HP: AFTERLIFE

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: AFTERLIFE » Афтерлайф: прошлое » Дабл хоба


Дабл хоба

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

1. Название
Дабл хоба
2. Участники
Люциус Малфой, Амикус Кэрроу
3. Место и время действия
Семь лет назад, особняк Медичи.
4. Краткое описание отыгрыша
Раз. Два. Три. Продано.
Под Микаэлем проломился стул.
http://sd.uploads.ru/t/lbvuw.jpg

+1

2

Опытный игрок знает, что значит это «своенравие случая».
"Игрок", Достоевский.

Сегодня был определенно не его день. Вчера тоже солнце светило не так ярко, и трава была не зелена, но сегодня день побил просто все рекорды невезения. Его,( черт, как же зовется брат сестры, все никак не запомню), одним словом,  Томас истово возжелал третьесортную мазню какой-то совершенно неизвестной художницы с придурковатым именем. То ли Вильгельмина, то ли Валиндрота, то ли еще что похуже. Томас-то возжелал, а вот сходить самостоятельно на торги - видимо ноги отвалятся. Но Микаэль, все еще питающий безуспешные надежды на то, что расположение Певерелла недалеко от него уплыло - а с его образом жизни, это было ох как важно, добровольно взялся эту картину выкупить. Пару недель до этого он старательно пускал слухи о бездарности работы, о ее совершенной бесценности и безвкусице. Бедная мамзель, что эту мазню наваяла, в гробу бы переворачивалась, если бы слышала его речи. Но мамзель пока была жива - более того, по последним слухам, мамзель была матушкой той самой дэвушки, коей Микаэль сломал жизнь. Неловко вышло.
Но эта информация к делу не относилась. К делу относился тот факт, что на аукцион, на закрытый, попрошу заметить, аукцион, затесался манерный франт, что эту картину у него увел просто из под носа.
- Не стоит она таких денег, - бурчал Микаэль, натягивая на лицо маску. - И нервов она таких не стоит.
А вот расположение Певерелла таких денег определенно стоило. К тому же, можно было неплохо поживиться, загнав Томасу эту мазню за ту кругленькую сумму, что он за картину хотел отвалить, а самому навариться даже без состава преступления.
Шляпу на этот раз пришлось оставить в машине. Неприкрытая голова ощущалась голой. Маска в этом злободневном вопросе ничуть не помогала.
Особняк, в котором проживал франт отличался "красотой и выразительностью". Это было нечто переиначенное со знаменитого говоруна, только применительно к произведениям искусства. Действовать нужно было быстро - пока информация не разошлась в узких кругах. Томас, конечно, доступа в эти круги не имел, но кто его знает - завтра с утра картина уже будет у него - Флай понадобится ночь на мазню, не больше. Разве что выписать все эти мелкие детали на средневековом замке века восемнадцатого - на глаз - будет сложновато. Но Хонки и не такое вытворяла.
Дело было за малым - проникнуть в дом и отснять картину в разных ракурсах. Днем, едва оправившись от потрясения, что домик с павлинами забрали за такую астрономическую сумму, Микаэль занял наблюдательскую позицию в своем камаро рядом со служебным выходом. Картину погрузили довольно споро, и Микаэль через полчаса, ругаясь сквозь зубы, уже пробирался сквозь заросли валежника. Быть может, и нет, но КаррХох не был силен в ботанике.
Устроившись с биноклем на ветке, он поносил шотландцев, ирландцев и жителей Уэльса. Какого лешего этот высокородный лишенный вкуса филантроп пригвоздил нужную ему картину на втором этаже? Нет, это просто невозможно.
Видимо, не так уж невозможно.
Пришлось ждать полуночи. К полуночи Микаэль успел пересчитать всех уток в округе, и найти пятнадцать объяснений наличия павлинов в загоне. А еще ему в голову закралось подозрение, что именно эти птицы побудили блондинчика купить мазню. Интересно, что за человек?
Гугл ответил ему довольно лаконично - павлины были основопологающими. Микаэль ни за что бы не назвал свою галерею именем этих идиотских созданий. Он вообще животных не особо любил.
И вот, настала ночь, КаррХох отложил в сторону телефон, жалея, что не может выложить в Инстаграм фоточку себя, кукующего на дереве. Его Инстаграмм был бы полон странных изображений, если бы он действительно его вел. И большинство бы было в инфракрасном свете. Печально.
Двигаясь практически бесшумно, КаррХох преодолел ограду, обежал территорию так, чтобы не попадать в обзор камер видеонаблюдения, и наконец задрал голову, приноравливаясь к препятствию. Нет, у него, безусловно, с собой было снаряжение, кто выходит из дома без кошек, обтягивающего как вторая кожа костюма и маски, скрывающей лицо? Микаэль таких не знал. Знал, конечно.
Но сам он таким не был. Веревка опутывает резные перила балкона, металлический конец удачно цепляется за перекладину.
Микаэль подтягивается. Раз, другой, третий. Кошки не понадобились - уж что-что, а по канату КаррХох лазать умел. Нога переброшена через перила - он почти на месте - теперь одно фото - и он уходит. Тихий скрип балконной двери.
Проклятья в адрес переселенцев начинаются по второму кругу. Это спальня. Кто в здравом уме и твердой памяти вешает подобное в спальне? Даже не "Даная", не порнокотики, и не корзины с фруктами. Микаэль покачал головой и тихо ступая, подкрался к картине камера была уже наготове.

+3

3

Пока несчастный Микаэль КаррХох куковал на дереве, Людвиг Медичи лежал в теплой ванне. Лежал и думал о том, что сегодня, определенно, был его день. Теплая вода приятно согревала и разносила вокруг легкий аромат лаванды. На стене спальни его дожидался особняк с павлинами, что делало этот день еще более прекрасным.

За несколько часов до этого.
Закрытые аукционы были местом весьма любопытным. Да, там обычно не выставлялась, так сказать, «попса», показывая которую в галерее, можно было получить неплохой доход на разевающих рот обывателях. Однако там встречались интересные экземпляры, греющие душу ценителей. Частные коллекции, диковинные редкости... Людвиг получил табличку с номерком для участия в торгах и сопровождаемый распорядителем прошел в первый ряд.
К его расстройству аукцион шел ни шатко, ни валко. До тех пор, пока не появилась она.
Людвиг Медичи влюбился в картину с первого взгляда. Хорошо, может быть, «влюбился» это не совсем подходящее слово. Он хотел ее себе. Едва картину вынесли и установили на сцене, он понял, что уйдет только с ней. Она уже принадлежала ему с того самого момента.
Величественный особняк с кропотливо выписанными деталями тонул в сумерках, освещаемый неровными лучами заходящего солнца. К поместью ведет широкая подъездная дорога, обсаженная живой изгородью. Кажется, что если прислушаться внимательнее, можно услышать, как в ней сквозит ветер. По крайней мере, Людвиг был уверен, что он – может. На входе – кованые ворота из чугунной решетки. Они всегда холодные, если прикоснуться – холод будет колоть кончики пальцев. И павлины. Боги, какие там были павлины. Величественные, все как на подбор белоснежные. Стоило потрудиться с отбором породы, чтобы получить такую красоту.
Отбором? Это картина.
Картина, точно, - вспомнил Людвиг и вернулся обратно на аукцион, вырванный из мысленного пребывания в саду перед особняком. Как раз вовремя, надо сказать – назвали начальную ставку.
Людвиг поднял табличку. Несколько табличек поднялось следом. Людвиг вновь поднял свою. Конкуренты сникали, остался один. Снова табличка. Перебито. Медичи досадливо поморщился и, подняв свою табличку в последний раз, увеличил ставку втрое.
- Раз... два.. три... Продано!
Воистину. Прекрасный день.

Настоящее время.
Когда Людвиг наконец выбрался из воды, его ждал неприятный сюрприз. А именно – прислуга, подготавливавшая ванную, забыла оставить пояс к халату. Так ведь и увольнение схлопотать можно. Так или иначе, возвращаться в спальню пришлось через гардеробную. Он как раз снимал с вешалки пояс, когда услышал, как за тонкой дверью, отделявшей его от комнаты, что-то скрипнуло.
Балконная дверь? Странно. Ветра вроде бы не было.
Прислуга в такое время в его спальне уже не появлялась. Подвязав пояс, Людвиг прокрался к двери и прислушался. На слух он никогда не жаловался, однако, не будь он так предельно внимателен, тихие шаги по ковру остались бы незамеченными.
Обернувшись, он с сомнением окинул взглядом гардеробную на предмет чего-нибудь средне тяжелого. Такого, что можно было бы и поднять, и использовать для успокоения нежеланного гостя ударом по голове. Ничего подходящего не наблюдалось. Подумав еще пару секунд, Людвиг выдернул из подставки трость, увенчанную змеиной головой.
Толкнув дверь, он вышел из гардеробной и остановился на пороге. В спальне толкался какой-то странный тип в черном облегающем костюме - Это латекс что ли? – и маске с прорезями для глаз. Тип был вооружен камерой и покушался на особняк с павлинами. Очень неоднозначно.
Людвиг потянул за змеиную голову и выдернул из трости спрятанную внутри шпагу. Не пистолет, конечно, но если тип не вооружен, то вполне сойдет.
- Добрый вечер, - вежливо поздоровался Людвиг, нацелив шпагу на гостя.
Итак. Картина. Картина была прекрасна, однако, для перефотографирования работы никому не известной художницы обычно не вламываются в чужые дома. Какова вероятность, что истинная ценность картины намного выше, чем представлялось?
- Назовите мне одну хорошую причину, почему я не должен прямо сейчас вызвать полицию.

Для лучшего представления картины.

http://s7.uploads.ru/t/kDQ2c.jpg
http://s0.uploads.ru/t/ZBLIm.jpg
http://sh.uploads.ru/t/dwVrh.jpg
http://s2.uploads.ru/t/Yugn8.jpg
http://sd.uploads.ru/t/FypXR.jpg

+2


Вы здесь » HP: AFTERLIFE » Афтерлайф: прошлое » Дабл хоба