HP: AFTERLIFE

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: AFTERLIFE » Афтерлайф: прошлое » Ну вот, теперь я знаю, в чьем я вкусе...


Ну вот, теперь я знаю, в чьем я вкусе...

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

1. Название
Ну вот, теперь я знаю, в чьем я вкусе...
2. Участники
Люциус Малфой, Алиса Лонгботтом
3. Место и время действия
конная прогулка-аукцион, около 20 лет назад.
4. Краткое описание отыгрыша
Когда повстречалась с кем-то в месте, где куча лошадей, это просто невозможно проигнорировать, если ты Адель.

Отредактировано Alice Longbottom (2017-05-04 04:07:01)

+1

2

- Рудольф! - Адель легко впорхнула в конюшни, улыбаясь до ушей и сразу же торопливо подходя к стойлу любимца и даже больше, чем охотно потянувшегося к ней мордой и приветственно раздувающего ноздри, пока его обнимали за шею: - Привет, мой мальчик. Как ты сегодня? Ты уже слышал, что в центре - конная прогулка-аукцион. И знаешь что? Мы приглашены! А знаешь где? В Гайд-Парке! Там будет такая красотища, ты умрешь... ммм, но сперва мы тебя почистим, накормим, прогуляем... а?
Девушка была уже при полном наездническом облачении, даже голову венчал защитный шлем, схваченный под подбородком ремешками. Костюм состоял из черных узких бриджей, высоких ботинок, светло-сиреневой блузы и темно-фиолетового матового жакета с глянцевыми лацканами.
Вообще-то её личный тренер строго запретила брать коня на сторонние мероприятия и в целом настоятельно рекомендовала им обоим абсолютно сосредоточиться на подготовке к грядущим большим летним соревнованиям.
Да, от этих скачек карьера пары Рудольф/Адель зависела почти напрямую, но никак не больше, чем от тех, что будут через год - летом, после этого. И они готовились. Слаженно, упорно, ежедневно.
Но Корби просто не могла позволить себе пропустить такое крупное городское событие, плотно связанное с лошадьми.
Она не поедет на этот аукцион в следующем году. Когда ставки возрастут. Когда она уже станет женой Альфреда, а не будет помолвлена с ним, как сейчас.
Жених, к слову, был сильно занят и они практически не виделись уже пару месяцев, но пара недурственно умела существовать автономно.
Адель не имела привычки вздыхать, таская за собой слезливо подписанные мягкие игрушки, или книги. 
На входе в Гайд-Парк сегодня было многолюдно. Классика жизни - большинство лондонцев считают своим святым долгом посетить мероприятие, либо праздник, как-либо связанный с лошадьми. 
Натянув поводья, Адель притормозила коня, давая возможность проехать четверке велосипедистов, а потом вдруг резко вытянула шею, заметив кого-то уже на территории парка.
- Чтоб меня. Тут Боу. Сукин сын...
Пальцы сжались на кожаных ремнях, Рудольф слегка заволновался, перебрав задними ногами. Адель успокаивающе погладила его по гриве, въезжая в парк.
Юджин Боу - был знаком ей по конной школе, но она знала о нём нечто такое, от чего волосы шевелились на голове. Боу был старше её на пять лет, но когда в свои одиннадцать девочка рассказала, что лично видела его неподобающее обращение с животными, никто не поверил. 
Родители Юджина были довольно влиятельны и богаты, множество пар глаз непреодолимо закрываются, стоит хрустнуть купюре крупного номинала в кулаке. 
Руки сжимались в вышеозначенные кулаки от бессилия. 
Оставив коня около специализированной привязи, Адель пошла искать место, оборудованное под сцену и "зал" - скорее ряды стульев, а быть может, организаторы не поленились соорудить трибуны. 
- Привет, Адель! - девочка, год назад выпускавшаяся из школы, хлопнула по плечу. 
- Привет! Видела тут Боу? 
- Ага. 
- Ты не в курсе, он будет принимать участие в аукционе? 
- Скорее всего. Его маман же держит конюшню. Наверняка решили пополнить ряды. 
- Чёрт.
Найдя наконец места перед сценой с одним пологим спуском(чтоб можно было лошадей заводить), по обе стороны от которой размещались кони и кобылы, Адель прошла в третий ряд, заметив в первом Юджина и злобно поджимая губы. Тот держал в руках специальную табличку для участия в аукционе. 
Предначальная суета не стихала, в то время как неважно выглядевшая девушка опустилась на стул, не сводя глаз с чужого затылка.

+2

3

Прогулка-аукцион в Гайд-парке была, по мнению Людвига, мероприятием не самым приятным. Мягко говоря. Там всегда толкалось множество случайного люда, превращая узко-направленное событие в развлечение для всех, у кого выдался выходной. О том, что люди там были совершенно не его круга, упоминать и не стоило.
Организатор долго и настойчиво уговаривал мистера Медичи принять участие. Более того - участие в самой прогулке в качестве всадника. Было более чем очевидно, что, во-первых, мероприятие имеет нехватку профессиональных наездников со своими лошадьми. Во-вторых же, Людвиг сильно подозревал, что для привлечения внимания из него с Люцифером собираются сделать своеобразную рекламу. Приобретая коня, он, помнится, чувствовал непреодолимое желание покрутить пальцем у виска - кто додумается называть белоснежного красавца подобным именем?
Людвиг никогда не участвовал в скачках, однако, его maman, будучи женщиной весьма консервативной включила занятия верховой ездой в обязательную программу. Впрочем, ей не пришлось на этом настаивать. Людвиг влюбился в лошадей с первого взгляда. Они были гордыми, они были статными, они были свободными. Даже любование этими животных сулило истинное эстетическое удовольствие. А общаться с лошадьми оказалось на удивление приятнее, чем со многими людьми.
Медичи принадлежало с десяток мест на одной закрытой конюшне за городом. Одно время Людвиг подумывал купить её с потрохами, но навалилось много дел с галереей, и теперь он вырывался туда от силы раз в неделю. Наверное, следовало завести себе первого помощника и немного разгрузить рабочий график. Но пока лошади довольствовались обществом вышколенного обслуживающего персонала и Сизеты.
Людвиг оставил коня на привязи и благодарно потрепал его гриву. Он едва успел сделать пару шагов прочь и стянуть перчатки, как к нему подлетел представитель оргкомитета, рассыпаясь в благодарностях. Медичи благосклонно кивал, чувствуя, как начинает подташнивать от откровенной лести. С трудом отделавшись от неприятного общества - никак специально караулил его в близлежащих кустах - он спрятал номерок для аукциона во внутренний карман жакета и направился в зал. Люди заканчивали рассаживаться по местам и постепенно затихали. Увидев спешащего к нему преследователя с явным намерением выбить для Людвига место в первом ряду и все-таки довести его до мигрени своим обществом, Медичи приземлился на первое попавшееся рядом с незнакомой девушкой в третьем ряду и поспешил заговорить с ней в надежде, что это отпугнёт слишком услужливого работника.
- Сегодня прекрасный день. Погода для прогулки подходит идеально, - самым светским тоном произнёс он, но незнакомка его даже не услышала.
Она была слишком занята тем, что буравила яростным взглядом юношу впереди. "Юджин Боу", - вспомнил Людвиг. Они были представлены друг другу на последнем приёме у Уозликов, но помимо того, что семья Боу была весьма состоятельной, он ничего о нем не знал.
- Он вам не перезвонил? Зря. С его стороны это почти преступление.
Людвиг расстегнул ремешки и снял шлем, поправив стягивающую волосы ленту.

+2


Вы здесь » HP: AFTERLIFE » Афтерлайф: прошлое » Ну вот, теперь я знаю, в чьем я вкусе...