HP: AFTERLIFE

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: AFTERLIFE » Афтерлайф: прошлое » Они на букву «М» сплошные чудаки.


Они на букву «М» сплошные чудаки.

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

1. Название
Они на букву «М» сплошные чудаки.
2. Участники
Френк Лонгботтом, Амикус Кэрроу
3. Место и время действия
Лондон, 11лет назад
4. Краткое описание отыгрыша

Я по призванью воин, я смертник по призванию,
В засаде маскируюсь, да так, что хрен найдешь,
Я ухожу в разведку с судаками,
А с ними даже, блин, нормально не умрешь.
Тонущий матрос спасается на шлюпке,
На катапульту жмет в последний миг пилот,
Но что тебя спасет, когда ты с судаками,
Нормальные герои всегда идут в обход.

Фред расследует дело об убийстве, а Микаэль делает так, чтобы дело было.

0

2

Надежным бытовым средством отличения добра от зла на практике является полиция.

Что может быть лучше времени, когда ты молод, влюблен и еще не успел возненавидеть свою работу? Что может быть лучше времени, когда у тебя потрясающе красивая жена, отличный напарник, терпимый босс и чертовски интересное дело?
Воистину – лучше этого может быть только утро перед еще не ставшей ненавистной работой, накануне которого у тебя был потрясающий секс с твоей потрясающе красивой женой.
Как мало, право, нужно для счастья, когда ты относительно молод.

Альфред стоял у плиты, на которой задорно шкворчала яичница, и усилием воли старался перестать зевать. Он спал от силы три часа и теперь наслаждался последствиями в виде слипающихся глаз. И в виде сладко саднящих засосов на шее и плечах, старательно прикрытых воротником рубашки.
- Душу продам за кружку кофе, – пробубнил Фрэдди, выключая плиту и перекладывая яичницу на тарелку.
- Да кому она нужна, твоя душа, – рассмеялась Адель.
Зашуршала вода, переливаясь из чайника в кружку, ложечка мелодично зазвенела о стенки.
Альфред зевнул еще и поймал кусочки поджаренного хлеба, взлетевшие к потолку из звякнувшего тостера.
- Да сколько можно! – кусочки были горячие. Фрэдди переложил их на тарелку и погрозил тостеру. – Еще раз – выборошу нахрен.
- Не волнуйся, он уже третий раз за неделю так говорит, ничего он тебе не сделает, – Адель шутливо погладила тостер по блестящему боку.
Фрэдди закатил глаза. Тостер был любимцем Адель, потому что на боку у него была нарисована лошадь. Не то, чтобы они купили тостер из-за лошади (основополагающим фактором, конечно же, была тридцати процентная скидка) но лошадь, Альфред был уверен, тоже сыграла свою роль.
Вооружившись вилкой и бутылкой кетчупа, Лоухилл бухнулся за стол. Адель села напротив, подтолкнула к нему кружку с кофе, подперла голову кулаком.
- Ты, главное, есть не забывай, – посоветовала она весело, когда обнаружила, что супруг завис, разглядывая ее.
А посмотреть было на что: халатик на Адель и халатиком-то язык не поворачивался назвать. Скорее это был обхватывающий тело отрез струящейся ткани с нарисованными поверх крупными темно-синими цветами. Ткань была прозрачной, а цветы были нарисованы так редко, что эта, с позволения сказать, одежда практически ничего не скрывала, даже наоборот…
Альфред поерзал – сидеть становилось не очень комфортно. Особенно в штанах.
- Как думаешь, если я опоздаю, это будет очень фатально? – поинтересовался он хрипло.
Адель опустила ресницы. Взяла кружку. Сделала глоток. Подняла ресницы.
Сидеть стало очень некомфортно.
Стул проскрипел ножками по полу – Лоухилл поднялся на ноги, наклонился над столом, подавшись к жене…
…за окном раздался требовательный звук клаксона.
- Передай Мартину привет, – лукаво улыбнулась Адель.
Поцелуй был издевательски коротким.

На планерке информация не менялась, казалось, с прошлого года: большая часть полицейских была направлена на попытки раскрыть таинственное дело с пропавшими детьми. До недавнего времени Лоухилл был уверен, что руководству просто не хочется заморачиваться, поэтому они предпочли сосредоточиться на одной теме, как будто больше ничего в городе не происходило. А потом он случайно узнал, сколько пропало детей.
Стало не смешно.
Цифры пугали. Цифры превосходили его самые смелые размышления. В разы.
И цифры говорили однозначно: это не разовая пропажа, не несколько побегов из дома, это организованные похищения и, кто бы за ними не стоял и сколько бы их ни было, их надо остановить.
- Харт, Лоухилл, задержитесь, – объявил после планерки Кэри Фуканага, их непосредственный начальник.
Захотелось курить – Фуканага всегда вызывал именно это ощущение одним своим присутствием. И еще – едва ощутимой дрожи в пальцах и желания избавиться от его пристального взгляда.
В этот раз Фуканага смотрел Альфреду куда-то в район шеи, и Фрэдди с трудом сдерживался, чтобы не поправить воротник. И надеялся, что из под форменной рубашки не видны синяки. Не то, чтобы кто-то был не в курсе его личной жизни, но хвастаться все же нехорошо.
- Информация поступила сегодня, – скучающим тоном вещал Фуканага.
Еще один пропавший ребенок. Ну конечно. Черт, может, уже пора вызывать ФБР?
- Мы нашли труп.
Фрэдди вздрогнул, отвлекшись от своих мыслей
Фуканага невозмутимо продолжал.
- Информация появилась сегодня утром. Судмедэксперты уже там. Работаете по стандартной схеме: едете туда, осматриваете место, опрашиваете свидетелей. Может быть, его кто-то опознает – иногда такое случается. Если нет, будет проведена экспертиза. Работайте.
- Окей, – односложно ответствовал Лоухилл, принимая у Фуканаги папку с фотографиями.
Спать больше не хотелось.

Окраина города. Всегда - чертова окраина. Альфред даже не удивился, что труп нашли именно там. И не удивился, когда открыл папку и обнаружил на художественно сделанных фотографиях мертвого ребенка.
Вот и закономерный ответ на вопрос, где оказываются все те дети, которые пропали в этом чертовом городе.
На том свете.
Они на том свете, Альфред Лоухилл, и ты ничего не можешь с этим сделать.
И никто не может.

Сам Фрэдди, выросший среди заплеванных, изрисованных граффити переулков, среди детских площадок, куда допускали только своих, чувствовал себя на окраине как дома. Правда, когда он был ребенком, полиция не приезжала сюда так часто.
И, когда он был ребенком, одни дети не обнаруживали в подворотнях других мертвых детей.
- Свидетелей опрашиваешь ты, – предупредил Мартин, тормозя у нужного дома.
- Почему это я? – возмутился Фрэдди, нервно захлопывая папку.
- Во-первых – ты харизматичный, а во-вторых – за все надо платить, – Харт красноречиво указал глазами куда-то Альфреду под подбородок.
- Зависть – плохое чувство, – пробурчал Лоухилл, поправляя воротник.
Выбрался из машины, вытряхнул сигарету из пачки и сунул в рот.
День обещал быть бесконечным.

*

Реплики Адель согласованы

+2

3

Все как всегда началось с выхода в интернет. В этой жизни все начинается с выхода в интернет и скуки. У Микаэля началась условно серая полоса. Он освоил пару новых игр, ознакомился с новинками проката и позалипал на пару годных сериальчиков. Минули две недели и Микаэлю стало скучно. Нет, Мир Тьмы и Dragon Age еще не растратили свой потенциал, а кровавая Алиса в стране чудес вообще покорила тонкий внутренним мир любившего искусство КаррХоха, но, к сожалению, для его деятельного мозга этого было маловато. И поэтому он старательно выискивал на Торе, чем бы заняться таким, чтобы не сильно высовываться. Как раз те самые две недели назад повязали его подельника, и поэтому изящный мир украшений, который кормил его уже десять лет временно закрыл свои двери. Микаэль уже с тоски думал завести кота, но, вспоминая свою тетушку, раз за разом отказывался от этой идеи.
Дело было ночью. Алиса - эта радость современного педофила, подошла к концу, и Микаэль скучал.
Радостное пиликанье почты стало высшим благом. Пиликанье почты - это всегда хорошее дело. Дело оказалось не особо хорошим. Старый денежный мешок,  который пожелал остаться инкогнито, а КаррХох пока решил его не раскрывать, выдал ему карту местности и пару месяцев времени. Целью была книга - по отправленным скринам - библия каких-то сатанистов. Не то, чтобы Микаэль сильно шарил в религии. Только, если это не роспись потолков собора Петра и Павла. Но. Бетонные блоки из Ватикана без риска для жизни не вытащить. Даже витражи без шума не забрать. Поэтому Микеланжело пока мог не беспокоиться за сохранность своих отреставрированных поделок.
Но вернемся к нашим баранам. Карта была. На карте очень любезно были отмечены мины, и тонко намекалось на то, что райончик был так себе населенный. По такому лесу на тачке, даже на вездеходе, не протиснешься. А уж на его любимой камри и подавно
Пришлось угонять велик у подростков из знакомого неблагополучного райончика. Микаэль не сильно рассчитывал его вернуть, к тому же угоняли тут частенько - и не только велики, могли и почку угнать под шумок.
Хижинка располагалась в далекой глуши. Отчаянно матерясь про себя, Микаэль бросил велосипед у ручья. Пришлось пересекать грязную речушку в своем супернавороченном костюме. Делать было нечего. Зато скучать точно не пришлось.
Скрипя зубами и поднимая повыше телефон с картой и jps, Микаэль продолжал свою вылазку. Вылазке мешал валежник и колючие кусты, названия которых КаррХох не знал, потому что в школе не учил биологию, а ограничивался романами с биологичкой. Если то, что происходило между ним с биологичкой можно было называть этим красивым французским словом. Хотя скорее это называлось по-другому.
Из ближайших кустов выпорхнула недовольная птичка, а Микаэль сдуру отшатнулся и напоролся на крапиву. Он терпеть не мог лесистую местность, но работа ингода обязывала.
Лесистая местность отвечала ему взаимностью - она плохо пахла, подкидывала ловушки и хлестала ветками по лицу.
Микаэль выносил это стоически, обещая хороший вечерок с бокалом виски в приятной компании. Желательно не законной супруги.
Приближаясь к месту назначения, Микаэль приглушил негодование и включил свой дар домушника на полную мощность. Лес он не любил, но с картами работать умел - профессия обязывала. На обозначенной полянке сиротливо стояла хибарка и амбар. В каждом приличном сельском доме должен быть амбар. Правда, приличный дом не должен быть обнесен колючей проволокой, и мин по округе тоже быть не должно, но эти два факта только добавляли дому изюминку. Такую, размером с башни близнецы. Да, те самые, которые разбомбили самолетами в 2001. Резать Микаэль ничего не стал - пришлось искупаться в земле. Ползать как прекрасный представитель земноводных он научился в постели. У кого каких пристрастий только не наблюдается...
КаррХох резко одернул себя - вот уж точно не время. Путь до амбара был открыт, но, к сожалению, здесь все было слишком открыто. Старательно оглядываясь, и костеря себя за невнимательность и непродуманность плана, Микаэль подобрался к амбару. Скука сыграла с ним очень страшную штуку - он взялся за дело, не прояснив ничего. Ладно, может, тело предприимчивого афериста все же не будет покоиться на дне оврага. Ставни на амбаре были наглухо закрыты, даже заколочены. Причем снаружи. Ох, не стоило брать задаток...
Двери, что еще более подозрительно, были открыты.
Ох, точно не стоило.
Микаэль скользнул внутрь, и на него тут же дохнуло гнилью и мертвечиной. А еще немытым телом и естественными отходами. Все еще хуже, чем могло быть. В глубине сарая раздался стон и звякнули цепи.
Вот, влип.
У таких ребят, не то, что ценную книгу, буханку хлеба стащить опасно. Придется их сначала сдать.
Неделю спустя Микаэлю выпал шанс на миллион. Из хижины вышел детина, метра под два ростом. Детина был широк в плечах - истинный богатырь из русских сказок. Такой же сильный и тупой на вид.
У богатыря был мешок, который он, крякнув, перекинул через плечо. Микаэль, вооруженный биноклем, проследил его путь до реки. У реки богатырь нагрузил мешок булыжниками и с чистой совестью спустил его в реку. Микаэль довольно улыбнулся. Птичка в клетке.
Дальше все было намного проще. Он уже сказал супруге, что уехал отдыхать в санаторий - покататься в горах на лыжах и поправить здоровье. У него уже были подготовлены антуражные сатанинские вещички, которые станут частью мифического обряда - единственной вещью, связывавшей мешки  детину все еще была книга, которую ему заказали. В старом фургончике пылился крест, ноутбук и одноразовая симка с модемом. С прокси в придачу, это обеспечит ему прикрытие. Теперь дело было за малым - достать в этой глуши акваланг. Это было уже не так просто. Но через два дня КаррХох через старых незнакомых людей заимел кислородный баллон и маску. К заплыву было все готово. На другом берегу реки его поджидала старая добрая тележка, на которой бабульки возят картошку на продажу, и куча грибов для маскировки. Микаэль не был уверен, что грибы перевозят в мешках, но даже его знаний биологии хватило на то, что клубни картофеля в лесных дебрях не растут. А дрова в мешках, кажется, не перевозят. Вопросы про тяжесть мешка с грибами можно было обсудить отдельно. А, может, лучше землей засыпать? Вроде как чернозем для дачки собирает. В лесу, ночью, на кладбище.
Ляпота...
Микаэль прикинул, что лучше надеяться на бесшумную прогулку, нацепил маску и нырнул. Похвалив себя за то, что догадался взять водонепроницаемый налобный фонарик, он посветил на дно, в десятке метров от него вода хранила добрую сотню разного размера мешков. КаррХох вздохнул и потянулся за ближайшим. Кажется, сдать их будет не проблема. С таким количеством улик даже наша доблестная милиция дело расскроет.
Как Микаэль вытаскивал мешок из воды - это совершенно отдельная история. Но минут через десять он наконец догадался вынуть булыжники из мешковины. Дело пошло споро. Камушки скользили, руки то и дело натыкались на склизкий разлагающийся труп, а вода так и норовила его унести. И труп, и Микаэля. Но битва была выиграна, хоть и с потерями. Один карабин канул в Лету, или как там называлась местная речушка, но зато второй крепко держал его на месте, пока КаррХох совершал свое страшное дельце. Освободив мешок от лишнего груза, Микаэль потянул его за собой на воздух. Полдела сделано -  теперь нужно только загрузить мешок в мешок и засунуть его на тележку. И надеяться, что под валежником нет ям. А то будет очень неловко.
Удивительно, но до машины Микаэль добрался почти без приключений - только какая-то безумная белка по дороге чуть не устроила ему сердечный приступ, слишком шумно перепрыгнув с одного дерева на другое. Белка испугалась почти так же сильно, как и      КаррХох, что ее немного извиняет.
Далее все произошло очень обыденно. Тор любезно предоставил ему данные по пропавшим детям. Правда, перед этим Микаэлю все же пришлось вытащить из мешка все грибы и минут пять полюбоваться на раздутое лицо мертвой девушки. Не то, чтобы Микаэль был брезглив - нет, он по молодости грабил гробы, но удовольствие было так себе. Фоторобот получился очень приблизительный, и Микаэль убил еще час на то, чтобы выяснить, откуда пропала эта... это.. короче, труп. Добраться до места ее жительства получилось только к четырем утра. До рассвета оставалось всего-ничего. КаррХох был категарически против того, чтобы его мрачное, и абсолютно аморально, а к тому же, незаконное действо застал какой-нибудь жаворонок, решивший выйти на утреннюю пробежку. Поэтому алтарь пришлось сооружать в нескольких милях от города.
Теперь шла самая сложная часть. Заставить мертвую утопленницу выгнуть ноги так, как показано на картинке. Картинки Микаэль нагуглил заранее, и, заранее же убедился, что какая-то ячейка сатанистов в этой юдоли унылости была. И факт ее разрушения давно учтен. Полиции нужно организовать долгую дорогу - иначе не купятся. Пусть пока потыкаются, потом поможем. Если понадобится.
К рассвету Микаэль уже удалил все следы своего присутствия и осмотрел икебану из человеческих останков - выглядело внушающе. Теперь можно приступать к маскировке. На всякий случай, он пристроился дворником в местное домоуправление. Его смена начиналась в полдень пока можно было и поспать.
Ровно в полдень, не застав во сне кошмаров, КаррХох, нацепив бороду и организовав себе грим, вышел грызть гранит асфальта. В прямом смысле. На дворников никто не обращает внимания. И опрос свидетелей может обойти его стороной. Особенно, если он не говорит по-английски. Араб, он и в Африке араб.

+3


Вы здесь » HP: AFTERLIFE » Афтерлайф: прошлое » Они на букву «М» сплошные чудаки.