HP: AFTERLIFE

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: AFTERLIFE » Афтерлайф: прошлое » Pussy-cat, pussy-cat, where is your flat?


Pussy-cat, pussy-cat, where is your flat?

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

1. Название Pussy-cat, pussy-cat, where is your flat?
2. Участники Себастьян Снейк, Гвидо Клэрион
3. Место и время действия сколько-то лет назад; ветеринарная клиника и около того.
4. Краткое описание отыгрыша
Мужики, котики, ветеринары, веселье.
http://img.pichold.ru/s/0a3555c0feebddc0c0e0cb0da4135eef/

Отредактировано Xenophilius Lovegood (2017-03-23 22:59:46)

+2

2

Себастьян работал. Вернее. Довольно старательно пытался работать. Все началось с самого утра. Лилит убежала на дежурство, а у Снейка был свободный день — в кои то веки. Можно было притормозить свои изыскания исследовательские, и обличить их в текстовый формат. Он терпеть не мог бумажную работу, но без публикаций его бы довольно быстро попросили из Хогварда. Утро встретило его жалобно мяукающим у его носа Реджинальдом. Он нагло скребся своими когтями рядом с его подушкой, щекоча хвостом лицо — любой открытый участок кожи, до которого мог дотянуться. Кот жаждал внимания. Себастьян скинул его раз, второй, третий. Кот был настойчив и нагл. Ничего нового. Их тихое противостояние как всегда закончилось выпущенной в рыжее чудовище подушкой и трагическим зарыванием под одеяло. Деваться было некуда. Сон упорхнул в далекие дали, не смотря на страшные восьмерки на часах под боком — еще петухи не проснулись, а вечное наказание Себастьяна Снека уже требовало еды. Высунув ногу из-под одеяла и закутавшись в него, дабы сохранить тепло во все еще недостаточно хорошо отапливаемом доме, он поплелся в ванную — зеркало отразило весь кошмар, что мог был продемонстрирован матовой поверхности. Всклоченные волосы, полосы от подушки на щеке и огромные синяки под глазами- красавец. Драго уже увели в школу — и как только люди могут выползать из кровати раньше полудня — Себастьян бы с большей радостью утонул под мостом, чем вставал с утра пораньше — он был полной и безоговорочной совой. И работал вчера — дай бог, до четырех утра.
- Реджинальд, маленькая сволочь. Иди сюда, мерзкое создание. Если ты опять будешь устраивать танцы с бубнами и пляски в уборной — запру тебя здесь на весь день,  В ответ раздалось только демонстративное молчание. Посильнее укутавшись в одеяло, Себастьсян вяло водил щеткой по зубам — в свои двадцать с хвостиком он уже чувствовал себя глубоким старцем. Пусть хвостик был и немалый. Шлепая ногами по холодному полу и сокрушаясь о том, что неплохо бы все-таки перестелить полы и заделать дыры в стенах, он дополз до холодильника, будучи свято уверенный, что причина столь раннего пробуждения кроется в отсутствии еды. Ан нет — кот просто его ненавидел. Мстительная рожа Реджи и была этому доказательством. Другое дело, что на мстительной роже было поразительно много страдания. Подозрительно. Тягучее мяяяяявк, было ему ответом, и Снейк, нахмурившись, махнул на кота рукой. Хорошо, хоть говорит не умеет.
Себастьн горестно вздохнул и включил ноутбук. За окном мерзко светило солнце и еще боле мерзко скреблись голуби на чердаке. Заставка появлялась еще медленнее, чем просыпалась мозговая деятельность одного неудачливого химика. Наконец, ему открылись анналы текстового редактора, но... но не тут  то было. Реджинальд пришел и демонстративно улегся прямо на клавиатуру — один взмах — и кот улетел на диван. Приземлившись на четыре лапы, Редж повторил маневр. И опять. И потом опять. Ссебастьян начал закипать. На экране появились пока только формальные пара строк а том, как же актуально то, что сейчас будет написано — еле сдерживаемое желание послать Вэнити вместе с котом, а лучше запереть обоих в собственном санузле, где протекают трубы и немного несет канализацией. Мстительно представив Фанфарона, который забрался под потолок, спасаясь от их домашнего тирана, Снейк немного повеселел и приступил к обекту исследования. Он написал уже практически пол страницы, когда обнаружил, что  доме подозрительно тихо. Если в четырех стенах живет кот и ребенок — окружающая среда приучает, что  тишина — признак беды. Прикрыв клавиатуру пластиковой насадкой и отправив монитор спать, Себастьян отправился на разведку. Кота нигде не было. Как бы Снейк не хотел, чтобы Редж свалил в закат, он все же был старше, и ответственность висела на homo sapience, а никак не на кошачьем существе. Или претворяющимся котом существе... не на этом рыжем безумии, одним словом. Кота нигде не было. Себастьян начал беспокоиться — совершенно незначительно — он не желал представлять, что будет, если Лилит придет домой и обнаружит исчезновение ее обожаемого кошака. Себастьян вооружился любимой игрушкой Реджинальда и, кляня его, на чем свет стоит, пошел в обход, периодически взывая к совести и сквозь зубы проговаривая имя живого беспорядка.
Живой беспорядок не отзывался. Себастьян, порядком обескураженный, наконец добрался до чердака и обнаружил там эпопею века — стая голубей против семилетнего мордоворота. К большому сожалению — для голубей — этих противных существ Себастьян не любил в разы больше, да и кот — это зло привычное. Одним словом, Себастьян Снейк — если об этом кто-нибудь прознает, кислота покажется ему благом — собрался вступит в бой на стороне кота. Но было уже поздно. Реджинальд свернул голову одному из противников, и тут же на него набросились прочие — яростно врываясь в перьевое облако, Редж мерзко шипел, и Сеастьян, вздохнув, вооружился метлой.
Бой был недолог и неутешителен — голуби покинули место сражения, и заклеванный Редж с трофеем в зубах растянулся на деревянном полу. Его рвало какой-то желчью.
Вот черт.
Снейк схватил старое покрывало, которое укутывало покосившееся кресло и как был, рванулся к выходу. Кот был аккуратно уложен на стол, Себастьян влез в джинсы и рубашку, и через несколько минут, уже лихорадочно вспоминал название ветеринарной клиники, в которую таскала кота Лилит — если он откинется в тот единственный день, когда Себастьян изволил работать дома, Родина ему этого не простит. Очередь, как водится, была немалой.
- Мой кот умирает, - холодно бросил Снейк, разглядывая странный контингент с кулечками в руках. Из его рук раздалось жалобное стенание, подтверждающие слова военного товарища. Себастьян хмыкнул и направился к двери.

+5

3

Гвидо любил котиков. Нет, серьезно, если бы вы попросили его, какие три вещи он больше всего ценит в своей жизни, он наверняка бы назвал чеснок, котиков и отвечать на глупые вопросы незнакомых людей. И несмотря на то, что до чеснока в этом списке котикам было далеко, это ни сколь не умоляло их значимости для мистера Клэриона.
А особенно - для мистера Клэриона-младшего. Ведь именно он постоянно тащил в дом безлапых, покалеченных, одноухих и просто бандитского вида котов и кошек, которые одним своим взглядом способны были довести вас до слез или священного трепета. Не мудрено, что со временем дом Клэрионов превратился если не в кошатник, то в ночлежку для сирых и убогих.
Но среди всей этой разношерстной братии явственно выделялся один экземпляр. Рыжий монстр с когтями в дюйм, светящимися желтыми глазами и длиннющей рыжей шерстью, периодически впадающий в глубокую линьку и тем самым заставляющий всех домочадцев на пару недель стать отчасти котами. У рыжего монстра не было имени, ведь Кассандра всё ещё надеялась найти других глупцов, готовых превратить свою жизнь в ад и стать владельцами этого ужасающего зверя. Еще у рыжего монстра не было левого глаза.
И совести.
И такта.
И уважения к людям.
И привычки точить когти не о стены.
И прививок.
Кто же знал, что основной проблемой в поиске новых хозяев станет именно последний пункт.
За сим Гвидо, как наиболее психологически устойчивый член семьи (шутка, они просто вытянули жребий на спичках) был избран провожатым Рыжего Монстра в дивный мир ветеринарии.
И именно поэтому мужчина, забросив бесплотные попытки изловить и обездвижить кота, уже битые полчаса сидел на полу дома и не отрываясь смотрел в злой желтый глаз. Кот, казалось, смеялся над ним, ускользая каждый раз, стоило только пошевелить рукой или ногой. Ни угрозы, не уговоры не действовали, и мужчина уже отчасти начал понимать человека, по вине которого рыжий черт смотрел на него только одним глазом.
Еще пятнадцать минут безмолвного противостояния обернулись ничем, и последующее время сидения на полу Гвидо решил потратить если не с пользой, то хотя бы с удовольствием. Он встал (кот тут же улизнул под диван), удостоверился, что жена и сын еще не вернулись, и тщательно набил трубку. Порошок, на который пал выбор, состоял из байды такой несусветной, что суммарный эффект ингредиентов дал Гвидо полное право назвать смесь Косячком Живой Смерти.
Богохульно, но против правды не попрешь.
Еще полчаса пролетели незаметно, и даже кот, снова выползший на свет божий, уже не обращал внимания на мерно поднимающуюся к губам трубку. Желтый глаз буравил глаза хозяина, которые видели уже далеко не кота, не эту комнату и не эту вселенную. Тихая дуэль продолжалась, но на этот раз кот заведомо проиграл, упустив из внимания тот факт, что безобидная трубка может сделать взгляд человека крайне настойчивым.
Когда путешествие по галактике подошло к завершению и шаттл вернул Гвидо обратно на пол собственной гостиной, во взгляде кота чувствовалось неприкрытое восхищение. Он даже позволил себе подойти к заветной трубке и аккуратно понюхать поднимающуюся из нее струйку дыма.
Гвидо, всё ещё захваченный новым откровением (спагетти можно использовать как шнурки в ботинках для боулинга!), на любопытство рыжего монстра внимания не обратил. Полноценно он вернулся в реальность лишь когда котяра благоговейно запустил в трубку лапу и запахло паленой шерстью.
Вскоре опытным путем было выявлено, что кот просто без ума от смеси. Дальнейшие эксперименты подтвердили, что четвероногий с одинаковым энтузиазмом реагирует как на трубку, так и на порошок из перемолотых листьев.
Решение пришло быстро, и было гениальным, как идея выращивать шелковицу в яичных скорлупках. Порошок был высыпан в подворот штанины, и рыжий монстр в одно мгновение стал самым внимательным и послушным домашним животным. Оставалось лишь идти чуть быстрее, чем разморенный кот мог бежать.
К счастью для кота и несчастью для Гвидо, перед дверью ветеринара уже ожидали приема несколько питомцев в сопровождении их людей. Чтобы рыжий монстр не терял мотивацию, мужчина продолжил мерить шагами коридор, время от времени уворачиваясь от вялых прыжков.
Но вскоре появился мистер Мой Кот Умирает. Выглядел он куда прозаичнее, чем того требовали первые сказанные им слова. Черные волосы, помятый вид и огромные мешки под глазами, куда он, похоже, спрятал все свои оптимизм и жизнелюбие. Впрочем, морда кота, торчащая из тряпки в его руках, выглядела едва ли не более несчастной. 
Так уж случилось, что в какой-то момент траектории передвижений Гвидо и новоприбывшего пересеклись, и следующий по пятам за хозяином рыжий монстр едва не угодил под чужие ноги.
- А у моего кота всего один глаз, - радушно улыбнулся Клэрион, в очередной раз уворачиваясь от прицельного прыжка. - А жена недавно купила пылесос, который работает от солнечных батарей. Здорово, правда?

+5

4

Нет. Сеастьян не считал, что пылесосы на солнечных батареях — это здорово. По правде говоря — они были довольно бесполезны по своей сути. Как минимум, потому, что находились в помещения[? в самом мрачном городе в этой части света. Солнца в Лондоне можно было достать даже не на высоте птичьего полета — а на высоте боингов и ТУ-34. Ниже ультрофиолета обычно не наблюдалось. Не наблюдалось и необычно тоже, но выбирать не приходилось — приходилось пользоваться обычными источникам энергии — розетками, например. Поэтому от заявления заядлого кошатника в странных очках от которого подозрительно несло какой-то не менее подозрительно горелой травой, Себатстьян только скривился, не приняв всерьез как конкурента на очередь. Склочные дамы вызывали куда больше опасений – и напрасно.
Через пару минут Себастьян прекрасно понял почему.
Коты животные непредсказуемые. Крайне непредсказуемые. А этот конкретный кот вызывал у Себастьяна изумление с самых первых дней его появления. Для начала, он не мяукал – он только издавал звуки, чем-то напоминающие постоянно заведенный барахлящий двигатель. Или паровую турбину. Или очень плохо протекающую реакцию гидролиза. Когда оба электрода вытащены из закромов или спаяны на коленке – ничего особенного, но довольно печальное зрелище. Себастьян ненавидел все, что было связано с электротехникой – эта наука ему давалась еще хуже, чем математика. Если логику формул он еще, куда бедно понимал, то принцип мерзкого, вредного, совершенно непонятного закона Ома был для него далек, как Сатурн, или Сириус – или любая другая планета вне или в Солнечной системе.
На бумаге все было просто – но, когда к делу подключались провода – все зашкаливало за пределы его понимания. Он не мог грамотно представить, как работают микросхемы – у него было слишком мало информации.
Как работает мозг кота он тоже не понимал, хотя надеялся, что он малость примитивнее микросхем. По началу он даже страстно желал забрать его с собой в лабораторию для полноценного изучения – засунуть его в МРТ, взять все анализы – от примитивных и крови, вплоть до ДНК – как раз, у него был тогда дефицит с материалом для исследований и куда задач. Но не свезло. Кот не мог усидеть на месте и секунды – да куда уж ему до долго обследовании и полностью герметичном «гробу». Если кота завернуть в одеяло – он выбирался за доли секунды. Если на него нацепить рукав – он выползал чуть дольше. Себастьян думал зашить его в пододеляльник, но он и сам прекрасно справлялся с игрой «помешай хозяевам заправить кровать». Монстр. Что тут говорить. Но сейчас задача была еще проще – на коте была одна единственная тряпка – и она не способствовала  пленению, потому как по легенде кот был практически бездыханный.
Реджинальд не оправдал надежд и высунул нос. Вслед за носом высунулась рыжая морда, и потом он текучим движением сполз на пол ветеренарки во всем своем великолепии. Вуаля. Фокус не удался. Крадучись, в полной уверенности, что его никто не замечает, и не обращая ни малейшего внимания на изобилие взглядов со стороны скучающих ожидающих, он пробрался к ногам мужчины в странных очках, и вцепился зубами в штанину, одной лапой еще надежней закрепляя свои права на местоположение, а второй ненавязчиво отгоняя одноглазого кота.
Снейп похолодел. Лилит его убьет. Это надо же было вляпаться в историю именно тогда, когда Снейк остался дома один на один с котом – никто не поверит, что обкуренный монстр из ветеренарки задрал их домашнее чудовище за дело. Вернее, за дозу, а никак не потому, что Себастьяну надоели его утренние пробудки от пищащей мыши.
Черт.
Снейк осторожно приблизился к картине военных действий, готовый – если что – разнимать адских псов, которые по недоразумению являлись представителями другого вида.
- Постарайтесь держать один глаз вашего кота подальше от глаз моего – я бы не хотел наблюдать за кровопролитными войнами за Вашу штанину.

+4

5

Гвидо уворачивался от кота с ловкостью матерого тореро. Одноглазый монстр, похоже, уже перешел в стадию ломки, когда за пару понюшек смеси можно было и горло кому-нибудь перегрызть. К счастью, пока целями прыжков всё ещё была набитая толчеными листьями штанина, а не беззащитная шея мистера Клэриона.
Тем временем мистер Мой Кот Умирает страдальчески взирал на происходящее, и взор его был так несчастен, что Гвидо захотелось лично отсыпать ему чего-нибудь из своих запасников. И чутье подсказывало, что обычной марихуаной тут дело не исправишь. Как говаривала ныне покойная бабуля Гвидо, чело его запечатлело всю скорбь еврейского народа, и стереть эту печать было бы ой как непросто.
Мужчина даже на секунду задумался, чего бы такого можно было бы намешать, чтобы смурному господину стало жить повеселее. Задумался и едва не пропустил очередную кошачью атаку, а когда вынырнул из пучины собственных вязких, как кисель, мыслей, то внезапно осознал, что охотников до его штанины стало двое.
Оба были взлохмаченными и рыжими, но соревнование за право зваться монстром однозначно выигрывал одноглазый кот Гвидо. Казалось, что он не отрывал глаза от цели, но мужчина явственно видел, как он нет-нет да и бросает на конкурента злобные взгляды.
Более того, развернувшееся представление неотвратимо привлекало внимание остальных животных. Псы подозрительно косились на рыжих чудищ, а мирно спящие до этого кошки заметно оживились, явно ощущая пробуждающийся интерес к щиколоткам Гвидо. Ему такое внимание, конечно, льстило, но когти и зубы, которых у зрителей было в избытке, всё-таки немного пугали.
- Я кошачий царь, - безапелляционно заявил мужчина владельцу второго рыжего урагана. Теперь уворачиваться от лап и зубов стало немного сложнее, но пока рыжие комки не сцепились друг с другом, это было не таким уж и плохим времяпрепровождением. - И ваш кот сам меня избрал.
Очевидно, в доказательство своей преданности кот мистера Скорбное Лицо не стал церемониться и молниеносно вцепился прямо в лодыжку своего царя. Гвидо ойкнул, чувствуя, как острые когти раздирают хлипкую материю со сноровкой ножа бывалого щипача.
- Ваш кот умирает очень необычно, - заметил Клэрион, пытаясь стряхнуть кота и заодно не покалечить. Как ни крути, а членовредительством он заниматься не планировал, да и котиков всё-таки любил.
Одноглазый бес тем временем в кои-то веки решил совершить кое-что, до селе ему неведомое, а именно приревновать номинального хозяина к чужому коту. Мужественно взяв инициативу в свои руки (владелец второго котяры вряд ли способен был сейчас изобразить что-то помимо страдальческого взгляда), Гвидо широкими шагами направился ко входной двери, стараясь не придавить рыжему монстру хвост или еще что прилагающееся. Хозяева животных, чьи питомцы уже начали нетерпеливо возиться в переносках и пытаться вырваться из рук, облегченно выдохнули.
Не оборачиваясь, чтобы не увидеть на и без того страдающем лице еще больше мучений, Гвидо поволок чужого кота вместе со своей ногой в коридор. Там было больше места для маневров и куда меньше зубастых и когтистых зрителей, являющихся латентными токсикоманами.
Одноглазый монстр затрусил следом, примеряясь, куда бы прыгнуть так, чтобы добраться до штанины и заодно сделать конкуренту как можно больнее. Гвидо почувствовал себя мишенью в тире с очень странными лохматыми пулями.
- Вы уж меня простите, - бросил Клэрион через плечо, - Я не похищаю вашего умирающего кота.

+3

6

А я не знаю, кто виновен – кот или трос,
Но двадцать пять вагонов слетели под откос.
А кот пришел, мой кот пришел назад...

Реджинальд проигрывал по всем фронтам. А чего вы хотели? Домашний котик, что пострадал в битве с пернатыми и Рыжий монстр, которому лапой стену пробить не вопрос.  Домашний котик требовал к себе внимания, требовал себе травы, и требовал убрать конкурента. Своими руками манипулятор Редж редко действовал – обычно то, чего он хотел, ему поставлялось на фарфоровом блюдечке – нет, он не был балованным, просто его черную душу никто кроме Себатьяна не видел. Лилит была очарована милым взглядом, и не понимала, что за лоснящейся шерстью стоит манипулятор со стажем, практически глава семьи и клана. Он бы держал наркокортель, если бы мог – и, если бы не был котом. Сейчас Снейк никак не планировал недооценивать своего кота – эта морда свое урвет, и не поморщится. Откусит, даже, если ей проглотить не до конца удастся. И что с ним делать в накуренном состоянии, было не до конца понятно. Мало того, что усы в разные стороны торчат и шерсть вся в крови – так еще и наркотиками на пол улицы несет. Когда кот, сомнамбулически пятясь вперед выскользнул в коридор вслед за таинственным незнакомцем, Себастьян задумался.
Котик сбежал. Себастьян не питал надежд, что котик сбежал навсегда. Как в старой детской песенке, где хозяин довольно безуспешно пытался избавиться от кота. К тому же, оставался открытым вопрос, что говорить Лилит, если кота уведет неизвестный наркоман. Впрочем, если  бы наркоман был известный, это бы не особо помогло. " Дорогая супруга, наш кот предпочел нашему уютному дому повороты штанин, набитые травой. Я ничего не смог поделать." Речь в его стиле, но совершенно не приносящая никакого успеха. Лилит не одобрит ни кота, ни Себастьяна. Она будет браниться, ругаться, а может даже расстроится. Себастьян глубоко вздохнул и вышел вслед за ним.
В коридоре особых изменений не произошло – необычно умирающий кот все также увивался за своим кошачьим царем, а Себастьян стоял, сунув руки в карманы.
- Скажите, а Вам в жертву котов приносят? Я бы мог предложить одного в качестве жреца, или в качестве жертвы, - задумчиво произнес Снейк, наблюдая за сценой.
Не то, чтобы он собирался отдавать Реджи какому-то проходимцу, но почему бы не посмотреть, что из этого получится. На этой неделе Себастьян пришел домой раньше всех – вообще-то на часах стрелки подбирались уже к  одиннадцати, но Лилит была на смене, а Драго... Драго тоже был где-то. Пока он еще не дошел до того возраста, когда поздние отлучки заставляют поднимать на ноги все морги и хосписы. Так вот, Снейк разлегся на кровати с томиком, Маркеса, если память ему не изменяет, и только приготовился окунуться в мир вечных дожей и болот – как будто этого в Лондоне ему не хватает – так пришел Кот. Кот не был настроен на болота – он хотел играть. Себастьян играть не хотел, поэтому он, отдал Реджи на растерзание руку, а сам уткнулся в томик художественной литературы, которая нечасто ему попадалась. Но вот, люди уже начали оставлять бумагу с надписанными названиями предметов по всему дому, Снейк привычно возмутился неверному течению ретроградной амнезии, описанному автором, а кот совсем обнаглел. На руках у Снейка виднелись длиннющие порезы, укусы и споротая кожа, кое-где свисала шелуха, как когда вскрываешь семечку, а пленка остается. Или, как стружка после рубанка... одним словом – ничего хорошего. Тогда Реджинальд был наказан одиночеством в ванной, но кот не растерялся и залез в стиральную машину, где и уснул. Видимо, наказание было так себе. Зато теперь можно было посмотреть за настоящим ритуальным жертвоприношением, или даже... ритуальным танцем, к примеру.
- Или, как Вы думаете, может духи помогут нам отогнать котов от Ваших брючин, что скажете? Могу одолжить благовония или кислоту любого рода, кроме лизергиновой. Будет красивое шоу.

+3

7

Ситуация обострялась с каждой минутой, и чужого кота, похоже, уже начало тянуть на подвиги. Нанюхавшись снадобья из лихо вспоротой штанины, он поглядывал на кота Гвидо с куда большей ненавистью, чем того можно было ожидать от умирающего животного.
К счастью, в ближайшие жизненные планы мистера Клэриона организация кошачьих боев не входила. Поэтому он, покрутившись для приличия еще немного и уже начиная ощущать, что когти вспороли не только его брюки, но и лодыжку, решил действовать кардинально.
Но для начала надо было дождаться, пока владелец второго котяры изволит переместиться в коридор. Это произошло немного позже, чем рыжий монстр Гвидо принял решение, аналогичное хозяйскому, и а разбегу вцепился в холку конкурента.
Не успели на пол упасть первые клочки шерсти, как Клэрион уже держал обоих нарушителей спокойствия за шкирки.
- О, это очень мило с вашей стороны, - очаровательно улыбнулся мужчина, разводя руки как можно дальше, чтобы бьющие во все стороны лапы не задели его лицо. Орали коты так, словно сто младенцев мира разом лишились всех своих игрушек, еды и маминых поцелуев.
Хозяин второго дебошира стоял, скрестив руки, и вмешиваться в ситуацию явно не планировал. Гвидо не мог его за это осуждать, ведь, судя по выражению лица, тот явно обдумывал что-то непомерно печальное, сожалел о судьбе всех униженных и оскорбленных или попросту мучился от сильнейшей зубной боли.
По всему выходило, что рассчитывать Гвидо мог только на себя. Благо, утренний допинг никак не влиял на его двигательные функции, а вот о слабости своих рук он пожалел уже на третьей секунде удерживания на весу двух мечущихся рыжих комков.
Стоит хорошенько подумать о создании какой-нибудь смеси, усиляющей мышцы или хотя бы блокирующей в них чувство усталости. Мужчина на миг задумался, борясь с желанием предоставить котов самим себе и записать новую мысль в книжицу, которую всегда носил во внутреннем кармане куртки.
Книжица, надо сказать, была прелюбопытнейшая. Кассандра подарила ее на какую-то их годовщину (если это можно было так назвать, ведь даты она отсчитывала исключительно по лунным циклам и датам парадов планет), клятвенно заверив, что каждая страница заговорена против посторонних взглядов. Гвидо жене верил, но на всякий случай подкреплял магию использованием своего собственного шифра, который заставлял даже самые крамольные рецепты выглядеть в глазах читателей если не безобидным бредом сумасшедшего, то как минимум набором символов.
Однако Гвидо был человеком рассудительным и здраво заключил, что, отпусти он сейчас котов, те рано или поздно вернуться к идее распотрошения его штанины и прилагающейся ноги. Извернувшись, Клэрион жестом, ловкости которого позавидовал бы любой акробат, всучил один из рыжих комков прямо в руки его скорбного безымянного хозяина.
Небольшим недоразумением оказалось то, что при ближайшем рассмотрении рыжий комок, оставшийся в руках Гвидо, обладал обоими глазами - следовательно, в руках у и без того грустного оказался кот, способный одним своим видом внушить самые противоречивые чувства от страха до жалости.
- О нет, духи и благовония тут не помогут, - констатировал Гвидо со знанием дела, параллельно рассматривая недавно умирающего кота, который выглядел теперь более чем здоровым и к тому приведенным в боевую готовность. - А кислота - вообще дело неблагородное. Я, знаете ли, приветствую натуральные продукты.
Кэлрион мельком осмотрел штанину, оказавшуюся не только разодранной на полоски, но и местами потемневшей от крови. Скорбно покачал головой, предвкушая головомойку от жены, которая точно будет уверять о недопустимости порчи вещей под влиянием Сатурна.
- Полагаю, единственный выход для меня сейчас - снять штаны и сжечь их. Но что-то мне подсказывает, что общественные предрассудки этот поступок не оценят и опошлят.

+2

8

Себастьян не планировал вмешиваться – он прекрасно знал, чем это все закончится. Широкие штанины – бич для любого хозяина кота. Хуже чем широкие штаны может быть только плед – или, еще хуже: много маленьких шуршащих пакетов и пакетиков, в которых скомкана чужая шерсть, и которые к этому пледу привязаны. Если вы хотите обозреть конец света для Вашего спокойствия – то в рецепт должен быть еще включен полный трудовой день и томящийся в одиночестве кот – и вуаля. Вы можете складывать руки на груди. Или громко кричать, когда к вам в эти самые руки суют рыжий пищащий комок, который только что разодрал брючины на милом, но довольно непутевом кошачьем царе до крови.
Себастьян кошачьим царем не был, и даже не претендовал. Он растерялся, и поэтому секунду спустя после того, как шаман отказался от кислоты – что за шаман такой? – он уже смотрел на бешеного кота.
- Нельзя, фу, нельзя, - как мог сурово произнес Себастьян и посмотрел в единственный глаз его питомца. Стоп. Единственный. Лилит его убьет – какой, к черту, единственный глаз? Когда у Реджи успели выколоть глаз, куда он делся и почему он уже зарос? Или кошачьи раны заживают моментально? Или, может, он просто так неудачно прикрыл один глаз?
Себастьян старательно пытался рассмотреть чудовище, которое извивалось в его руках, спешно пытаясь доказать, что котов можно выпускать на соревнования по акробатике, даже без допинга. Впрочем, не только без допинга, но и без дополнительной стимуляции – любого толка.
Агрессивно настроенный индивид – одна штука – мотылялся из стороны в сторону, старательно выпуская когти в направлении незащищенной шеи Себастьяна.
Другой агрессивно настроенный индивид – одна штука – вырывался из цепкой хватки второй человеческой особи. Засим коридор был пуст – умные владельцы четвероноги благоразумно не высовывали носа из приемной.
Реджинальд был страшно сердит и недоволен – у него отобрали трофей. Тот факт, что трофеем, вероятнее всего был бы он, его мало беспокоил. Себастьян прекрасно понимал, что котик, не сумевший отбиться даже от пернатых, не выживет в борьбе с уличным, и, чего уж греха таить, обкуренным котом и его хозяином. Снейк сам не был уверен, что выжил бы в этой битве. Впрочем, у него было преимущество – рост, вес и хозяин непутевого четвероного, который старательно удерживал свое прирученное создание. Будьте в ответе за тех, кого приручили. Кто кого приручил было не совсем ясно, но ответственной в их случае обычно выступала Лилит.   
И только обманный маневр, который совершил рыжий маньяк – резкий укус в нежную кожу на запястье, и нырок – заставил Себасьяна понять, что в его руках находится чужое бешеное сокровище. Сокровище же поползло вверх по руке, как, в далеком детстве Редж ползал по льняным шторам, оставляя на них жуткие затяжки и полосы, и в мгновение ока добрался до шеи. Там уже ободранный кошачий воротник впился в горло всеми конечностями, и вознамерился оставить у подбородка отличный засос крепкими зубами. Если понадобиться, то вместе с зубами. Себастьян зашипел, хмыкнул и, с усмешкой добавил.
- Видимо, у вашей жертвы биологических экспериментов режутся зубки. И, если его не отцепить по хорошему, придется и мне умирающим представляться, - по рукам уже катились кровавые капельки, но Снейк почему-то только больше развеселился. – Смотрю, в качестве кровавых жертв выступим сегодня мы с вами.
Режди не имел привычки слушаться Себастьяна – главой семьи был другой человек. У него была узнаваемая рыжая шевелюра, и ослушаться миссис Лилит Снейк кот бы не посмел. Но ее здесь не было, а значит, выводить котов на мировую придется дурной половине человечества.
- Раз Вы предпочитаете натуральные продукты, может, у Вас завалялась кошачья мята? Или проблему с Вашими брюками придется в конце концов решать саваном.

+3

9

Пока Гвидо обдумывал дальнейшие действия, пространно наблюдая за собственным котом в чужих руках, недавно умирающий кот решил взять инициативу на себя. Неуловимым для человеческого глаза движением он повернулся к держащей его руке и заключил оную в захват смерти, владением которым так славятся все усатые-полосатые от мала до велика.
Гвидо удивленно вытаращился на животное, азартно лягающее его предплечье когтистыми лапами и запечатлевающее на коже следы мелких, но острых зубов. Кот сбил его с мысли, а боль мгновенно отогнала обдумывание планов выхода из щекотливой ситуации куда-то на периферию сознания.
Бросив быстрый взгляд на собственного кота, Гвидо  не без удивления заключил, что тот тоже перешел в наступление. И действовать, надо сказать, он решил куда более радикально - вместо руки скорбного товарища вцепился сразу в горло. Клэрион почувствовал, как его брови уползли намного выше отведенного для них места. Интересно, как согласно уголовному кодексу будет квалифицироваться убийство посредством кота?
Однако владелец рыжего монстра, который в данный момент увлеченно полосовал руку Гвидо, вопреки ситуации выглядел довольно радостным. Чуял ли он в вероятной смерти от потери крови избавление от мирских тягот, Гвидо не знал, но прекрасно видел, что того нисколько не смущают стекающие по коже капли крови, постепенно превращающиеся в тонкие ручейки.
Интересно, что по этому поводу скажут Кассандра и Ричард? Как отреагируют, когда им позвонят из следственного изолятора и уведомят о задержании непутевого мужа и отца, да еще и по такой абсурдной причине?
По всему выходило, что ситуация патовая. Еще и вспомнилось, зачем сюда изначально был принесен этот одноглазый черт - не иначе как сделать ряд прививок, из чего вполне логично вытекала вероятность того, что в данный момент кот заселяет кровь своего нового знакомого совсем не дружественными микроорганизмами.
Гвидо хихикнул. Что-то подсказывало, что ни он сам, ни мистер Вселенская Тоска этим микроорганизмам не по зубам. Биохимия крови Гвидо была настолько изменена приемом всевозможных снадобий, что там приходилось тяжко даже лейкоцитам. Что до нового знакомого - его вены скорее всего вообще полнились не кровью, а желчью. Или кислотой. 
Интересно, каков шанс, что коты опьянеют от их крови и перестанут дебоширить?
Кошачьей мяты у Гвидо с собой не было. Дома, само собой, была - но до дома теперь было так же далеко, как до Луны или Австралии. В карманах, если не подводит память, лежали зажигалка, трубка и носовой платок с несколькими щепотками табака - не самого дорого, но вполне приличного. Котам табак был не интересен, как и остальной нехитрый скарб.
Пока рыжие монстры увлеченно дегустировали человеческую плоть, Гвидо пришла вполне толковая мысль. Отведя руку с вцепившимся котом в сторону, второй он махнул новому знакомому (вернее, пока что новому незнакомому), приглашая того проследовать на улицу. Травы в штанине не осталось (как в принципе и самой штанины, о которой теперь напоминали только лохмотья), поэтому свежий воздух должен был успокоить котов, а вместе с тем и немного прояснить мозги их владельцам.
Гвидо выскользнул на улицу, не дожидаясь реакции со стороны владельца второго рыжего черта. Свежий воздух приятно холодил покусанную ногу, и со временем хватка кота стала ослабевать. Не прошло и пяти минут, как мужчина смог высвободить руку.
- Мяты у меня нет, - запоздало сообщил он, осматривая нанесенный урон. Предплечье было располосовано знатно, запястье и ладонь словно проштамповли дыроколом - но в целом жизни ничего не угрожало. И на том, как говориться, спасибо.
- Гвидо Клэрион, - спохватившись, что всё ещё не представился, Гвидо протянул окровавленную руку - второй, здоровой, он прижимал к себе чужого кота. - Довольно иронично, что они оба рыжие и оба без царя в голове. Он кивнул на кошаков, стараясь не думать о том, какой втык получит от жены, когда вернется домой без паспорта прививок и с изодранной одеждой. - А вы как? В порядке?

+4


Вы здесь » HP: AFTERLIFE » Афтерлайф: прошлое » Pussy-cat, pussy-cat, where is your flat?