HP: AFTERLIFE

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: AFTERLIFE » Афтерлайф: прошлое » Что случается с миром после того, как с ним случается всё худшее? (с)


Что случается с миром после того, как с ним случается всё худшее? (с)

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

1. Название
Что случается с миром после того, как с ним случается всё худшее?
2. Участники
Алиса Лонгботтом, Фрэнк Лонгботтом.
3. Место и время действия
Дом Лоухиллов, около 10 лет назад.
4. Краткое описание отыгрыша
Он практически напрочь разлюбил свою работу, а жена накрепко влюбилась в женщину.

0

2

Дом казался пустым и холодным, как всегда по вечерам, и только из окон кухни ложились на дорожку квадратики теплого желтого света. Фрэдди шел к ним, как идет в шторм корабль к маяку. Только все шторма бушевали внутри.
Они только что раскрыли это дело. Он и Мартин. Фрэдди все еще помнил, стоит опустить веки, грубо сколоченный деревянный дом, мужчину с вытатуированной виселицей на шее и детей. Худых, изможденных, запуганных детей в подвале этого дома. Детей, которые пропадали несколько  лет, которых они искали больше года – и наконец-то нашли.
Из двенадцати пропавших в живых осталось двое.
Мартин говорил что-то, сейчас, когда все уже закончилось, Фрэдди казалось, что он даже помнит слова. Тогда все, что он слышал – только шум крови в ушах. И ненависть, такую черную, что она начинала обретать плоть и голос.
У них с Адель не было детей. Но что, если бы были?
Не было перестрелки, было только везение и бесконтрольная наглость. И много крови. И осипшие, страшные крики детей и смех мужчины с вытатуированной виселицей на шее. И запах смерти, въевшийся, казалось, в саму кожу.
Никогда еще Фрэдди так сильно не хотел убить кого-то.
- К черту эту работу, – ругался Мартин после.
Когда они несли двух выживших детей, тонких, как соломинки, к полицейской машине.
- К черту эту работу, этих маньяков, вот это все. Лучше бы я переводил бабушек через дорогу! – продолжал Мартин.
- Заткнись, – сказал тогда Фрэдди. - Просто заткнись.
Запах крови пропитал его волосы, вцепился в одежду. Запах крови напоминал о том, в чем Фрэдди не мог признаться даже себе: ему понравилось. Убивать. Нести возмездие. Стоять на самой грани.
Он не хотел бы почувствовать это вновь.
Он боялся почувствовать это вновь.
В кухне горел свет, теплый, и сладко пахло вином. И сладко пахло духами Адель и ее кожей.
- Привет, – сказал Фрэдди, останавливаясь в дверном проеме.
Адель сидела за столом, и блики света играли в кольцах на ее пальцах, в ее пьянящего цвета глазах. Она казалась воплощением жизни. Смыслом жизни.
Когда она подняла голову, Фрэдди показалось – вся вселенная смотрит на него. Вся вселенная ждет от него ответа.
- Мы раскрыли дело, – сказал Фрэдди хрипло.
В горле пересохло, перестало хватать воздуха. Фрэд протянул руку, пытаясь ухватиться хоть за что-нибудь. Не успел. Пол больно ударил по коленям.
Если я отключусь, ей меня не поднять.
Потом была темнота.

Отредактировано Frank Longbottom (2017-10-03 16:02:37)

+2

3

Шелест колес под сводами гаража. Шелест студенческих рефератов. Шелест обертки от пачки сигарет.
Шелест в небольшой клетке.
Шелест соломы в деннике.

Войдя в дом, Адель разулась, стряхнула с волос капли мелкого дождя, прошедшего над Лондоном совсем недавно.
Свет в прихожей напоминал темное, тяжелое золото. Прислонив к стене трость, она сняла черный пиджак, повесив его на вешалку. Только что курила на крыльце, а уже хочется ещё.
Тяга на две сигареты подряд - плохой знак. Переодеться в домашнее не хотелось. Ей не шли махровые халаты и пушистые тапочки. Так и осталась: колготки, деловой костюм, полный набор украшений и сдержанный макияж.

"Скоро вернется Альфред, если вернется... - заглянула в холодильник и присвистнула: - Я дерьмовая жена".

Сняла трубку телефона, набрала номер, слабо усмехаясь оператору на том конце:
- Я хочу заказать доставку на дом. Да, через час. Мгм... как обычно.
Лилит сказала бы, что еда на дом - при их относительно средних зарплатах, это неразумно. Дорого, невкусно, бессмысленно.
Однако, ещё меньше, чем уютные халаты, Адель было к лицу стояние у плиты.
Её бывшая лучшая подруга плавала по быту как рыба в воде. Она могла одновременно готовить рагу и наглаживать рубашки, попутно вычесывая кота где-то в коридоре и выясняя через систему вентиляции сделал ли ребенок уроки.
Адель не знала точно, как живет миссис Снейк, но ей казалось, представить могла довольно безошибочно.
Лилит неустанно спасла чье-то здоровье и разводила на заднем дворе цветы.
Лилит ездила на велосипеде и читала Брэдбери.
Лилит была счастлива.
Распихав доставленную еду в полупустой унылый холодильник, Адель села за кухонный стол. Скоро муж переступит порог...выжатый, издерганный, усталый.
И на-ка тебе.
Еда из безликого пластикового контейнера и чай из пакетика, щедро залитый кипятком. Кипятком, чтоб можно было сжечь верхнее нёбо и хоть что-то почувствовать.

Как ты давишься этим воздухом?

Здесь уже почти восемь лет перестало хватать кислорода на двоих.
И он вырезает себе жабры чуть ниже ребер.
Пластик и полиэтилен. Тяжело жить с куклой. Со сломанной куклой, должно быть, нестерпимо.

- Мы раскрыли дело.
Он говорит. Задержав взгляд где-то между плечами супруга и его горлом, Адель чувствует, как в уши набилась иллюзорная вата. Фрэдди шатает, ведет вперед, в сторону.
Без единой мысли в голове, точнее с мыслью - я хотела сказать наконец, что ухожу - она бросается вперед и, конечно же, не успевает.
Вернее, не так. Он падает на колени и она по наитию делает то же самое, поддерживая отключающегося мужа за плечи. Его полный вес она бы не удержала, а так...можно подложить под затылок ладонь и отчасти неуклюже опустить на пол.
Пахнет кровью, безвыходностью и отчаянием. Ресницы Альфреда чуть трепещут и поддых бьет дежавю.
Больное колено словно ударяет электроток, на периферии слуха мазутный перезвон безумного смеха из её кошмаров. По подушечкам пальцев стекает дробленая дрожь.
Она цепляется за одежду Фрэда, на удивление ловко расстегивая пуговицы на рубашке и с силой растирая у грудины и под ключицами. Плечи сводит, под ребрами колет и колотит. Собственная тень превращается на стене в четверку силуэтов, пляшущих около них.
Ужас бежит вдоль вен. Это просто обморок от перенапряжения, черт бы побрал полицию, но почему же тогда чудится, что он откроет глаза и не узнает её.
- Ф...Фрэдди.
Раскаленно-сухими трещинами интонаций.
Потрясла за плечо:
- Альфред!
Будь здесь Лилит, она вспомнила бы про окна настежь, нашатырь и воду. Лилит здесь нет. Как и пола, потолка, стен, дома, улицы, неба, города и земли.

Отредактировано Alice Longbottom (2017-10-03 16:08:09)

+3

4

Знаешь, как это бывает? Ты видишь ее глаза, а потом над головой смыкается темнота. Знаешь, как это бывает? Ты бежишь вперед, и тебе все равно не успеть.
Знаешь, как это бывает? Ты пытаешься спасти хоть кого-то, но теряешь всех. Даже себя.
О, ты знаешь, Альфред Лоухилл.
Фрэдди, для друзей и врагов.

Ему показалось, что все это происходит не с ним. Что это не его гостиная плывет перед глазами, скатываясь в бок, как будто что-то перекосило угол зрения. Что это не его тело становится вдруг чужим и ватным. Что это не его сознание мутнеет, не его глаза теряют фокус.
На самом деле все это происходило с ним.
Альфред успел подумать отстраненно, что терять сознание неприятно. И очень страшно.

Тепло ладони под затылком. Тепло ладоней под ключицами.
- Я в норме,  - сказал Альфред раньше, чем открыл глаза.
Веки были тяжелыми, как и все тело. Зато остальные чувства вернулись – и на том спасибо.
Под лопатками было твердое покрытие пола, болезненно-неприятное. Он же не ранен, отчего же тогда так больно в груди? Почему так больно все, даже дышать?
Фрэдди приложил усилие, чтобы сделать вдох. Еще и еще. Старался дышать медленно и размеренно, возвращая себе способность думать и чувствовать, возвращая контроль над теплом, прогоняя хаос из мыслей. Прогоняя ужас. Воздух пах пылью их необжитого (год за годом необжитого!) дома, кровью и потом, порохом, кровью и гарью. Воздух пах сладкими духами Адель, густыми, как смола, терпкими, как вино. Фрэдди уловил этот запах сквозь тысячу других, вдохнул его, как вдыхают нашатырь. От каждого вдоха становилось легче.
- Я хочу…  - голос сорвался хрипом, сухие губы не слушались. Фрэд нервно облизнул их, сглотнул. Казалось, слюна царапает гортань. - Мне нужно…
Это все было не то. Не то начало, не те слова.
Почему-то показалось, что они уже много лет говорят на разных языках и не понимают друг друга, только делают вид, что понимают.
«Я люблю тебя» звучит пресно и лживо. Есть ли между ними то чувство, которое определяется этим словом? Говорили ли они друг другу, что они чувствуют на самом деле? Хоть когда-нибудь?
Может быть – самое время начать?
Не открывая глаз, Фрэдди поймал худые пальцы Адель, прижал ее ладонь к своим губам – кольца царапнули кожу. Ему не хватало ее тепла. Ему нужно было ее тепло больше всего на свете.
- Мне страшно, – озвучил Альфред то, что чувствовал на самом деле.
Мне страшно, потому что я не уверен, что знаю, кто я. Не уверен, что знаю себя. И еще, потому что я все больше не уверен, что знаю тебя. И что узнают когда-нибудь.
Теперь можно было открыть глаза, но все еще невозможно было отпустить руку жены. Все еще невозможно было перестать касаться сухими губами тонких пальцев, то ли в надежде согреть их, то ли просто пытаясь хоть что-то почувствовать.
Альфред пробежался глазами по деловому костюму Адель, рассмотрел все ее украшения, прежде чем заставил себя перевести взгляд на ее лицо.
Она не бросила его, хотя когда он упал – что ей стоило перешагнуть через его тело и пройти в эту дверь?
Откуда вообще в голове такие мысли?

Очень медленно, как будто тело было разорвано невидимыми пулями, как будто каждое движение могло причинить неожиданную и слишком сильную боль, Фрэдди сел на полу. Сжал ладонь Адель двумя руками.
- Я никогда не рассказывал тебе о работе. Ну, почти никогда. Это был такой… негласный договор между нами. Помнишь? Я обещал тебе, что это тебя не коснется, что бы там ни было, но…
Но оно касается меня. Сильнее, чем я ожидал. Глубже, чем я могу вынести. Страшнее, чем все то, с чем я могу справиться один.
Фредди заставил себя разжать судорожно сжатые пальцы, и теперь ладонь Адель просто лежала на его ладонях – она могла забрать ее, когда ей вздумается.
- Но это дело… слишком, – Фрэд криво усмехнулся. -Слишком. Мне… Адель, пожалуйста, можно я тебе все расскажу?

+4


Вы здесь » HP: AFTERLIFE » Афтерлайф: прошлое » Что случается с миром после того, как с ним случается всё худшее? (с)