихо и так быстро, что и не скажешь, что она была хромой. Он по привычке чуть не встал со своего места, потому что она была преподавателем, но не встал из-за заторможенности реакции от выпитого алкоголя. А после того, как она его еще и допила, то у него разовьеться шизофрения. Еще дальше, чем она есть. В его голове был некий образ милой, красивой преподавательницы, и что греха таить, она была для него почти идеальной женщиной, о которой он даже мечтать себе запрещал, чтобы не опошлить сложившийся образ.
-Эмм...ну можно было и не допивать, - и правда, если не понравилось, зачем пить все?! Но разве это надо было ей сказать? "Хей, Гарри, расслабься, она ж не препод больше!" И все равно он чувствовал себя неловко, хотя это скорее не от того, что она препод, а от того, что она женщина, красивая, привлекательная. - Мне приятно, - лучше помалкивать, пока язык не стал заплетаться, но бармен повторил Гарри еще, потому что тот попросил повторять до тех пор, пока он тут не уснет на фиг. Дома точно делать было нечего.
-Вы можете быть против чего угодно, кроме мистера Певерелла, - где он слышал эту фразу? Или сам выдумал? Да, он, бывало, пародировал своего отца, кажется, тот об этом не знал, или не догадывался, или не подозревал, что есть на свете такой наглый человек, который может над ним издеваться и противостоять ему.

+3

4

Сентябрь, начало учебного года.

- Простите профессор.
Ответил Певерелл, как и полагается хорошим студентам. Если бы сейчас ей кто-нибудь сказал, что Гарри и первый год продержится с горем пополам, она бы представила все пытки мира, на практике применяемые его отцом(совсем даже не досточтимым) на всем, без исключения, преподавательском составе.
Она бы удивилась, если бы узнала, что Томас не постарался бы привлечь все свои связи, методы, способы, дабы протащить отпрыска сквозь муки академического, так сказать, ада. 
- Входите, раз уж мы оба опоздали.
Пропустив его вперед, она появилась на пороге, окинув класс взглядом. Дождавшись, когда уляжется дополнительный гомон, связанный с тем, пока Певерелл расположится на своем месте, она остановилась у стола, взглянув на доску.
Доска оказалась девственно чиста, что ж, отлично. 
- Итак. Записываем тему сегодняшней лекции. «Биология индивидуального развития». Первое... «Онтогенез как процесс формирования фенотипа», второе: «Периоды онтогенеза», третье: «Общая характеристика дефинитивного фенотипа». Такова структура нашего сегодняшнего занятия. Итак...
Эмбриология восходит к Аристотелю (4 век до нашей эры). Аристотель в своем труде о возникновении животных высказал идею: «Развитие организма – цепь последовательных новообразований из неорганизованного зародышевого материала» - теория эпигенеза («после развития»). 
Понимая, что она уже начала вещать, профессор вдруг бросила взгляд на классный журнал, вернее, лучше сказать группы, или журнал факультета и сощурилась.
- А кто сегодня отсутствует?
- Драго Снейк. 
- Оу...что же, у него опять выступление оркестра, где никак не обойтись без рояля, или фехтование, которое, безусловно, важнее моего предмета? Очень жаль. Придется кому-то из вас ему передать. От меня привет, в виде реферата на тридцать четыре страницы, а так же презентации на тему «Генетические основы селекции. Подбор и оценка первичных материалов для селекции». 
Глаза Адель Лоухилл мстительно загорелись и она даже не считала нужным это скрывать. Драго Снейка любили однокурсники, он учился на отлично, многое успевал, был вполне симпатичным неплохим парнем.
Но было кое-что, чего она не могла ему простить. 
Он так и не стал её крестным сыном. Его отец занимался любимым делом, прямо тут, под боком, премерзко маяча с возлюбленными штативами и был вечность женат на женщине своей мечты, а та его любила без памяти, черт бы знал за какие заслуги. 
И больше всего Адель ненавидела Драго Снейка за то, что работая в одном здании с его отцом, в очередной раз вызовет мать, чтобы маринуя её у себя в кабинете полтора часа, опять не найти сил сказать: «Прости, Лилит, я так скучаю по тебе».
Нет, она будет отрываться, огрызаться, раскочегаривать воздух до тех пор, пока миссис Снейк не сорвется. 
Пока она хрипло не заорет в ответ, срывая голос, пока она не хлопнет дверью, посылая биолога ко всем псам.
Хорошо, что химические лаборатории ниже, ниже, ниже.
Она закопала бы их ещё ниже, если бы могла.

начало июля прошлого года

Адель множество раз пыталась убедить себя в том, что ей плевать на всех. Что времена, когда она была доброй, понимающей и сочувствующей, давно минули.
И всё-таки она весь вечер искала парня, с треском вылетевшего из Хогварда, как пробка из бутылки. Чтобы...чтобы что? Не для нотаций так точно. Убедиться, что он будет в порядке - возможно. 
Давным-давно она и сама успела узнать, что когда ты оказался по уши в...проблемах, то немаловажно даже кто просто мимо пройдет, не то что окажется непосредственно рядом.
- Эмм...ну можно было и не допивать.
- Допивать, мистер Певерелл, нужно. Допивать нужно всегда. Если решил опрокинуть что-нибудь в себя, будь то абсент или яд, делай это до конца, либо не делай этого в принципе. 
- Вы можете быть против чего угодно, кроме мистера Певерелла.
Выдал умозаключение Гарри и она ещё раз окинула его скользящим взглядом. Да нет, он ещё не набрался до беспредела, вроде бы. Хотя...о чем бишь сейчас вещают подростки, напившиеся до беспредела?
Ни малейшего понятия. 
С досадой вспомнился тот злополучный пед.совет, прокатившись вдоль позвоночника мурашками. Она плохо помнила, какие аргументы «за» и «против» приводил каждый отдельно взятый преподаватель. 
Она злилась, из-за того, что обсуждение больше походило на совещание по делу, на самом деле уже решенному. Если ей не изменяет память, профессор Элекстарно всё больше отстранено молчала и, судя по всему, размышляла о том, как бы свинтить. Кое-кто говорил хорошее, кое-кто плохое, кто-то смешивал, но больше всего Лоухилл хотела заткнуть Себастьяна Снейка, причем, вне зависимости от того, что он говорил.
Во-первых потому, что этот малоприятный человек двадцатый год живет у Лилит как у Христа за пазухой, а во-вторых, потому, что он ничего и никогда не терял в своей жизни. По крайней мере, так виделось сквозь точку зрения и призму самой Адель.
Личность же, вынесенная на обсуждение, грозила потерять всё, посредством лишения студенческого места. И подобные случаи вопиющей несправедливости были, пожалуй, единственным, что ещё было способно колыхать в Адель до того сильные эмоции.

+3

5

Генез..эпигенез..генетика..какая к черту генетика..неужели и правда вот она так сильно влияет на человека? В кого тогда пошел Гарри? И почему у жутко рыжей женщины и иссиня-черноволосого мужчины родился бледный блондин? Они его мучают в подвале? Нет, здесь явно было что-то не так. Гарри, бывало, проявлял интерес к учебе, ему многое было интересно и необычно, но тоска, которая его поджидала дома, совершенно не вдохновляла на то, чтобы делать уроки. Пока он учился в школе, то мечтал, что поступит куда-нибудь и уедете подальше, но отец же хотел все контролировать! А вдруг Гарри свяжется не с той компаний там и опозорит фамилию? или чем он там дорожит. Сложно было вообще положить пятно на это громкое имя. Вот он и подумывал о том, чтобы стать той самой плохой компанией, и пока выходило, что для Драго, ибо более никто не терпел Гарри.
Почему он? Потому что они умудрились подружиться еще в тот момент, когда Гарри смотрел на мир своими ясными и зелеными глазами через дурацкие очки, когда он мог рассказать тысячу интересных и смешных историй, когда он заливисто смеялся на всю округу, пока ему не объяснили, что смеются только плебеи.
-Я передам, - он старательно записал все в тетрадь, которая служила тетрадью для всего и вся. Конечно, он ему передаст, может даже поможет сделать, хотя Драго был слишком умным, чтобы принимать чью-то помощь. - Не надо так говорить, от пропуска одной лекции еще никто не умирал, - он не мог упустить ее язвительного тона, но, какой бы миловидной она ни была, он не мог и простить ей такого пренебрежительного отношения к таланту студента, кроме того, она ведь доподлинно не знает, что с ним - вдруг у него корь. Гарри даже пожалел, что Драго был жив и здоров, иначе она проглотила бы свой яд обратно. Нельзя вот так за глаза..впрочем, все обсуждают всех именно за глаза, но когда дело касается твоего друга, то начинаешь думать иначе.
А те, кто сидела вокруг..они не привыкли просто перечить преподавателю...

О чем она? О жизни? Об алкоголе? Гарри многое делал так, что не доделывал - не доучился, не допричесался...
-Вы так и живете? Все доделываете до конца? - интересно, крайне интересно, потому что он совсем не ожидал увидеть ее здесь.
Когда она только вошла в их класс, то показалась ему такой маленькой и замечательной, что он мысленно представил ее самой счастливой девушкой на свете. Нет, он не хотел, чтобы она была замужем. Такие девушки не выходят замуж - они гуляют с цветными зонтиками и улыбаются всем вокруг, они носят платья в крупный горох и морщат нос, если им не нравится свет солнца, у нее обязательно должны быть круглые затемненные очки, чтобы только самый внимательный смог разглядеть там глаза. Она же редко улыбалась им на парах, это удручало и расстраивало, но Гарри ловил себя на мысли, что к ней на пару он бежал, не опаздывая, нравился даже ее голос. Почему девушки его возраста не такие? Ведь она не так сильно отличалась от них внешне, особенно если она улыбнется. Искал улыбку, но не находил.
И тут она совершенно ломала тот образ, который нарисовал он себе сам. Иногда, лучше не встречаться со своим идеалом, он может оказаться совсем другим, впрочем, он пьян, он может и не видеть всего, но ему хочется. Она лихо опрокидывала стакан, вливала в себя этот яд, который уничтожал всю красоту. Ведь у нее красивая, светящаяся кожа, и он не боялся ее сейчас рассматривать. Спасибо бармену за смелость.
-Вы врете, - честно высказал свое предположение Гарри. - Иначе не сидели бы здесь. Сюда приходят те, кто не может сам принять решение, и Вы такая же. Какое? - он сделал глоток уже непонятно чего, но чего-то принесенного барменом. Так, что же ее привело сюда? Эх, хотелось бы ему оказаться сейчас трезвым и спасти ее от того, что ее тревожит, увы, он вообще не герой, он не умеет спасать людей, ему и себя-то уже не спасти.

+3

6

Сентябрь, начало учебного года. 

- Я передам, - она отвлеклась, взглянув куда-то в сторону места Гарри и на миг...испытала подобие стыда, довольно скоро откатившее, подобно прибою. Ведь эти двое друзья, как она могла забыть: - Не надо так говорить, от пропуска одной лекции ещё никто не умирал.
Хмыкнув, Адель продолжила говорить по сути. Она, к счастью, не из тех, кто добрую половину занятия щебечет на отвлеченные темы, да про жизнь рассказывает. Отвела душу - и ладно.
Говорить она умела живо и даже интересно. От её звонкого голоса студенты действительно записывали материал, а не спали, или не сидели в совершенной неподвижности, словно педагог зачитывает им смертный приговор. 
Порой студенты спрашивали её о лошадях и каким образом она связана с ними, кое-кто даже знал, но Лоухилл всегда отмахивалась. 
Не совсем понятно, на какую надобность тогда весь кабинет уставлен штуками, так или иначе изображающими лошадей. Возможно, она пыталась научиться. Начать. Об этом говорить, не желая при этом вскрыть себе брюшную полость от и до.
Кстати говоря, кроме лошадей, отвоевала себе профессор и ещё одну вольность. На подоконнике рядом со столом, стояла клетка.
В клетке жила крыса. 
Она была толстенькая и ярко-рыжая. Уже восьмая по счету в крысиной эпопее. Снова мужского пола, почему-то все её крысы были самцами. Этот был приобретен совсем недавно, меньше недели назад и назван Джокером. 
До него был Диззи - кремово-белый,  с разными глазами, один черный, а второй красный. Именно за явление этой гетерохромии, Адель его и приобрела тогда - почти три года назад. Пусть клетка ему будет пухом...
Так вот, тот крыс был единственным, кому она долго подбирала имя. Диззи - тасманский дьявол из мультика. У него были разные глаза. Здесь всё мило, легко, весело и задорно.
Тогда миссис Лоухилл долго удивлялась, обратившись к великому гуглу, как много персонажей, оказывается, бывает с разными глазами.
Среди первых, то бишь топовых поисковых запросов, то и дело попадался Воланд - русский князь тьмы, из великой книги про ведьму, но каждый раз, как Адель читала Волан-д...Волан-д... по коже пробегал пугающий холодок, мурашки, казалось, что на кухне убежало несуществующее молоко, казалось, что не потушенная сигарета подпалила диван и скоро всё вокруг затянет горьким дымом, а ты не выберешься. Точно. Не выберешься.
В-общем, ну её, эту Россию, с её бездонно-глубокими и многогранными литературными героями.

(Джокер)

http://s3.uploads.ru/t/r87m4.jpg

начало июля прошлого года

- Вы так и живете? Все доделываете до конца? 
Она уж было начала искать тонкую пластиковую указку черного цвета, чтобы постучать по столу, а то учеников заносит, право слово...но вовремя поняла, что они находятся далеко за пределами классов, институтских коридоров, аудиторий, даже столовой и двора; до Хогварда вообще не сказать, чтоб близко. 
Да, Певерелла же выгнали. К чертовой бабушке. Взашей. Интересно, у него есть бабушка?
Почему-то бабушка Гарри Певерелла представлялась ей, как почтенная, сильная, немногословная строгая дама. И звали бы её как-нибудь величественно - Пенелопа, например. Пенелопа Певерелл, чудесно звучит. Длинное зеленое, обязательно зеленое платье, лисий воротник, почему-то больше напоминающий дохлую кошку. Или кота. Большого, обязательно рыжего! Рыжущего. Реджинальдского.
Она носила бы шляпу с пером, а может...с целым чучелом стервятника. Потому что Томас, чтоб его Кобру, Певерелл и есть стервятник.
Вы так и живете? Все доделываете до конца? 
Она вдруг попросила у бармена стакан внезапно безалкогольного мохито.
Перед мысленным взором сверкал пьедестал. Первое место. Море цветов. Слава. Овации. Восходящая белоснежными перилами лестница выше, выше, выше...
И тут Рудольф то ли споткнулся, то ли запнулся, то ли разволновался и слишком рано/ поздно начал прыжок. Кувырок, вылет из седла, боль, боль, боль, земля.
Хотела бы я довести до конца ту скачку, мой мальчик?. Больше всего на свете.
Она шикнула, потирая ноющее колено.
- Вы врете, - Адель усмехнулась в высокий стакан, переполненный мятными листьями, но на нарушение или теперь уже отсутствие субординации между ними, ей было плевать: - Иначе не сидели бы здесь. Сюда приходят те, кто не может сам принять решение, и Вы такая же. Какое? 
- Я не могу принять решение? Какое... Я его уже приняла, когда пришла сюда за вами. Тшшшш, прежде, чем вы начнете уверять, что помощь вам не требуется - я уже узнала, что хотела. Вы будете в порядке.
Не собиралась учить вас жизни, Гарри, или лезть в душу. И даже думаю...что действительно не могу принять некое решение, помимо того, которое уже назвала. Кажется, вы несколько разочарованы. Тому, как я умею пить, например. Ничего. С людьми, - она опустила фразу - особенно вашего возраста: - Вообще частенько случаются разочарования.

Отредактировано Alice Longbottom (2017-03-12 13:45:48)

+2

7

Часто ли за вами кто-то приходит? Впрочем, нет, вопрос неверный - часто ли за Гарри кто-то приходил? К черту все. Его мало волнуют другие люди, он упивается своими несчастьями. Он еще не научился бороться за кого-то другого. Наверное, потому что не чувствует (вернее- не знает) о том, что он кому-то нужен. У него не было прогулок после школы с родителями. Постепенно он стал считать, что так и должно быть, и это выглядело странным - когда дети о чем-то говорят со взрослыми. Разве им можно что-то доверить? Больше всех врут именно взрослые. 
И она сейчас врет.
Гарри только хмыкнул в ответ. Ни на йоту он не поверит ей, что она пришла за ним. Так, просто, проходила мимо, увидела бывшего студента, которому, конечно же, нужна ее помощь. Есть такие люди, которые считают, что они обязательно должны всем помогать, особенно тем, что попадаются им на пути. Вроде как, сама Судьба их сталкивает. Глупость какая. Но в этом все женщины. Мужчины редко думают о совпадениях и помощи чужим детям. Миссис Снейк и миссис Лоухилл - две странные женщины в жизни Гарри, которые никак не могут осознать, что они ему не матери, что у него есть своя мать, какой бы ужасной она ни была и какими бы прекрасными они не показались, они никогда не излечат его израненную душу. И все-таки стараются - они делают вид, что не лезут к нему в душу, но сами затачивают острие лопаты, говорят, что не ищут ключа к запертой двери, но день за днем тыкают в проржавевший замок ключами из завалявшейся связки, которая им самим давно не нужна.
"Тогда зачем вы нужны? Люди? Если вы ничему меня не научите?" Но жизнь не школа. Здесь нет опытных педагогов. Все живут в первый раз, и никто не знает наверняка, что нужно выучить, чтобы потом сдать выпускной экзамен. У каждого свой билет и свои задания.
-А Вы этим гордитесь? - он прищурил взгляд и посмотрел на учителя.  Он ведь не сказал ни слова на ее выпивку. В конце концов в баре ничего другого и нельзя ожидать, и утром, наверное, он ее оправдает, но они больше и не столкнутся в качестве учителя и ученика, а значит - можно обо всем будет забыть. Зачем же она говорит о разочарованиях? Она не хочет, чтобы он в ней ошибся? Да, бросьте, он ошибается во всех людях подряд - он совсем не умеет в них разбираться - там, где нужно было ждать добра, он ждал зла и наоборот. От нее он не ждал ничего, кроме равнодушия и скепсиса, хотя бы потому что она ему была симпатична. Логику этой жизни ему отец уже  определил - бери то, что дают, а не то, чего хочется. А ведь он не был уличным ребенком. Он не был выброшенным на улицу щенком, от которого отказались родители, и большинство сирот сейчас оторвали бы ему голову за такие отношения, но...это Гарри. Он не умеет поступать, как надо, он умеет поступать так, как велит ему его вечно куда-то рвущееся сердце, вечно пытающееся кому-то и что-то доказать. Эх,встретиться бы уже с этим кем-то..
-Тем, что можете вот так запросто пить? Нет, не подумайте, я не буду учить Вас жизни или лезть к Вам в душу, - передразнил он ее же. Они уже это сделали. Оба. Когда не отвернулись друг от друга в этом баре. Когда заглянуть друг другу в глаза. Когда заговорили.

+1


Вы здесь » HP: AFTERLIFE » Афтерлайф: прошлое » У-у-у, биология, анатомия, изучи её - до конца.