HP: AFTERLIFE

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: AFTERLIFE » Афтерлайф: прошлое » Предательство знает твое имя.


Предательство знает твое имя.

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

1. Название
Предательство знает твое имя.
2. Участники
Рональд Уизли, Северус Снейп
3. Место и время действия
Май этого года, Хогвард, кабинет Снейка.
4. Краткое описание отыгрыша
Стукачи, доносчики, дятлы,  тетерева. Как-то еще называют людей, у которых вместо глаз светятся значки фунтов, мести, страха или глупости?
Себастьян Снейк умеет работать с такими людьми.
Но ирогда не знает, как согласовать это с совестью.

Или о том, как Рональд Уозлик имел отличное зрение.

+1

2

Был ли Роланд Уозлик доносчиком? Его положение среди менее обеспеченных приятелей позволяло не мараться в подобном самому: пара фраз, о том, что это необходимо, правильно, нужно - и один из прихлебателей бежит, сверкая пятками, выдавать чью-то неприятную тайну, считая, что это его долг перед всем обществом. Ролу нравилось то чувство, которое рождалось внутри в тот момент, когда негодяй был наказан и совершенно не осознавал, что за всем эти стоял мистер Уозлик.

Однако в некоторых случаях нужно делать все самостоятельно.

Длинные коридоры Хогварда в этот раз кажутся такими короткими, а путь назначения приближается со сверхзвуковой скоростью, хотя Роланд плетется словно черепаха. Самое время вспомнить свою любимую песенку, самое время спеть ее для себя.

Необходимо? Безусловно.
Правильно? Несомненно.
Нужно? Естественно.

Списывание на экзамене запрещено Уставом Хогварда и грозит отчислением. Списывание на экзамене Снейка вызывает искреннее восхищение слабоумием и отвагой нарушителя. Кажется, среди первокурсников даже гуляют байки, что профессор испытывает какие-то особые яды на попавшихся за руку. Рол не жесток, Ролу будет достаточно позорного отчисления.

Шаг, шаг, еще шаг, и вот уже виднеется нужная дверь кабинета. Роланд останавливается и всматривается в блестящую табличку с именем профессора Снейка, глядит на резную ручку, усмехается. Певерелл сам виноват, сам подставился. Что, надеялся на снисхождение папочки своего лучшего друга? Считал, что никому не хватит смелости обличить сына влиятельного бизнесмена, что не найдутся в этом аквариуме рыбки покрупнее? Что можно вытирать ноги о гордость Роланда Уозлика, швырять его предложения прямо в лицо?
Рол чувствует, как уши начинают гореть, а лицо заливает краска. Ничего, ничего, для каждого эта история будет уроком. Сначала Певерелл, а потом и Снейк-младший получат всё, что им причитается, да еще сверх того - Роланд всегда был щедрым на дары, осталось только упаковать со вкусом. Это необходимо. Это правильно. Это нужно. После этого станет легче: гнев перестанет душить, обида исчезнет. И разве возмездие - не самая приятная штука в этой жизни?

А теперь пора вспомнить старые уроки танцев и двигаться в ритме вальса. Раз - сделать глубокий вдох и аккуратно постучать в дверь. Два - нацепить на лицо маску железной решимости, все же Роланд, как честный и ответственный студент, возмущен и шокирован поступком Певерелла - Снейк должен это понять сразу же. Три - открыть дверь после одобрительно отклика, неуверенно топтаться на пороге и смотреть на профессора снизу вверх, словно отнимать его драгоценное время - самое неловкое занятие в этой жизни.
Дан всего лишь один дубль, любые неудачи исключены. Камера, мотор - начали!

- Здравствуйте, профессор, - Роланд говорит негромко, еле слышно, что для него несвойственно: - Можно с Вами поговорить по поводу… экзамена?

+4

3

Себастьян скучал в своем кабинете. Он был крайне раздражен, готов был вспороть живот какой-нибудь экспериментальной лягушке, продисцилировать литров сто воды или даже окунуться в перипетии кафедрального собрания. Хотя нет, на такие жертвы он бы все же не пошел - но, к примеру, встретиться с коллегами Лилит и просидеть весь вечер, слушая сплетни и мысленно вычисляя коэффициенты для сложного гидролиза. Одним словом, все что угодно, лишь бы не вчитываться в ту ересь, которую насобирали для него первокурсники Хогварда. Ежегодный срез знаний по естественным наукам сегодня лег на его худые плечи, и он был вынужден кривиться и чиркать алой ручкой, едва останавливая себя от язвительных комментариях на полях.
О, нет, уважаемая мисс Бермингем, амеба - это не новая марка французских духов, разработанная на основе феромонов, а существо одного с вами вида. И речь, безусловно, идет об интеллектуальном развитии.
О, нет, мистер Тайлер, титрование, это не третирование. Хотя, в вашем случае похоже. Буквально казнь бедных реагентов.
И снова нет, мисс Тернер. Ваши заявления о пролевой политической агитации здесь неуместны. Свободные радикалы - это не партийный призыв, это основа любой реакции.
И, когда эти мелкие вредители перестанут, ехидно ухмыляясь на вопрос  о применении гидролиза, отвечать " в кулинарии". Действительно. Зачем еще нужны посеребреные пластинки, если не уровень просоленности супа.
Одним словом, Снейк страдал. Он бы страдал еще больше, если бы не попадались более или менее сносные работы. От писанины мисс Медичи не хотелось выйти на воздух и подышать, и, что удивительно, Певерелл сегодня показал не обычный для него уровень членистоногого во время званого ужина.
Профессор нервно чиркнул в очередной работе и потер шею, откинувшись на спинку стула. У него осталась еще треть стопки, а кандидатов на содействие и помощь в этой волоките, все еще не наблюдалось.
Себастьян прикрыл глаза. Отдохну пять минут, не страшно.
Раздался стук в дверь. Чертовы дети. Чтоб они провалились.
Из коридора раздалось тихое блеянье Уозлика. Себастьян терпеть не мог этого высокомерного выскочку, у которого мозгов было на полфунта. Или и того меньше. Что он делал в университете, Снейку было неясно. Шел бы сразу к папочке под бок - пусть бы сам Уозлик старший с ним и мучался. Ан нет.
- Заходите, мистер Уозлик. И учтите, если вы пришли покупать экзамен, то вы вылетите из этого университета быстрей, чем успеете позвонить своему папочке. У вас должна быть безупречная причина, если вы надумали отвлечь меня от этого крайне занудного действа, которое мне все равно придется выполнить.

+3

4

Самое первое, что хочется сделать - это демонстративно махнуть рукой, крикнуть, что ошибся кабинетом/университетом/городом, и захлопнуть дверь, да погромче, а после, спокойно насвистывая себе что-то под нос, пойти к своей машине, сесть за руль, включить погромче музыку и поехать домой. Лишь бы не связываться со Снейком лишний раз, лишь бы не слышать эти его язвительные речи, после которых хочется ехать в больницу с жалобами на отравление.

Уже в тот момент, как Рол только увидел профессора в первый раз, он почувствовал, как скручивает внутренние органы в тугой узел от волнения и необъяснимой неприязни, слегка приправленной страхом. Шестое чувство или внутренний голос - что-то внутри кричало о том, что с этим человеком лучше не связываться ни при каких обстоятельствах, обходить его стороной, да и вообще не показываться ему на глаза лишний раз. Даже к экзамену он по-настоящему готовился: читал учебники, выписывал что-то важное, правда, постоянно отвлекаясь на важнейшие дела типа переписки с приятелями, но все же готовился. Знаний должно было хватить на проходной балл, а этого Ролу было бы более чем достаточно - лишь бы не пересдача, лишь бы не новая встреча со Снейком.

И вот он здесь. Один. Пришел по собственной воле чтобы поговорить с этим человеком наедине. Вызывайте неотложку!

- Нет-нет, что Вы, - Роланд говорит спокойно и миролюбиво, надеясь, что профессор не услышит его зубовного скрежета - даже такая короткая фраза далась нелегко. Если я решу позвонить папочке, то тебя вышвырнут из Хогварда по его распоряжению еще до того, как я повешу трубку.

Несколько шагов - и вот Роланд мешком падает на стул и впивается взглядом в профессора. И что дальше? Что сказать? “Знаете, профессор, тут у Вас на экзамене списывали, а мне не предложили, поэтому давайте вздуем наглецов, чтоб им мало не показалось, а?” С губ чуть не сорвался нервный смешок, но Рол вовремя берет себя в руки, опустив глаза и уставившись в исписанные листы с решенными экзаменационными заданиями. От некогда блестящей идеи возмездия сейчас конкретно отдавало душком. Лучше извиниться и идти отсюда, да побыстрее. Получить свой проходной балл, вздохнуть с облегчением, забыть всю эту историю как страшный сон. Да и кто вообще тут отчислит Гарри? Я пришел к отцу его лучшего друга - Снейк же не такой мерзавец, чтобы портить парню жизнь за несколько списанных заданий? Дохлый номер, лучше в это не ввязываться.

Рол уже хочет подняться и пробурчать под нос что-то невнятное перед тем, как исчезнуть до сентября, как минимум, но сталкивается взглядом с профессором и остается на месте. Драго не был похож на своего отца. Роланда всегда удивляла их тотальная непохожесть, а в голову всегда лезли похабные мысли про белокурого соседа, живущего неподалеку от дома Снейков. Теперь он понял, как ошибался - Драго был истинным сыном Себастьяна Снейка.

Взгляд, полный презрения, пробирающий до костей. Такой нельзя “натренировать” у зеркала, нельзя перенять, только унаследовать. Серые глаза или черные - разве важно, когда реакция одна и та же.

Правильно. Необходимо. Нужно. Роланд Уозлик не из тех, кто легко прощает оскорбления.

- Работа Гарри Певерелла списана. Он где-то раздобыл решения на задания сегодняшнего экзамена, - голос звучал ровно, сухо, без эмоций и лишней театральщины, которая никогда у Рола и не выходила. Первый выстрел, щелчок, прицел - сегодня он выйдет из этого кабинета с пустым барабаном. Чего бы ему это не стоило.

+2

5

Юноша перед ним его боялся. Это было заметно, это было привычно, и от этого еще более необычным казался его приход. Безусловно, он храбрился, пытался выискать в закромах браваду и силился смотреть смело. Получалось неважно, но речь не об этом. Юноша пришел не с пустыми руками. Юноша принес с собой помимо шума и звонкого голоса, который навязчиво бил по нервам, головную боль на ближайшие недели.

Себастьян Снейк в своей жизни не любил очень многого. Он не любил жирное мясо, профитроли, чрезмерную интеллектуализацию и глупость. Он не любил красный чай, сырость и грязь. Он не любил едва слышный шорох, болтовню и невнимательность. Он не любил крокодилов, ящериц и игуан - и вообще всех чешуйчатых кроме змей. Особенно сильно он не любил кошек, и всех от них производных. Рыжие комья шерсти, которые годами раскидывались по дивану, волоски, остающиеся на одежде и длинные царапины на руках. Себастьян ненавидел котов. Особенно рыжих котов.

Перед Себастьяном сейчас стоял человек, рыжий человек. И Снейк вдруг испытал невероятную любовь к котам. Уж как отвратительны бы они не были, они не умели разговаривать. И зайти в его кабинет, нагло плюхнувшись на стул, и доложить о том, что лучший друг его сына, которому он только что поставил А-, оказывается, открыто лгал на срезе знаний.

Прискорбно.

В Хогварде были крайне строгие правила обучения. Откровенно говоря, отчислиться из университета было легко. Вылететь - еще проще. Один неверный вдох - и ты уже за порогом. Взятки? Мимо. Автоматы? Мимо. Шпаргалки? Мимо. Это было, если не элитное, то крайне качественное образование.

Гарри Певерелл заигрался в бога. Как и его отец. Одного поля, видно, ягоды.

Себастьян не мог запретить Драго общаться с мальчишкой, но только потому, что его авторитет после ухода сильно пошатнулся. И, если бы он попробовал это сделать, сын бы только активнее был в нем заинтересован. Себастьян потерял право зваться отцом после того, что он посмел натворить.
И теперь время было торжествовать – а разве не так? Если в жизни Драго не будет этого навязчивого подростка – уже не подростка – то и волноваться будет не о чем. Только вот… Только вот Себастьяну было противно вот такое заугольное наушничанье. Толчки исподтишка и вредная мстительность – он не верил в благородное стремление мистера Уозлика повлиять на дисциплину. Вероятнее, у него были с ним личные счеты. Что же.
- Доносчики бывают крайне полезны преподавательскому составу, и крайне нелюбимы в среде сверстников, мистер Уозлик. Ну, что же. Значит, мистер Певерелл изволил игнорировать устав университета. Верно, правила писаны не для всех – только не для избранных. К моему огромному сожалению, я не могу его, - вас, -  отчислить. Но я сейчас же пойду приведу тех, кто обладает этими счастливыми полномочиями. А вы пока будете ждать здесь.
Профессор внимательно обвел взглядом Уозлика, выдержав минутную паузу. От одного взгляда на представителя этого семейства его начинало тошнить. Медленно отыскал в только что отложенной стопке проверенных работ ту, что принадлежала Гарри Певереллу.
Но постойте, я бы сначала выслушал те самые неопровержимые доказательства, что позволили Вам вломиться в мой кабинет, без приглашения сесть, и довольно невежливо выпалить свою кляузу.

+3


Вы здесь » HP: AFTERLIFE » Афтерлайф: прошлое » Предательство знает твое имя.