HP: AFTERLIFE

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: AFTERLIFE » Афтерлайф: прошлое » Волшебник Изумрудного города


Волшебник Изумрудного города

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

1. Название Волшебник Изумрудного города
2. Участники Гвидо Клэрион, Томас Певерелл
3. Место и время действия
Недавнее прошлое.
Площадь перед зданием "Кобры".
4. Краткое описание отыгрыша

Мало кому удавалось увидеть Оза, – сказал он. – Но я – Страж Ворот – отведу вас во дворец. Только сначала наденьте эти зелёные очки, чтобы вас не ослепили блеск и роскошь Изумрудного Города. Даже жители нашего города носят такие очки и днём, и ночью.

+1

2

К этой акции Гвидо готовился давно. Цель он преследовал сугубо меркантильную - привлечь внимание к своей скромной персоне, поэтому к делу подошел обстоятельно. Уже не один месяц он или Кассандра дежурили около здания "Кобры", восстанавливая график передвижения Томаса Певерелла, особенно внимательно записывая перемещения охранников и высматривая у них наличие оружия. В ход пошел весь арсенал камуфлирующих средств, что только имелись в доме Клэрионов - от париков и накладных усов до анатомических накладок, превращающих прекрасное лицо Кассандры в маску старухи с язвами на щеках.
Особенно сложно было незаметно установить около входа жучки-камеры. Пришлось за полгода до дела начать играть в петанк. Гвидо в этом достиг немалых успехов, надо сказать, пусть ради меткости и пришлось на время исключить из рациона любые средства, влияющие на координацию движений. В назначенный день, пока Кассандра отвлекала внимание, изображая городскую сумасшедшую, Гвидо виртуозным движением подкинул во двор два камня со встроенными видеокамерами. Что забавно, как раз производства "Кобры".
Когда график передвижения Томаса был составлен и выверен, пришла пора продумывания идеологии. Ведь чтобы собрать толковый митинг, мало просто признаться в том, что тебе в последнее время стало поступать мало заказов и герберы на подоконнике загинаются без дорогущего удобрения. В этом деле неожиданно помог Ричард (чему сам потом был совсем не рад). Оброненная им фраза путем хитрых преобразований и породила в мозгу Гвидо гениальнейшую идею, которую он по праву считал одной из лучших своих находок.
Теперь на площади перед главным зданием "Кобры", стрелой пронзающей низкое небо Лондона, стояли не меньше тридцати человек. На каждом из них были зеленые очки - кто-то не стал усложнять и просто замазал стёкла обычных зеленой краской, а кто-то подошел к делу более ответственно. Кассандра смешалась с толпой, но ее всё равно было легко отличить по голубому платьицу, едва прикрывающему бедра, и собачке на руках. Собачку, к слову, тоже принес в дом Ричард (чему сам потом также был совсем не рад).
Чуть поодаль отирались Лев и Дровосек - кто-то из активистов, проявивших особое рвение в деле противостояния империи Томаса Певерелла. Обмотанный фольгой Дровосек выглядел скорее смешно, чем устрашающе, как и Лев, грим которому явно делал ребенок лет четырех.
Гвидо же подошел к своему образу с умом. Нашел шляпу и штаны, из найденного на рынке мешка сшил рубашку, набил ботинки и рукава сеном - колется, но зато как выглядит! Из еще одного мешка вырезал себе некое подобие балаклавы, из которой выглядывали только глаза и рот. Нос Кассандра нарисовала прямо на мешке, а заодно и предала холще вековые потертости и налепила пару заплаток - ни дать ни взять, только вчера был снят с шеста на кукурузном поле!
Особо тонкой деталью стал запах прелой травы, который Страшила распространял вокруг себя, стоило только открыть рот для выкрикивания очередного лозунга. Несведущие могли подумать, что к продумыванию образа Гвидо подошел слишком тщательно, но Кассандра знала, что за полчаса до выхода их запасы чудо-снадобий уменьшились на порядок.
Что самое главное - в наружном кармане холщовой рубашки ждали своего часа несколько склянок. Их черед еще не пришел, но сам факт их наличия приятно грел сердце и, в проекте, - кошелек, в который скоро посыплется золото от выполненных заказов.
Гвидо воевал за правду, и в данный момент правда была такова: ему была нужна эта реклама. Он ненавидел Томаса Певерелла, но ровно настолько, чтобы красиво смотреться на съемке репортеров, которые скоро приедут сюда за сенсациями и кадрами для прямого эфира. Он ненавидел "Кобру", но в данный момент рассматривал ее исключительно как средство собственного обогащения.
Уж кто-кто, а Томас Певерелл должен был понять и принять его стремление к устойчивому материальному положению. Пусть владельцу корпорации и суждено на пару недель стать главным посмешищем для каждого, кто сегодня вечером включит телевизор...
- Долой рабство, жители Изумрудного города! Оз, Великий и Ужасный, - лжец! - выкрикнула за спиной Дороти, и толпа радостно загудела. Краем глаза Гвидо заметил, как к площади подъехал фургончик с логотипом известного телеканала, и из дверей посыпались суетливые журналисты.
Последние пару недель он частенько собирал подобные митинги. Люди кричали, размахивали транспарантами - словом, делали всё, чтобы в последующем не вызывать у охранников Певерелла чувства опасения за своего босса. Вот и сегодняшняя акция с первого взгляда ничем не отличалась от предыдущих, только на этот раз у Гвидо имелась в рукаве пара тузов...

+2

3

Две истины сбылись,
Вводящие к предвестью высшей власти,
Начало есть.
                            *   *   *
Вернемся в зал и замысел свой черный
Прикроем беззаботностью притворной.
Шекспир. Макбет.

Прошло двадцать четыре года с момента, когда Томас Певерелл впервые задумался о силе Искусственного Интеллекта в гостиной дома уважаемой миссис Уайт.
Прошло девятнадцать лет с момента начала компании по созданию крайне положительного образа этого самого Искусственного Интеллекта.
Прошло пятнадцать лет с момента, когда кивок его головы обозначил начало разработки чипа.
Прошло четыре года, с момента выстрела, который начал процесс разработки вживления чипа.
Три года с самого вживления.
Два года с запуска компании, которая убеждала людей, что гугл-очки и смартфоны - это прошлый век.
Месяц с момента презентации.
Осталось всего пара дней до дня икс. До запуска самого грандиозного плана в жизни Томаса Певерелла. У Томаса Певерелла было отличное настроение. Вернее, не так. Томаса лихорадило. Он плохо спал, почти ничего не ел и не отрывался от планшета. Он досконально проверял и перепроверял сроки, статистику, регламент презентации и готовность аппаратуры. Он никак не показывал, что меньше чем через неделю наступит самый важный день в его жизни.
А тем временем, кошмары никуда не делись - пусть его драгоценный сыночек и исчез с поля зрения, волнение не прошло. Зеленые глаза за зеленой вспышкой. Жуткие крики, смех, кладбище - все это выливалось холодным потом и выдержанным коньяком среди ночи. Это в офисе он предпочитал только апельсиновый сок. В его личных комнатах всегда находилась пузатая бутылочка, на которую Томас не мог не смотреть без отвращения. Он ненавидел алкоголь - но таблетки уже не помогали. А лихорадка перед презентацией - это не то, что ему нужно. Еще больше не нужно ему разговоров о том, что глава Кобры слетел с катушек и был замечен у психиатра. У него были и свои лаборатории, и свои врачи - но раньше хирурги ему были нужнее. Сейчас же...
Томас потер виски. Они уже подъезжали к офису.
После официального объявления о чипировании – в СМИ это называли углублением в информационные технологии, новая эра виртуальной реальности, прогрессивное мышление, etc, etc, etc.
На самом деле – это было чипированием, но Томас не любил некрасивые слова. И вещи некрасивые он не любил – а еще больше он не любил непрофессионализм и то, что сляпано на скорую руку. Зная род человеческий – то, что сделано криво живет очень долго – потому что переделывать никому не хочется. Работает – и ладно. Плохо сляпанные поделки у Томаса вызывали отвращение – и речь об этом ведется совсем не зря. У его офиса – уже который раз шел санкционированный митинг – чертова либеральная власть и митингующие. Томасу было интересно – какова почасовая ставка у этих борцов за правду – обычно в поддержку левых всегда выступают какие-нибудь не очень надутые денежные мешки. Но покрасоваться в самодельных нарядах и покричать на занятых людей, при этом еще и получив пару фунтов – для этого бездельников всегда хватало.
- И что им только дома не сидится, да мистер Певерелл? – его новый водитель после этого вопроса уже практически был уволен – Томас ненавидел бессмысленный треп по дороге на работу. Голова разболелась только сильней.  Томас проигнорировал высказывание и набрал личного помощника.
- Бриджит, вы на месте?
- Да, мистер Певерелл. Мы уже работаем над устранением митинга, - Томас скривился – мы уже работаем. Конечно, они работают – только вот митинг никуда не делся. Певерелл не любил свою личную помощницу, впрочем, не любил – это мягко сказано. Она была въедливая, беспринципная и крайне расторопная. У нее находился ответ на любой вопрос и она была невероятно падка на скандалы. Она могла скормить что угодно и кому угодно – но вот находиться с ней в одной комнате дольше пяти минут – это было выше его сил. Она была верна только себе, но зато до мозга костей профессиональна – это был как раз тот случай, когда Томас мог задуматься над важностью компетенций. Мог задуматься – но чаша весов, на которой лежат рабочие навыки все равно перевесит. Мисс Москито была ему нужна – как когда-то давно был нужен Джек Статуар.
- Это не должно помешать пресс-конференции сегодня, - напомнил он. Хотя она и сама прекрасно знала. И то, что нужно будет очень качественно поработать с прилетающими сюда, как мухи, журналистами, и то, что это должно податься как пережитки прошлого... Она умела работать – эта мисс Москито. - И уберите их с прохода – я не могу даже в офис въехать, - у тонированных окон зло потрясал транспарантом лев – вероятнее всего, это был лев. Растрепанные, не расчесанные волосы, напоминавшие мочалку, мелкие уши, облезлый хвост и размалеванная физиономия. Смешно – Лев должен быть царем зверей, а здесь царь – безмозглый Страшила. И чего они только хотят добиться этими демонстрациями?
Томас был убежден, что верными могут быть только два пути – тихий и кровавый. Или никто не знает о том, что происходит – что прекрасно. Остолопы пьют свой чай, пока вершится революция. И кровавый – остолопы берут в руки ружья и бьются за того, кто красиво говорит. Мисс Москито утверждает, что от митингующих никакой опасности исходить не может – обычно она не ошибается, но Томас не вчера родился – лучше он подождет охрану.
- Вот уродские костюмы, да, мистер Певерелл?
- Как Вас зовут?
- Так Метью...
- Метью, вы уволены с этого часа. Можете подойти за расчетом в отдел кадров. Положенные две недели можете не отрабатывать – испытательный срок Вами не пройден, - Томас Певерелл ненавидел глупость и фамильярность. Метью – был воплощением глупости и фамильярности.
- Бриджит, - раздраженно сказал в трубку Томас. – И найдите мне нового водителя. Или узнайте, когда из больницы возвращается Филипп.
- На следующей неделе, сэр. Я подыщу Вам другого, - затараторила Бриджит и пропала на секунду. - Охрана уже вышла.
- Просто прекрасно, - Томас положил телефон и начал постукивать пальцами по подлокотнику в нетерпении – он хотел как можно быстрее убрать эту толпу из поля зрения.
На горизонте показались охранники – люди в черном и с наушниками, одним своим грозным видом убирающие людей с дороги. Томас помассировал виски. Кажется, в столе у него был аспирин. Точно должен быть.
- Но как же... мистер Певерелл...
- Мэтью – я правильно услышал, ведь так? Метью, если вы являетесь обслуживающим персоналом – вы должны учитывать пожелания своего клиента и работодателя. От Вас требуется следить за дорогой и молчать. Вы не выполнили одно из двух принципиальных правил. Запомните это на будущее, - дверь распахнулась, один из охранников сдержанно кивнул.
- Прощайте, Метью, - Томас надел темные очки, пригнул голову и выбрался из машины. Свет этим летом раздражал сетчатку просто нещадно, а тепла как не давал – так и не дает.

!

Личность первой помощницы согласована с администрацией. Спешите видеть - Рита Скиттер.

+2

4

Несколько журналистов уже подбежали к Дороти. Гвидо их понимал – он и сам выбрал бы из всего этого вертепа именно ее, красивую женщину с длинными ногами, которые она с удовольствием выставила на всеобщее обозрения. Собачка на руках жены тявкала, вторя гомону толпы, и Кассандра передала ее стоящему рядом молодому человеку, как только над ее головой завис пушистый микрофон с эмблемой одного из центральных каналов.
Гвидо не сомневался, что его избранница сможет залить уши репортеров сиропом, которого они так жаждали. Что-нибудь про мировое господство, к которому так тянет Певерелла, и мировое рабство, которое ожидает всех тех, кто в ближайшему будущем будет восторженно смотреть в лицо своему кумиру, оглашающему правильные вещи на своей пресс-конференции.
Кассандра как бы невзначай шагнула на пару шагов в сторону, игриво улыбаясь и явно вплетая движение в своё тщательно отрепетированное интервью. Гвидо оглянулся и увидел автомобиль, который во всей Англии могли позволить себе только члены Парламента и Томас Певерелл. Усилиями Дороти автомобиль, ровно как Страшила, теперь находились в кадре.
Гвидо улыбнулся, предвкушая скорую развязку. Вдалеке на дороге мигнул фарами еще один телефургончик. Главное, чтобы новоприбывшие журналисты не выбрали его, Гвидо, своей жертвой. Он, конечно же, подготовил душещипательную речь о мировом господстве и мировом рабстве (немного отличающуюся от текста Кассандры, но с идентичным посылом), но сейчас миссия Страшилы заключалась совсем не в том.
Автомобиль Певерелла (даже язык не поворачивался назвать это чудо техники вульгарным словом «машина») остановился перед толпой. Гвидо навострился, готовясь к тому, что из задних дверей выбегут несколько бравых ребят, одной левой способных отправить обратно в Канзас и Дороти, и всех ее друзей. Однако авто стояло неподвижно, и за стеклом мелькнул мимолетный отблеск – Певерелл разговаривал по телефону.
Конечно, он просит вызвать охрану. Все те же бравые ребята, но к их появлению Гвидо был готов. Они выйдут из здания «Кобры» и дадут Страшиле фору в несколько драгоценных секунд, которых хватит на то, что станет украшением этого унылого сборища и войдет в историю. 
Журналисты за спиной быстро выгружали оборудование. Оператор вскинул камеру на плечо, ассистентка зорко выцепила Гвидо из толпы – и ткнула в его сторону карандашом, давая команду своим коллегам. Гвидо аккуратно дотронулся до флакончика. Плотно прилегающая крышечка снялась легко, и содержимое склянки испачкало пальцы.
Двери «Кобры» распахнулись. На улицу высыпали несколько охранников. Гвидо оглянулся, поймав быстрый взгляд Кассандры. Окружающие ее журналисты были в полном восторге, еще больше распаляясь от перспективы появления в кадре самого Великого и Ужасного.
Гвидо не мог сказать, что не разделяет их чувств.
Охрана растолкала массовку, Лев и Дровосек грозно вскинулись и заорали что-то нечленораздельное. Толпа радостно подхватила, но  близко приближаться к охране не рискнула. Никто из них не был информирован о плане Гвидо. Оно и к лучшему – черт знает, сколько еще авантюристов захотят разделить его славу.
Дли приличия выкрикнув что-то патетичное, Страшила двинулся за толпой вслед охранникам. Те отмахивались от активистов, как от назойливых мух, и на неотягощенных интеллектом лицах застыла скука. Еще бы, подобные сборища им приходилось разгонять едва ли не каждую неделю.
Гвидо почувствовал, как на его плечо легла чья-то легкая рука, и, оглянувшись, увидел милую журналистку, протягивающую микрофон.
- Как вы прокомментируете сегодняшний митинг? – выкрикнула она, перебивая гомон толпы. Без приветствий и прелюдий – Гвидо догадывался, что всё остальное журналисты доснимут позже.
По левую руку отирался оператор, стоически лавируя среди движущейся толпы. Гвидо мог бы ему посочувствовать, но сейчас его мысли были сконцентрированы на другом.
Нелепый Лев выступил вперед, нагло влезая в кадр. Гвидо уверился, что всё ещё маячит на фоне новой телезвезды, которому едва ли хватит ума связать несколько слов, и двинулся дальше.
Дождавшись своих верных псов, Певерелл без опаски открыл дверь авто. Он уже привык видеть собрания около своего детища, но неужели его не насторожило, что сейчас это были не просто люди, а жители страны Оз?
Пес, которого Дороти снова взяла на руки, пронзительно тявкнул. Журналистка ткнула микрофон в лицо Льву и прокричала:
- Как вы прокомментируете сегодняшний митинг?!
Дровосек грозно взревел, когда нога в блестящей туфле ступила на асфальт. Жители Изумрудного города сняли очки и швырнули в закрывающую Певерелла охрану, повинуясь какому-то бессознательному коллективному порыву.
- ВЕЛИКИЙ ОЗ – ЛЖЕЦ И ТРУС!!! – грянуло со всех сторон. Гвидо захлебнулся бы от восторга, если бы у него было на это время.
Вместо этого он выбросил вперед руку с флакончиком. Второго шанса не будет. А если всё получится, то ближайшие пару месяцев он вряд ли сможет обсудить произошедшее на семейном ужине. Но отчаянные времена требуют отчаянных мер.
Флакон с изумрудным содержимым был доставлен прямиком из России. Англичане не производили ничего подобного – возможно, поэтому протестные акции в Туманном Альбионе носили не такой яркий характер. Цена раствора была смехотворной, а вот выгода от его использования могла затмить даже самые смелые предположения.
Так или иначе, склянка с потертой надписью на русском языке опустела, а ее содержимое неотвратимо приближалось к лицу Оза, Великого и Ужасного.

+3


Вы здесь » HP: AFTERLIFE » Афтерлайф: прошлое » Волшебник Изумрудного города