HP: AFTERLIFE

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: AFTERLIFE » Афтерлайф: прошлое » Кто-то закрутит провод на клеммы, кто-то замутит новые темы.


Кто-то закрутит провод на клеммы, кто-то замутит новые темы.

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

1. Название
Кто-то закрутит провод на клеммы, кто-то замутит новые темы.
2. Участники
Алиса Лонботтом, Невилл Лонгботтом
3. Место и время действия
Некий студенческий слет в полях, по поводу наук естественных и, возможно, не очень. Три года назад.
4. Краткое описание отыгрыша
Ни Адель, ни Шир не желали горением и не горели желанием туда ехать. Но им пришлось.

Отредактировано Alice Longbottom (2017-03-21 16:56:15)

0

2

Даром преподаватели время со мною тратили. (с)

Адель предпочла бы провалиться сквозь землю до самого ядра, чем идти в этот день под своды хогвардских потолков и линии стен. Если что-то она не любила больше предмета, который, впрочем, преподавала без каких-либо нареканий, то это любые мероприятия, связанные с публичностью и чрезмерной мобильностью. 
Приездные, выездные, студенты по обмену, обмены без студентов, визиты высоких гостей и гостей прочего роста. Собрания, съезды, конгрессы. Брифинги, форумы, симпозиумы. 
Нет, Лоухилл не была мизантропом. Таким уж откровенным мизантропом.
Она и преподавательские совещания не очень горела желанием посещать. Но, увы.
Если в институте намечается студенческий форум с дислокацией черте где, да и форум ли по вопросам естественных наук, то. То...
Как она слышала, Снейк и Лилит порой ездили(летали, откуда у них только крылья) на конференции той же тематики, аж куда-то в Германию. 
Известно, что естественные науки включают в себя - астрономию раз, биологию два, географию три, геологию четыре, физику пять и химию шесть.
Про шесть она даже слышать не желала.
Она терпеть не могла мысль о том, что химия тоже является гребанной естественной наукой, задери её тасманийский тигр. 
Вымерший вид. Очень его жаль. 
Некоторые вымершие виды вон, по земле ходят...и как зыркнут-зыркнут своими черными тоннелями вместо глаз, так хоть валидол под язык клади. 
- Это что? 
Лоухиллл раздраженно взяла в руки прямоугольное вместилище четырех розеток, из которого торчали провода. 
- Переходник, мадам Лоухилл. 
Бодро сообщил первокурсник. Этих юнцов пригнали «в подмогу» целой стайкой, но сейчас они лишь мешались. 
- Зачем? 
- Подключать аппаратуру, мадам Лоухилл. 
- Иисусе... 
Она вздохнула, посмотрев на переходник, проектор, белое полотно экрана на стене, ноутбук, колонки и прочие подобные штуковины. 
Директрисса непринужденно сообщила, что астроном, географ и физик...а не важно что, в-общем они не смогут помочь с организацией, потому что - отбыли из университета по той или иной причине, связанной с этой декадой естественных наук.
Значит всё, в том числе технические аспекты лягут на плечи Адель, так как их компьютерщик...а вот этого она не знала, где он.
Директор вежливо предложила помощь профессора Снейка, ведь он же всё-таки мужчина, что же, не разберется куда какие прилады ставить...
Но Лоухилл отказалась, про себя подумав, что лучше удавится.
Ей было абсолютно индифферентно, какие гвозди Себастьян забивает для Лилит, какие розетки чинит.
Эти гвозди превращались в те, что лучше б оказались забиты в крышку известно чьего гроба.
Как Лилит, будь подружкой на моей свадьбе, превратилось в не могу, мой новый парень попал в больницу, как я хотела бы стать крестной твоего сына, превратилось в крестную выбрали со стороны мужа, как Лилит, моя жизнь сломана и я нуждаюсь в тебе, превратилось в у меня и моего ребенка очень тяжелые роды.
Нервно посмотрев на часы, она шикнула на ни в чем не повинных первогодок:
- Да найдите мне того, кто всё это подключит! Особенно на месте...
- Профессор, там в коридоре...вам принесли.
- Что мне принесли?
Адель закатила глаза и, постукивая тростью, прошла к выходу из конференц-зала.
Там стояла девушка в форме не их института, другим галстуком и эмблемой.
- Мадам. Колледж имени... у нас к вам небольшой презент.
- Колледж имени кого?
- Святого Фредерика.
- Святого? Блеск. Дальше что?
Она поискала глазами презент. Им оказался прямоугольный аквариум размером с небольшую коробку, весь забитый какой-то листвой.
Только Адель хотела спросить, что внутри, как презент квакнул.
- Это что, жаба? Лучше бы компьютерщика мне презентовали! Через шесть часов начало, учитывая половину на дорогу, а у нас ещё конь не валялся!
- Вам...вам не нравится наш подарок?
- Если я сейчас поцелую эту жабу, а она превратится в прекрасного принца, который настроит мне технику в… где-то там, цены ей не будет. Вы хоть понимаете, что там, в этих полях...а-а-а, бесполезно. Первачи! Грузите все эти бесовские прилады в машину. В общем. Под конец дня у меня точно случится анафилактический шок на школьников и студентов, уф.  Профессор Снейк с нами не едет, я надеюсь? Иначе прям щас сдохну.
- Жабу куда? - вопросил один из парней, подхватив аквариум, с надписью: «Тайлер».
- Откуда я знаю. Отдайте профессору С...э-э, нет, никто не заслужил такой участи. Отнесите мне в лаборантскую. И давайте в темпе, скоро стартуем.

+4

3

В среднем 64,3% учащихся старших классов хотели бы учиться в Хогварде. Разумеется, показатель разнится в зависимости от факультета. Таким образом, лишь 26,7% выпускников, заинтересованных в сфере культуры и искусства, рассматривают его как приоритетный выбор, ещё меньше, 16% - в строительстве и архитектуре; рекордные 73% отвоевывают себе финансы и управление. Информатика в Хогварде не была ведущей - лишь 38% или 189,7 тысяч прыщавых старшеклассников, среди которых теснилась и кандидатура КаррХоха.
С такой конкуренцией, в действительности, у тебя не так много шансов. Нужно быть чертовски особенным или чертовски полезным, чтобы претендовать на место студента. Ширу никогда не твердили о его необыкновенности. Вся то пустословие об исключительности и неординарности, которое любят выслушивать родители от педагогов, никогда ему не адресовывалось. Другие были избранцами судьбы - именно поэтому он изо всех сил старался быть полезным.

- Извините, - голос слегка прерывается одышкой, когда Шир обращается к одному из проходящих мимо студентов. У того тщательно и выверено всклоченная шевелюра, лаймовый пиджак и голубые носки, - не подскажете, где находится... - лишь двумя годами позже, будучи на правах студента, Шир узнает, что это не просто "зелёный пиджак", а двубортный блейзер ручной работы, сшитый на Сэвил Роу, и что если и стоит обращаться к его владельцу, то только на “Королевском английском”, а пока он лишь с недоумением наблюдает за удаляющимся ниже по коридору студентом и потирает ноющее от толчка предплечье. Всё-таки университет мало чем отличается от школы.
- Шир КаррХох, стажёр? - у обладательницы писклявого голоса была синяя толстовка с эмблемой Хогварда, тёмные круги под глазами и бейдж: "Мирон У., аспирант биологических наук". - Идём скорее, автобусы отправляются через сорок минут, - Шир молча следует за своей провожатой, стараясь не наступать ей на пятки. Пару раз эта неприятность всё же случается, когда школьник заглядывается на старинные потолки - он должен постараться и произвести хорошее впечатление, чтобы в будущем заработать привилегию учиться под этими сводами. От мысли об этом он ещё раз наступает Мирон на кроссовки. Аспирантка обрывает инструктаж и окидывает Шира недовольным взглядом.
- Извините.
Через несколько минут, шесть поворотов и долгих три коридора они достигают места назначения - локальный филиал хаоса из аппаратуры, студентов, научного оборудования и стеллажей.
- Миссис Лоухилл, разрешите, - провожатая удалилась в гущу всей этой анархии. -  к вам на стажировку отправили, - дальше Шир смог различить только обрывки слов: “школьник”, “по программе”, “поддержка талантов”, “понимаю”, “вроде бы одарённый”, “нехватка кадров”. Когда его подзывают он спотыкается и чуть ли не падает:
- Очень приятно, мам… мэм, - Шир вытирает вспотевшие ладони о брюки, - могу быть чем-нибудь полезен? Мне сказали, что я займусь настройкой проектора?

Отредактировано Neville Longbottom (2017-09-13 17:05:43)

+5

4

- Миссис Лоухилл, разрешите, к вам на стажировку отправили, - Адель мимолетно отвлекается, невнимательно слушая дальнейшие торопливые объяснения про то, каким образом и, собственно, почему в качестве помощника с различного рода электронной аппаратурой здесь оказался школьник.
"Мне все равно почему он тут...".
- Пусть подойдет.
Среди прочего вороха слов прозвучала двухкомпонентная фамилия и Лоухилл поспешила найти её обладателя взглядом, силясь сохранить нейтральное выражение лица, не пуская в черты настороженное недоумение. Тот едва не споткнулся:
- Очень приятно, мам… мэм. Могу быть чем-нибудь полезен? Мне сказали, что я займусь настройкой проектора?
- Вы займетесь настройкой всего, что от вас потребуется, - Адель ещё раз скользнула по нему беглым ровным взглядом, чуть выходя из гущи толпы и оказавшись немного ближе: - Проектора... в том числе. Там нужно будет разобраться с подключением техники в полях, всеми безымянными клубками проводов, розетками, мониторами... а знать, куда подключаются наушники - потолок лично моих технических возможностей.
Разумеется, она преуменьшала. Наверняка сумела бы чисто интуитивно догадаться куда подключается ещё пара-тройка штекеров, предположим.
- Ваше имя Шир КаррХох, кажется?
Она окрасила тон голоса именно в такой натянуто-вежливый переливчатый оттенок, как будто аспирантка биологического факультета не нашептала этого на ухо буквально пару минут назад.
В мыслях мутно всплыли стены учительской, где у камина, в глубоком кресле тогда сидела женщина. Такой она видела её впервые, после собрания, посвященного принятию Адель в преподавательский состав. Полутьма тенистого угла делала черты лица резче, добавляя им необъяснимой хищности.
"Адаравега КаррХох - профессор истории искусств". Темные кудри бросались в глаза, а чернота взгляда отдавала смутной безуминкой. Она превосходно помнила это мерзкое ощущение намертво прилипшего к позвоночнику желудка, мурашками растекшееся по спине вниз.
Преподаватель столь эстетичной науки в тот день смотрела недоумевающе-вопросительно. Чем я так пугаю Вас?
Вынырнув из воспоминаний, биолог поймала себя на том, что нервно сжимает в левой ладони меленькую круглую шоколадную конфету, вместо того, чтобы её логично развернуть. Бросила мимолетный взгляд вниз, зачаровано шурша оберткой.
"Я не отношусь предвзято к людям за одну только фамилию. Я не сужу людей по тому, кто их мать или отец. Ведь так? Хах, через каких-то пару лет сюда придет учиться Драго Снейк и я превращу его жизнь в ад".
- Что ж, мистер КаррХох, пока не отправились автобусы, - она неторопливо положила конфету себе в рот, теперь тщательно расправляя между ладонями яркий блестящий фантик, делая это движение заметно-навязчивым: - Может, вы поможете мне для начала отнести в лаборантскую...жабу?

Отредактировано Alice Longbottom (2017-09-18 04:13:15)

+4

5

Мам...мэм” - заливается краской Шир. “Назвать профессора своей матерью - отлично сработано! Теперь она точно считает тебя тупицей.” - Шир отводит взгляд, он даже не в состоянии внятно ответить, когда мисс Лоухил уточняет его имя, лишь судорожно кивает. “Хоть бы она не расслышала! Она же могла не расслышать?”.
- Может, вы поможете мне для начала отнести в лаборантскую...жабу?
“Жабу?”
- Да-да, конечно! - хватается за возможность КаррХох. Он рад быть полезным, а ещё не прочь провалиться под землю от стыда, так что поход в лаборантскую кажется удачным компромиссом между двумя противоречивыми желаниями. Он суетливо принимает из рук первокурсника аквариум; вспотевшие ладони оставляют следы на стекле; повёрнутое на бок земноводное возмущённо надувает глотку.
- Куда отнести, мэм?

Если бы только мысли в тот момент не были заняты глупой оговоркой, если бы вокруг было чуть потише, а внимание бы не отвлекла пронесённая мимо стойка для микрофона... то вполне вероятно озвученные ровным, сдержанным тоном инструкции отложились бы в памяти подростка, и пятью минутами позже он бы потерянно не стоял в коридоре.
"И, вот, так постоянно". Наученный горьким опытом, Шир не стал докучать студентам с расспросами. На ключе, врученным Адель, имелась бирка: "LA 403" - это же не какая-нибудь тайная комната, её будет не так сложно разыскать.

Ну и что здесь такого, Тайлер?" - школьник заботливо прижимает стеклянную коробку к груди. Бородавчатое земноводное до сих пор переживающее за сохранность собственной склизкой шкуры, кажется, успокоилось, вплотную придвинувшись к стенке. Это не было проявлением межвидовой сентиментальности, лишь тяга хладнокровного к теплу, пусть даже исходящему от несуразного человеческого тела.  "Ну назвал "мам" - подумаешь! Наоборот, можно счесть за комплимент: мол, мэм, вы настолько добры, что напоминаете мне мать” - сознание услужливо воспроизвело строгий профиль Адаравеги - едва ли доброта была её отличительным качеством. Так же в памяти отчётливо всплыло то едва заметное подрагивание губ на лице Адары, когда сын называл её матерью. Он всегда связывал эту мимолётную неприязнь с возрастом: всё-таки статус матери придаёт опытности, и такой деятельной женщине, как мисс КаррХох, вероятно не льстит ассоциация с ним.
"О нет! - пугается Шир внезапной догадки. - Наверное, мисс Лоухилл было так же неприятно! Она же ещё совсем молодо выглядит. Тайлер, что же я наговорил - нужно поскорее отнести тебя и попытаться объясниться!"

В лаборантской было ровно так, как и рассчитывал Шир: тесно, бело, нагромождено. Свободного места было немного, тем не менее мальчик постарался выбрать самое уютное, чтобы поместить аквариум: поближе к окну и напротив инсектария для тропических бабочек. Ему бы следовало поскорее возвращаться, он и так потерял много времени, блуждая по коридорам, но товарищеская сентиментальность взяла верх. КаррХох замешкался совсем чуть-чуть: лишь спустил с затёкшего плеча сумку-почтальон, достал цифровую “мыльницу” и направил объектив на Тайлера…

Щелчок затвора раздаётся на всю лаборантскую. Шир собирает вещи и торопится вернуться к месту сбора. Нет особых причин для спешки, но желание поскорее доложить мисс Лоухилл о том, что он справился с возложенным на него заданием, двигает вперёд и заставляет перейти на неуклюжую трусцу. Из-за бега трясутся его всё ещё по-детски округлые щёки, кровь приливает к лицу, а давно ждущие стрижки волосы лезут в глаза. Так что не столько свойственная невнимательность, сколько плохая видимость и неспособность физически неподготовленного организма координировать движения, привели к тому, что всего в пару метрах от цели, уже готовый был окликнуть профессора, Шир падает, спотыкаясь о ту самую микрофонную стойку. Режит слух визг подключённой акустики, саднит колено и ладошки, и что многим хуже - Шир чувствует на себе множество пристальных взглядов.
"Ну, почему это всегда происходит со мной?"

+7

6

- Да-да, конечно!
Иногда Адель кажется, что она доподлинно знает, как обращаться исключительно с лошадьми.
Испытавшие неловкость, по самые кончики волос заливающиеся румянцем дети, находятся далеко за гранью понимания.
И, что гораздо важнее, за чертой желания понять.
Поэтому, ничем, кроме поэтапного и весьма подробного объяснения, как найти лаборантскую, она помочь не может.
Наверное, стоило вежливо улыбнуться, подчеркивая, что никакой катастрофы не произошло.
Очень, приятно, мам.
Мэм.
Прогоняя нелепую фразу в мыслях, Адель заметила укол едва различимого разочарования от поправки.
Мэм.
Скажем, Лилит Снейк, должно быть, очень приятно, когда её зовут "мам".
Придя к выводу, что не выспалась, скорее всего - только недосып может вынудить испытать огорчение, из-за того, как едва знакомый мальчишка сперва назвал тебя мамой, а потом не назвал, Лоухилл проводила его взглядом.
Ширу отчего-то шла эта  забавная манера передвижения и...жаба.
Что за вздор! Молодой человек, эта жаба вам так к лицу.
Неуклюжая походка и того гляди писк моды, феерия, восторг.
Никто не в силах ляпнуть большего бреда, даже социопатичный Снейк, даже не в голос.
Адель искренне считала, что дети, как бы это выразиться помягче и корректнее...старят родителей.
Чем старше и выше становятся они, тем больше седых волос прибавляется...
Нет, о седине думать не хотелось.
О морщинках вокруг глаз.
Болезни Альцгеймера.
Дети это боль.
Пришлось коротко выдохнуть, расхаживая по вестибюлю и продолжая наблюдать за погрузкой и суетой.
Так, почему же дети это боль?
Будь у неё дети - скорее уж родители были бы их болью.
Истерик, калечащий себя и невротичка, калечащая его.
Знакомьтесь, Альфред и Адель Лоухилл. Неудачник-полицейский, неудачница-жокей.
Наши жизни до того не сложились, будто кто-то в небесной канцелярии положил в коробку с паззлом на 1000…деталей - 499.
Интересно, наш ребенок тоже был бы неудачником?
Падал бы на ровном месте, смешно заикался, постоянно всё путал и забывал...

...споткнулся бы, с оглушительным электронным визгом роняя стойку для микрофона.

Она резко обернулась и поджала губы. Университетский инвентарь и себя: перевел в горизонтальное положение КаррХох.
Так и потянуло оказаться возле и брякнуть с тягучей насмешкой; вас прислали чинить или ломать мне электронику?
Однако, вместо этого, она действительно оказалась рядом, присела, взяла за плечи, помогая принять хотя бы сидячее положение.
- Сильно ушиблись?
Наклонила голову, встревоженно разглядывая лицо Шира и положив трость на пол. Ладони всё ещё лежали у него на плечах и Адель не была уверена, приняла ли свои лекарства.
Стоя на коленях посреди людного помещения, слушая как фонит поверженная микрофонная стойка и пытаясь заглянуть в глаза всё ещё абсолютно незнакомому ребенку, она почувствовала себя, на миг, на крошку, на половинку секунды - целой.
Здоровой.
Счастливой.

Отредактировано Alice Longbottom (2018-02-19 07:58:08)

+3


Вы здесь » HP: AFTERLIFE » Афтерлайф: прошлое » Кто-то закрутит провод на клеммы, кто-то замутит новые темы.