HP: AFTERLIFE

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: AFTERLIFE » Афтерлайф: настоящее » Две стороны медали.


Две стороны медали.

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

1. Название
Две стороны медали.
2. Участники
Амикус Кэрроу, Рон Уизли, Регулус Блэк
3. Место и время действия
Лондон, 31 июля.
4. Краткое описание отыгрыша
Однажды теплым летним днем Микаэль видит знакомую игрушку. И эта игрушка знакома не только ему.

+2

2

[AVA]http://s5.uploads.ru/t/CWcDA.jpg[/AVA]
[NIC]Regulus Black[/NIC]
[SGN]Но его звали Раб Грей, и рабом он не был.[/SGN]

2 недели назад.

Раб Грей сошел с трапа грузового корабля ровно в  три по полудни, как и планировалось. У него за спиной был старый потрепанный рюкзак, на лице борода занимала большую часть пространства, а глаза светились тем самым лихорадочным блеском, которым отличаются наркоманы и путники, спустя многие годы вернувшиеся в родной город. Для Раба родным городом давно стала Гавана, но в Лондоне он все же когда-то родился. Ему была небезразлична сестра и судьба Великобритании. А с легкой подачи местной шушеры от былого величия останется одно тряпье.
Раб Грей приехал в Британию нелегально – а вы как думали? Международные преступники, они и в Африке международные преступники, но весь экипаж пятого отсека «Белого Кита» был свято уверен, что он наркоша со стажем, и его единственной его целью было свалить от органов гаванской полиции за распространение или употребление. Может, они думали, что он пару раз на серфе не в ту волну врезался и на нем числилось пара угонов и разбой, но этим милейшим работягам, кормившим его сушеной воблой, и в голову не могло прийти, что он даже не вор-рецидивист, а революционер, который не собирается отказываться от мысли по свержению действующей теневой власти.
Раб Грей, весело насвистывая, пробирался из порта на ближайшую транспортную развязку. Его планом было затеряться в толпе. Сначала трясущийся автобус с мухами на потолке и тучными бабками, которые не в силах доплестись до ближайшего магазина. От них несет жареной рыбой, белым соусом, луком и потом. Рыбаки, уже не только успевшие продать свой улов, но и потратившие вырученные деньги, или их часть, на обязательные «похмельные» сто грамм. Подростки, сгустившиеся в конце салона и галдящие, ругающие стерву-математичку. В какой стране бы ты не жил – всегда есть этот нижний пласт, которым плевать на экспорт пшеницы из Азии – все, что их волнует, это цены на хлеб. Раб Грей откинулся на спинку кресла и мечтал о том, как попадет в метро.
В метро все было еще хуже. Толчея сбивала с ног. Медальон, болтающийся на шее, раз за разом цеплялся за мимо проходящих людей. Раб раздраженно заправил его за футболку. В вагоне толчея только усилилась, и единственным желанием теперь было поскорее добраться до квартиры Флай. Балансируя на одной ноге, Грей размышлял о том, что до настоящей цивилизации столице Англии еще долго пилить на перекладных, а сам он избалован просторами Кубы.

Следующее утро.

Утро в их фамильном имении началось с холодного пота и осознания, что самая важная часть его жизни канула в лету. Медальон пропал.

Неделю назад.

Раб Грей обшарил каждый уголок квартирки Флай и поругался с хорьком. Он даже раскурил косяк и прошел весь путь от порта до особняка трижды. Нигде не было и следа цепочки с характерным кулоном.

30 июля.

Раб Грей окончательно отчаялся и запил.

+2

3

2 недели назад.

Утро началось как никогда паршиво. Буран, который с чего-то решил побушевать этой прекрасной лунной ночью, снес к чертям дерево, что стояло прямо у дома КаррХох, и теперь крыша любимой Камаро здоровалась с ехидно ухмыляющимися соседями шикарной вмятиной. К тому же, провайдеры были так милы, что на запрос о выдранном с корнем кабелем, который тоже пал жертвой разбушевавшейся стихии, ответили лаконичным – «у нас слишком много вызовов. Ждите». Микаэль бы с радостью послал их всех к чертям, сменил провайдера, а лучше присобачил бы к окну самопальную антенну, которая увеличивает сигнал соседей в сотни раз, и наслаждался бы круглосуточным бесплатным интернетом, за который его тоже могли посадить как минимум на полгода. А то и больше. В зависимости от того, из чего будет сделана тарелка, и что она будет передавать. Микаэль  уже приготовился придумывать, где добыть материалы, или человека, который все это сварганит за бесценок, как вспомнил о деле чрезвычайной важности. С головной болью прямо с утра – нет, вы только поглядите – эти дегенераты отрубили доступ в сеть. Как в двадцать первом веке вообще можно жить без утренних новостей по Евроньюс и краткому обзору прочего хлама с Facebook. Ироды.

Медленно и удовольствиям, жаль, что мысленно, сворачивая шеи сотрудникам интернет-провайдера, он представлял разные приятные милости, которые могут поднять настроение тому, чей день начался без кофе. Один таинственный молодчик угодил в километровую пробку, кишки второго были размазаны вдоль всей третьей авеню. Он засмотрелся на зад одной блондиночки, и не углядел на повороте мусоровоз. Третий грустно смотрел в воды Темзы перед прыжком.
Немного повеселев, Микаэль принялся за тосты. Готовить в этом доме не умел никто, но иногда его сын – черт, опять имя из головы вылетело – оставлял гренки или какую-нибудь запеканку нетронутой. То ли аппетита не было, то ли совесть загрызла. КаррХох младший всегда вставал раньше всех в доме – Томас Певерелл не признавал опозданий. Быть может поэтому у Микаэля с ним не сложилось.

Вдумчиво жуя хлеб, Микаэль рылся в телефоне. Уведомление всплывающим окном окончательно подгадило его день. Его приглашал на встречу юрист. Вернее, напоминал о заранее обговоренной встрече. Вот дерьмо. И машины нет...
Пребывая в самом отвратительнейшем из возможных настроений, и старательно глуша в себе желание толкнуть человека, идущего рядом в лужу, Микаэль добрался до метро. Там все стало только хуже.

Людская сутолока вызывала у Микаэля рвотный рефлекс, даже когда он понимал, что в толпе лучше всего укрыться от неприятелей. Сейчас неприятелей не наблюдалось. Зато наблюдался воняющий тиной и рыбой хипстер с огромным портфелем, который своими острыми коленками упирался в КаррХоха, и даже не подумывал извиниться. Только шипел что-то сквозь зубы. Рубашку он определенно снял с торчка после передоза, а брюки нашел, видимо, в ближайшей помойке. Лицо было настолько заросшим, что Микаэль начал подозревать легавого под прикрытием. Слишком он был несуразен и органичен одновременно. При ближайшем рассмотрении обнаружились алые белки и расфокусированный злой взгляд. На шее блестела цепочка, ремни рюкзака огибали плечи. Вагон тряхнуло. Чумазый завалился вперед еще сильнее, и из под футболки выпал медальон.
Вот те на.
Микаэль вышел на следующей станции, предварительно крепко прижавшись на прощание к хипстеру-неудачнику. Юрист был забыт. В руках Микаэль сжимал давно знакомый медальон.

Около 25 лет назад.

Мародерство – это не воровство. Вот что с апломбом бы заявил Микаэль тому, кто вздумал бы его в чем-то упрекать. Хотя, он скорее бы звезданул этому странному чуваку по голове бейсбольной битой, и смотался бы, только его и видели. Апофеозом и кладезем последнего месяца были старые кладбища зажиточных семей. Кого и как только не хоронили. Там были и платья, расшитые рубинами, и серьги, которые стоят как половина их дома, и медные обручи века семнадцатого, за которые приличный оценцик отвалмл бы немалое состояние. Но Микаэль был еще слишком мал, и это не могло не сказаться на ценнике за находки. КаррХох понимал, что ему нагло врали, но пока ничего не мог с этим поделать. Потом, позже он точно сможет. Он точно вырвет у синей птицы удачи ее хвост. Однажды ночью это случилось. Надгробие было изящным, но сразу видно, что дорогим. Микаэль был уже порядком уставшим и обозленным. Уже пятую ночь – сплошные истлевшие кости и остатки былой роскоши в виде пыли и гнили. И плесени. И жуков. Мерзость.

Сегодня ему повезло. Могила была общая – первый раз такое. Тел было два и они сентиментально держались за руки. В скрещенных руках в блеклом свете  фонарика мелькнул отблеск. Нюх Микаэля не обманывал никогда. Это был его Золотой Билет. А эти два скелета – его Вилли Вонкой.
Когда КаррХох закапывал могилу, он бросил взгляд на плиту. Уайт. Благодарю покорно, белые люди. Может, где-то вами воздастся.
Весело насвистывая, Микаэль направился домой.

31 июля.

Микаэль не продал тогда медальон – за него дали слишком мало, а потом он бросил с разорением могил – зря, кстати, прибыльное дело было. Возвращался не на долго – но не к ночи будет помянуто. Сейчас у Микаэля на столе лежало два совершенно идентичных медальона. Змея, свернувшаяся в клубок, заманчиво сверкала глазами. Идеальная подделка. КаррХох бы сам не сказал, где оригинал. Микаэль щелкнул по значку «Тора» и вышел под своим аккаунтом. «Судак» - широко известный в узких кругах перекупщик и продавец краденого, пропавшего и сгинувшего годы назад. Не лжет, не обводит вокруг пальца. Работать с ним – одно удовольствие. Гарантия – качество. Репутация как слеза. Дерет, правда, втридорога, но оно того стоит.
У Микаэля было еще с десяток аккаунтов. Почти весь подпольный рынок изобразительного искусства, чья стоимость превышала пару тысяч фунтов, проходил через его руки. И медальоны не были исключением. Микаэль нажал «Отправить» и стал ждать.

+3


Вы здесь » HP: AFTERLIFE » Афтерлайф: настоящее » Две стороны медали.