HP: AFTERLIFE

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: AFTERLIFE » Афтерлайф: прошлое » С понедельника начинаю новую неделю


С понедельника начинаю новую неделю

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

1. Название
С понедельника начинаю новую неделю.
2. Участники
Пэнси Паркинсон, Беллатрикс Лестрейндж
3. Место и время действия
Какой-то бар Лондона, около пяти месяцев назад.
4. Краткое описание отыгрыша
О диалоге по-змеиному. Немного яда, немного виски, немного ругани с барменом и немного самокопания. Счёт, пожалуйста.

+1

2

У Витрики никогда не было много друзей. Все эти шумные компании, веселые встречи, двойные свидания - все это было тем, что она знала только понаслышке. И, будь хоть немного верующей, перекрестилась бы от облегчения, уповая на то, что и дальше будет знать так же - из нелепых фильмов и взглядов со стороны. В дружеском смехе из компании за соседним столиком в кафе ей всегда слышалась фальшь, а в улыбчивая группка из четырех подруг представлялась клубком змей. Доверять кому-то? Подставлять плечо? Увольте. Витрока привыкла считать себя достаточно самодостаточной и состоявшейся личностью, чтобы не нуждаться в чужой поддержке и не искать себе дружеской компании. Она прекрасно себя чувствовала и так.
Впрочем, полностью закрыться от влияния социума и вести жизнь сумрачной и закрытой интровертки Витроке не удалось. Девиц она не жаловала по определению, а тех, кого жаловала, считала так же неспособными на дружбу, как и она сама. Но в компании, в которой Витрока повадилась играть в покер, возникло среди прочего контингента два юноши ее возраста и с ними ей удалось соорудить что-то, отдаленно напоминающее дружеские отношения. Не специально, так просто получилось.
Любви между ними никогда не было и это, быть может, могло бы выступить в защиту утверждения о дружбе между противоположным полом, но сама Вита выступать ни в чью защиту не спешила бы. Во-первых, она не считала их общение дружбой в сопливом ее понимании. Во-вторых, если у них и не было любви, это вовсе не значило, что у них не было секса, а это, наверное, не подразумевалось в защите дружбы между мужчиной и женщиной. Впрочем, Витрока никогда всерьез об этом не думала. Она вообще не анализировала, как стоило бы назвать их отношения с Матео и Теодором. Они просто встречались за одним игровым столом и, порой, в барах. Они бродили по ночной Гаване с бутылкой вина или рома, в зависимости от настроения, заваливались на ночь к шапочным знакомым Тео и изощренно, недобро подшучивали друг над другом. Эта дружба пережила оба брака Витроки, пережила ее поездки с первым мужем и постоянные конфликты с пасынком во втором. Она могла бы продержаться еще долго, но Альцгейм выслали из странны и уж этого, как была уверена девушка, их дружба не переживет ни за что. Хотя бы потому, что, да, дружбой это не было. Зачем бы кому-то из них поддерживать эти отношения на расстоянии?
Витрока была абсолютно уверена, что и ей это не понадобится тоже. Что ни Матео, ни Теодор не будут скучать по их нелепой компании, да и сама Вита не будет, потому что не завесила от них и не нуждалась в них.
И ошиблась. Быть может, она и была цельной, самодостаточной личностью, но оказавшись в ненавистном, блеклом и холодном Лондоне совсем одна, она думала о них чаще и тоскливее, чем могла бы себе когда-нибудь представить. Ее не тянуло на ночные прогулки с бутылкой, ей не было так же весело в баре, она не рвалась искать подходящее казино, и уж точно у нее не было ни одного знакомого, у которого можно было бы провести ночь, оказавшись после полуночи на другом конце города.
У нее вообще почти и не было знакомых, настолько цельной и самодостаточной личностью была Витрока Альцгейм.
И иногда это навевало тоску.
Именно такая тоска и привела ее сегодня в этот бар. Ей не с кем было пить, да и не за что, но какое это имело значение? Она хотела выпить, хотела выпить в компании хоть кого-то, кроме включенного телевизора, чтобы не чувствовать себя алкоголичкой, а потому оказалась сегодня здесь. Как всегда сумрачная, как всегда нарядившаяся во все черное, как всегда не снимая солнечных очков и, неожиданно даже для себя самой, с другой сумочкой без документов.
- Мне они и не нужны, красавчик, - холодно усмехнулась она, сквозь темные очки глядя на упрямого бармена. – Ты не полиция нравов, а я могу рассказать тебе всю таблицу умножения, но не буду. Очевидно, что я вышла из того возраста, когда парочка B-55 может превратить хорошую маленькую девочку в подвыпившую дрянь. Я уже дрянь, милый, пусть пока и трезвая и, поверь, лучше от этого не становлюсь. Так давай закончим этот нелепый разговор и ты просто принесешь мой заказ?
- Извините, мисс, не раньше, чем вы покажете ваши документы.
Витрока медленно выдохнула, пытаясь успокоиться и, поджав губы, проводила поспешившего к другому клиенту бармена долгим взглядом.
Она знала, как не надо решать такие проблемы, она уже получала в жизни такой опыт и охранники выводили ее из бара. И чтобы ее не вывели и сегодня, Вите просто необходимо было успокоиться.
Она знала, как надо решать такие вопросы и пара хрустких банкнот, способных заменить забытый паспорт, у нее нашлись бы, но давать лишнего этому козлу она пока была не готова. Во всяком случае, не раньше, чем успокоится.
Витрока еще раз тяжело вздохнула, барабаня пальчиками по столу и нехотя оглядела барную стойку. Быть может, найдется какой-нибудь падкий на ее формы кабель, который выручит деву в беде? Впрочем, на кабелей у нее совсем не было сейчас настроения.
Видимо, без лишних трат этот вечер не обойдется.
- Да ну и к дьяволу, - пробормотала она, наконец, поднимая руку и щелкая пальцами.
В противовес кабелям, дать взятку бармену и впрямь дешевле.

+5

3

Хоть бы сплетен, хоть бы ссоры,
Хоть бы рейнского вина,
Хоть бы влезли, что ли, воры,
Хоть бы рухнула стена.

Со временем Ригель обнаруживала себя в барах все реже и реже. Что это было? Старость подкрадывающаяся семимильными шагами? Усталость? Или некоторое довольствие своей жизнь, превращающее эту самую жизнь в размеренную рутину?
Сегодня она проснулась от звонка с работы, что случалось нечасто, но стабильно вызывало раздражение. Администратор, отпиравшая дверь в клинику, обнаружила на ступенях клиента Ригель. Бессмысленный и тоскливый взгляд его гипнотизировал вывеску с часами работы. Под боком зашевелился Людвиг недовольный трелью телефона. Мадам Элекстрано выругалась сквозь зубы и выползла из-под одеяла.
Кофе-метро-клиент-обед-Хогвард.
Хотелось встретиться в коридоре хоть с Лилит. Недовольно сморщить нос и обменяться подчёркнуто вежливыми фразами о здоровье Драго и Себастьяна. Почувствовать себя живой. Но коридор пустовал.
Телефон пиликнул пару раз извещая о ресторане, где Людвиг забронировал для них на сегодня столик. И Ригель едва удержалась о того, чтобы отправить несчастное устройство в полет до ближайшей стены. Она не готовила по вечерам ужины, не стирала его рубашки. Они даже не жили вместе - Людвиг был  счастливым обладателем "полки" в её шкафу. И что с того, что "самые нужные вещи" занимали добрую половину гардероба, ванная обросла в два раза большим количеством бутыльков, а в стаканчике теснились две зубные щётки.
И не подумайте, что Ригель устала от их отношений, от своей работы, нерадивых студентов и страждущих клиентов. Увы. Все совсем наоборот. Её жизнь нравилась ей даже слишком. Но... Всегда ведь есть какое-то "но".
Что она могла сказать зарывшемуся в подушку Людвигу?
В моей жизни было слишком много боли. Я потеряла ребёнка. Я потеряла Томаса. Я потеряла даже возможность когда-либо иметь детей. Я пыталась убить себя. Я потеряла свободу. Я потеряла саму себя. И все это время было больно. С надрывом и без. С тоской, смирением, гневом, усталостью. Я слишком привыкла к этой боли. Без неё я чувствую на своём горле цепкие лапы смерти и её пепельное дыхание.
Ты ведь не поймёшь, если я скажу, что страдания делают меня собой?

Где-то сбоку юная девушка ругалась с барменом. Ригель улыбнулась, чувствуя горечь в приподнятых уголках губ.
- Да ну и к дьяволу.
"Мы что переместились в Средневековье? Какого дьявола вы не принимаете карты?!"
Боже правый. Как давно это было.
- Не трать наличку на ублажение чужой алчности, детка. Эй, дорогуша! Запиши заказ дамы на мой счёт.
- Простите, я не могу нарушать правила.
Ригель смерила человека за стойкой презрительным взглядом.
- А я могу не рассказывать никому о твоём маленьком коммерческом увлечении. Мы договорили, котик?
Бармен вздрогнул, недовольно поморщился и споро поставил перед ней выпивку.
- И мне повтори.
Она повернулась к девушке и протянула руку.
- Ригель.

*

"Мы что переместились в Средневековье? Какого дьявола вы не принимаете карты?!" Фраза относится к знакомству Ригель и Роджера Элекстрано, состоявшегося при схожих обстоятельствах около двадцати лет назад.
Эпиграф - Йовин "Граф Фон Штосс".

+2

4

- жизнь-то? да безрадостна и пуста.
грязь кругом, уродство и беспредел.
- ты живешь за пазухой у христа!
- значит, он змею на груди пригрел.
(с)В.Полозкова

- Не трать наличку на ублажение чужой алчности, детка. Эй, дорогуша! Запиши заказ дамы на мой счёт.
Витрока обернулась на голос и, чуть спустив к кончику носа свои извечные очки, стрельнула поверх них внимательным, заинтересованным взглядом в сидящую рядом женщину. Черная, как ночь, мрачная, как сыч и если и улыбнется, то так тонко и знакома, что Витрока уже сейчас, видя ее впервые, как родную ее узнает.
Быстрым, даже немного испуганным движением, одним указательным пальцем на душку, она вернула очки обратно и лишь когда те вновь встали надежной заслонкой между взглядом темных глаз и всем остальным миром тщательно, крепко зажмурилась. Странная и незнакомая струна дернулась где-то под сердцем, шепнула на ухо змеей: "видишь эту мрачную женщину? Видишь ее взгляд? Он не тосклив и не счастлив, он такой, какой может быть, - и будет! - у тебя через двадцать лет. Уже хочешь? Уже не терпится? Так получай."
Зажмуриться крепче, до боли под веками, радуясь, что не видно ничерта за ее проклятыми, любимыми очками. Щит от целого мира, щит от каждого взгляда. Как знала. Как любила.
Незнакомка, - а хотя нет, Ригель уже, Ригель, - и не видела, наверное, но у Виты все равно было такое чувство, словно та видела каждый ее жест насквозь, что под очками, что под масками. Впрочем, и не важно. Альцгейм отбросила эти мысли к чертовой матери и тонко улыбнулась.
- Витрока, - представилась она в ответ, протягивая над стойкой руку, как принято это в мужском обществе. - Вы спасли мой вечер, Ригель. Не представляю ничего хуже, чем не суметь надраться этим дивным днем. Спасибо.
Бармен, еще менее приветливый, чем был до этого все это время, поставил перед ними да ничтожно маленьких бокальчика на три полоски, уже полыхающие сверху голубым огнем над пахнущей травами зеленью. Вита, не раздумывая особенно, подхватила свой, посмотрела на него прищуренным глазам и, сморщив носик, сдула хлипкое пламя, сразу за ним сделав глоток.
- Итак, - облокотившись локтем о стойку Витрока в пол оборота развернулась к своей спасительнице. - Вы выручили меня и я благодарна. Будь у нас с вами разное количество хромосом, я бы точно знала, чего вы ждете от меня в ответ, а так я теряюсь в догадках.

Отредактировано Pansy Parkinson (2017-05-07 12:57:20)

+2

5

Все эти девочки, намазанные густо,
Авангардисточки, курящие взасос,
Все эти рыцари искусства для искусства,
Как бы в полете всю дорогу под откос.

Ригель залпом прикончила свою порцию и с приятно расплывающимся, как фильтр "размыть", интересом оглядела спасённую. Бойкость. Грубость. Наверняка кислотно зелёный яд, капающий с острия языка, не раз заставлял окружающих задумываться о том, когда уже им отравится сама змея. Уверенная красота. Уверенная свобода. И тоска - куда же без неё. Тоска всегда селится в глубине таких глаз, распаковывает чемоданы, устанавливает торшер. Прижившуюся тоску не выгонишь и не остановишь. Или это уже не о Витроке? Полумрак мешает рассмотреть. Полумрак занавесок, что её собственная тоска сочла удачным интерьерным решением.
- Неужели хромосомный набор помешает мне ожидать услуги? Стигматизация на основе полового признака? - Ригель осуждающе поцокала языком. - Впрочем, расслабься. Я не обижаю юных девушек.
Она крутанула в пальцах бокал и бросила банкноту на стойку.
- Только нерадивых барменов. Повтори, дорогой. Надеюсь, там не обнаружится стрихнин, - пробормотала она себе под нос последнюю фразу.
Здравый смысл рекомендовал завязывать с пьяными разговорами и записаться на супервизорскую консультацию. От этого разумного послания, честное слово, скулы сводило. Странно, что у него не голос Себа, а то вечно ходит с такой рожей, будто пару кило лимонов проглотил.
- Скажи мне, детка, твоя жизнь была когда-нибудь настолько приятна и хороша, что хотелось... Я даже не знаю... Воткнуть шило себе в бедро, например?
Ригель невесело усмехнулась. Для понижения внутричерепного давления рекомендуется просверлить череп. Себе или другому. Интересно, сколько человек хранят дрель в шаговой доступности? Что бы такого просверлить этой самой строительной дрелью, дабы убрать невидимый пресс с груди? Сердце? Лёгкие? Или, может быть, сразу глотку? Параллельно линии горизонта.
- А как прошёл твой день?

*эпиграф - Дмитрий Быков

+1


Вы здесь » HP: AFTERLIFE » Афтерлайф: прошлое » С понедельника начинаю новую неделю