HP: AFTERLIFE

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: AFTERLIFE » Афтерлайф: прошлое » Ну и пес с тобой!


Ну и пес с тобой!

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

1. Название Ну и пес с тобой!
2. Участники Гвидо Клэрион, Витрока Альцгейм, Джек Статуар
3. Место и время действия
Около 6 лет назад, весна
4. Краткое описание отыгрыша
Даже если ты собаку съел на околополитических акциях, пес знает, что может приключиться, если рядом появятся два защитника четвероногих друзей. Только и остается, что убегать, поджав хвост.

0

2

Погода выдалась отличная. Как раз в самый раз для очередного подвига в духе Гвидо Клэриона. Сегодня это должна была быть очень красочная акция около мясного магазинчика, владелец которого наотрез отказался платить Гвидо деньги.
История эта началась еще давно. Клэрион привык вести параллельно сразу несколько проектов (да-да, он мог параллельно рыться в чужих мусорных баках, читать чужие переписки по электронной почте, вести переговоры с поставщиками пучеглазых васильков и объяснять Ричарду, почему не стоит брать на вечеринку воон тот золотистый порошок с верхней полки), а значит, нырять из состояния веселого богача-кутилы в пучину нужды и безденежья. Ричард уже дорос до того возраста, чтобы закатывать глаза от отцовских выходок, а Кассандра только сочувственно вздыхала, когда в холодильнике появлялись не стейки из мраморной говядины, а тщедушные цыплята, которым уже давно пора была отправиться на заслуженный отдых. Никто из них не брался объяснять вполне взрослому человеку таинство такого действия, как экономия и рациональное распределение финансов.
Так вот, завершение работы над делом мясника пришлось как раз на период острого безденежья. Полугодовые раскопки грязного белья (да-да, иногда это оказывалось не просто литературным оборотом) привели к тому, что, как оказалось, большой злобный дядька довольно регулярно хитрил с налогами, спал с чужими дамами и перепродавал в своей лавчонке мясо непонятного происхождения. Несколько лабораторных анализов фарша из его магазина обнаружили присутствие не совсем уместных животных.
Одно из таких животных не так давно приволок с улицы Ричард. Черный пес по имени Черный пес как-то сразу невзлюбил Гвидо, и Гвидо не мог его в этом упрекнуть. Едва собака переступила порог его дома (формально Ричард принес его на руках, но разве это важно) и скормила ветеринарам приличную сумму из семейного бюджета, Гвидо уже решил его дальнейшую судьбу. Как любой бездомный, пес не был трудоустроен, и Гвидо решил помочь ему это исправить.
Как говориться, любишь лечиться - люби и на акции выходить.
Кстати, иногда пес подворовывал бутылочки из клэрионских запасов. Да-да, тех самым, которые не рекомендовались Ричарду для увеселения друзей на вечеринках. К концу третьей недели пребывания пса в доме Гвидо почти уверился, что пес собирает доказательную базу, чтобы сдать его наркоконтролю.
Вероятно, он был сыном полицейской собаки, которые нюхают сумки мексиканцев в аэропортах.
Хитрый тип.
Гвидо ему не доверял.
Но помимо пса в доме было только шесть не очень артистичных кошек, поэтому на дело было решено брать именно его. Кроме того, в мясе из лавчонки несговорчивого парня кошатины обнаружено не было.
Несговорчивый парень, кстати говоря, абсолютно не отреагировал на обращение Гвидо, который в максимально корректной форме продемонстрировал несколько фотографий его прелюбодеяний в обществе прекрасных гурий. Проигнорировал он и справки из налоговой, которые подтверждали его систематическое отклонение от уплаты взносов в казну государства. И до состава фарша ему тоже не было совершенно никакого дела. 
И главное, он совершенно не знал, кто такой Гвидо! Клэрион от обиды даже решил взять в привычку носить с собой газетные вырезки со статьями о его акциях. Мало ли в мире таких серых несговорчивых парней. Глядишь, статейка о том, что угрожающий им человек способен сидя на заборе орать гимны стран третьего мира, вкладывая в них глубокий социальный смысл, произведут нужный убеждающий эффект...
Словом, злой и не совсем трезвый Гвидо оптимистично шагал по направлению к мясной лавчонке. В руке он сжимал рупор, в другой - поводок, зацепленный за ошейник Черного пса. Пес шагал совершенно не оптимистично и периодически поглядывал на хозяина взглядом, от которого застыдилась бы даже самая развратная гурия из тех, что предавались излишествам с мясником.
Может, причиной тому был абсолютно дурацкий костюм, который превращал пса не в корову, как это было задумано, а в непонятное существо из собачьей версии шоу уродцев.
Остановившись около магазинчика, владелец которого посмел усомниться в решительности Гвидо, Клэрион остановился и приступил к подготовке к своему небольшому флэшмобу. Он достал из рюкзака самого ленивого и толстого кота из тех, кого смог отыскать в доме, напялил на него ничуть не менее уродливый костюм свиньи и усадил на ступеньки. Кот лениво повалился на бок, всем своим видом демонстрируя полную готовность отыграть роль свиного фарша.
Кот был профессионалом, в отличие от Черного пса. Гвидо ничуть не пожалел, что рискнул пойти против правды и взять в свою команду не только собаку.
Черный пес так и норовил сорвать многострадальный костюм, который всю ночь шила Кассандра. С шитьем у нее были проблемы, чего не скажешь о фантазии. Корова была очень пятнистой и пухлой - пес уже высунул язык от жары.
Гвидо попытался объяснить ему, что искусство требует жертв, но пес не слушал. Кот лениво косился на них желтым глазом, показывая образец актерского мастерства. Еще через пару минут Гвидо развернул парочку небольших плакатов и поставил их рядом со своими четвероногими коллегами.
"Я вкусный," - говорил кот.
"Вы думаете, что едите говядину, а едите меня," - замечал пес.
Сам же Гвидо нацепил фартук и шапочку мясника и включил свой верный громкоговоритель. Редким прохожим он вручал свеженькие листовки, по факту являющиеся размноженными копиями лабораторных исследований.
- Добро пожаловать в мясную лавку "У Фенрира!" Только здесь и только сейчас, а впрочем, и каждый день, вы можете попробовать уникальные блюда из братьев ваших меньших!

+4

3

это мы - хранители чепухи, мы разводим щавель и лопухи, а стихи - какие уж там стихи, боль и соль-вода. у подножья лестницы в Неверленд жжем костры, готовим себе обед. мой приятель - сразу герой из Вед, юный Гор Видал. я-то сам не стою здесь ничего - человек из флейты, веретено - зато мы ночами играем в Го и молчим, молчим. у подножья лестницы в никуда мы живем, Тесей и старик-Дедал, бесконечны месяцы и года, время защитит.

Когда тебе шестнадцать, мир кажется развеселым местом. Когда тебе шестнадцать, ты дочь богатеньких родителей и весь мир у твоих ног — тем более.
Когда тебе шестнадцать, ты дочь богатеньких родителей и они собирают чертов прием в своем чертовом особняке, мир перестает быть развеселым местом в мгновение ока.

Марина Альцгейм, шикарная брюнетка с полными плечами и бриллиантами на пальцах, вошла в комнату дочери ранним утром. Первым делом она по хозяйски распахнула шторы, а вторым — так же по хозяйски распахнула гардеробную.
— Вставай, — сообщила Марина певучим голосом, даже не повернувшись к закутанной в одеяла Витроке. — Ты же знаешь — чем раньше ты встаешь, тем лучше кожа у тебя на лице. Посмотри на меня, у меня даже нет кругов под глазами.
Витрока со стоном натянула на голову подушку. Она проторчала в Интернете почти до четырех утра и теперь ноутбук валялся где-то в ногах ее шикарной кровати, то и дело тычась острым в лодыжку, как котенок. Как будто напомил о вчерашнем преступлении.
Никакое это не преступление. Покажите мне подростка, который не сидит в Интернете!
Настоящего котенка ей никогда не позволили бы завести.
Ты не забыла, какой сегодня день? — требовательно поинтересовалась Марина.
Витрока стащила подушку с головы. Вопрос «а какой сегодня день?» застыл на языке, потому что мать держала перед собой платье, критически его разглядывая. Белое с аккуратными вкраплениями песочного и нежно-розового, расшитое по лифу жемчугом, это платье очень напоминало свадебное — чтобы уменьшить это ощущение Витрока подбирала к нему темные, умышленно диссонирующие украшения. Платье было невероятно дорогое, праздничное, для особых случаев.
Прием в честь открытия нового магазина, — обреченно озвучила Витрока.
Марина удовлетворенно кивнула.

По Марине Альцгейм нельзя было доподлинно сказать, чем она занимается. Полноватая, хорошо и дорого одетая, улыбчивая, она производила впечатление чьей-нибудь доброй тетушки, занятой исключительно домом, внуками и, может быть, еще книжным клубом. По ней нельзя было сказать, что у нее деловая хватка и что именно она — основательница и владелица Алмазов, ведущей торговой сети по продаже бытовой техники и электроники. Без ее деловой хватки и чутья Пол Альцгейм, отец Витроки и совладелец Алмазов, никогда не добился бы такого положения для компании.
Витрока ненавидела их всех скопом: Алмазы, филиалы которых, от крошечных магазинчиков до огромных павильонов, торчали на каждом углу, красивого, как Ален Делон, и такого же тупого отца и мать с ее масками, улыбками и ледяным «ты будешь делать то, что я скажу».

В общем-то, неудивительно, что Витрока сбежала еще до начала приема.
Дорогущее белое платье так и осталось лежать на небрежно заправленной постели — назло матери.

Каблуки весело стучали по асфальту (а кто в шестнадцать не носит каблуки?), солнце отражалось в розовых очках в форме сердечек, а воронье гнездо на голове, в духе Келли Осборн, придавало Витроке вид смелый и озадаченный одновременно. Она не знала, куда планирует пойти, поэтому бесцельно шлялась по улицам — благо, это никогда не надоедало.
Компании у нее не было, друзья в Интернете были, по большому счету, только буквами на экране, а одноклассники дружили с Альцгейм только ради подарков. Ее это устраивало — Витрока не умела дружить, потому что дружить значило интересоваться кем-то.
На самом деле никто и ничто не было интересно Витроке.

Сначала она услышала голос, многократно усиленный громкоговорителем.
— Добро пожаловать в мясную лавку "У Фенрира!" Только здесь и только сейчас, а впрочем, и каждый день, вы можете попробовать уникальные блюда из братьев ваших меньших!
Что за дурацкое название для лавки?
Это еще не было интересно, но было уже любопытно. Витрока никогда не покупала еду, которую нужно было готовить. По большому счету, она даже не знала толком, как яйца и мяса превращаются в яичницу и стейки, которые она ест.
Потом она увидела мужчину в фартуке и шапочке мясника, который и вещал в громкоговоритель. Из лавки, на пороге которой он стоял, доносился противный, слишком резкий запах.
Кроме мужчины в представлении участвовали толстый кот в уродливом костюме свиньи, который лениво валялся на ступеньках лавки и прикидывался свиным фаршем. Рядом с котом стояла красноречивая надпись: "Я вкусный".
Другая надпись: "Вы думаете, что едите говядину, а едите меня» — была установлена рядом с псом в не менее уродливом костюме… коровы? Это что, корова? Серьезно?
Мужчина, пользуясь тем, что Витрока остановилась, сунул ей в руки свеженькую листовку, и почему-то именно после этого она его узнала.
Гвидо Клэ… что-то там. Гвидо, городской сумасшедший. Ну конечно!
Витрока наслышала про него немало: в Интернете у него даже были фанаты, которые лепили аляповатые коллажи и поддерживали его акции — как правило, не вставая с дивана. Сама Витрока, впрочем, от акций Гвидо-что-то-там была не в восторге.
— Зачем вы мучаете животных? — настойчиво спросила Витрока, когда Гвидо на мгновение прервал свое вещание, чтобы вдохнуть.

а когда кончается даже тьма, когда я рискую сойти с ума, друг приносит хлеба, войны, вина и рассказ о том, как на Крите в небо врастает дуб, Лаэртид приводит с собой беду, Лот идёт песками, идет по льду, ищет новый дом. друг - носитель тысячи мелочей, он герой историй, знаток мечей, повелитель лучших простых вещей, человек и нож.
это мы - носители сказок, мы сотворяем Брахму из бахромы, ночь нежна, все ночи теперь нежны, каждый день хорош.
Сидхётт

Отредактировано Pansy Parkinson (2019-01-13 15:17:01)

+3

4

Осирис ушел около пяти дней назад.
Так сложилось, что собаки Джека не умирали. Сначала они отказывались от еды, потом переставали бегать за мячом и вилять хвостом при виде хозяина, потом начинали подволакивать задние лапы - а на следующий день исчезали. Уходили погулять на задний двор и убегали, то ли перепрыгивая забор, то ли подползая под него, то ли просто растворяясь в утренней лондонской дымке.
Первого пса Джеку подарили родители еще в то славное время, когда он не умел считать и носил огромные и чрезвычайно смешные очки в разноцветной оправе. Они с псом стали настоящими друзьями, и то утро, когда он пропал, Джек помнил до сих пор. Он помнил, как ходил по улицам и стучался в соседские двери, как сырой утренний воздух лез под кожу и как щипало глаза от боли и несправедливости. Псу не было и десяти лет.
Пса звали Осирис.
Если быть точным, это был Осирис Первый. А почти неделю назад из его жизни ушел Осирис Седьмой.
Джек даже не стал его искать. Он знал, что собака не вернется и никто из соседей не откроет ему дверь - он уже не выглядел безобидным мальчишкой в смешных очках. Даже на коммивояжера не походил - подозрительный тип с фотографией пса в руке.
"Марта, я не знаю, что нужно этому типу, но в дом я его не пущу".
  Можно сказать, Джек даже привык, что в его жизни с определенной периодичностью появляются и пропадают собаки. Это было тяжело только первые три-четыре раза, потом потеря друга перестала быть трагедией, достойной слез. Куда сложнее было отучить себя от ежедневных прогулок. Всё-таки, когда ты больше двадцати лет выгоняешь себя из дома в дождь, мороз и жару, чтобы пройти с очередным Осирисом пару десятков километров и покидать ему мячик в любимом парке, становится очень сложно сидеть дома.
Поэтому Джек не сидел. Вместо этого он сидел на лавочке неподалеку от пса, который через пару часов станет Осирисом Восьмым, а через почти двенадцать лет растворится в утреннем тумане.
По правде говоря, он не собирался искать себе новую собаку. Они находили его сами - иногда на улицах, иногда у знакомых, но чаще всего просто появляясь на пороге его дома так же внезапно, как уходили их предшественники.
Джек задумчиво потягивал сигарету, наблюдая за приготовлениями местного активиста. Сегодня тот планировал провести какую-то локальную акцию, явно направленную против человека, который не поддался на его шантаж. Впрочем, акция была забавной и вполне могла заинтересовать какого-нибудь из PETA, но Джек знал, что Гвидо заботит совсем не судьба бедных животных. Несколько лет назад, во время своей лихорадочной охоты за сенсациями, Статуару повезло столкнуться с этим персонажем и даже выторговать у него пару новостишек, которые ожидаемо забылись уже через пятнадцать минут после их публикации.
С тех пор Джек периодически отслеживал посты в группах Гвидо. Часто это были просто новостные сводки, не представлявшие особого интереса, но иногда проскальзывали и анонсы предстоящих акций и митингов.
Заняться было нечем, стоял симпатичный весенний денек, все репортажи на ближайшие пару дней были расписаны по часам - Джек с удовольствием выполз на свет божий, чтобы сделать парочку кадров с чудачествами местного дурачка. Иногда эти кадры покупал сам местный дурачок, иногда они мелькали в новостях или Интернете, иногда перебрасывались в папку на жестком диске и благополучно забывались.
Джек махнул рукой с зажатой между пальцами сигаретой. Он не понял, узнал ли его Гвидо и заметил ли вообще - внимание ряженого мясника привлекла девчонка в розовых очках, выглядевших так нелепо, что не оставалось никаких сомнений: они стоят примерно столько, сколько Джек не зарабатывает и за месяц.
Будь Статуар чуть более заинтересован персоной девчонки, наверняка бы вспомнил ее имя. Ее родители частенько звали репортеров на свои мероприятия, пару раз Джеку и самому пришлось побывать на незабываемом празднике жизни под названием "Подарок-каждому-сотому-покупателю-наших-тостеров" или что-то вроде того. Но сейчас его интересовала не сама девчонка, а диалог, который та начала с Гвидо.
Девчонка была рассержена, а Гвидо, как и всегда, - крайне словоохотлив.
Растерев сигарету о крышку урны, Джек встал и, захватив по пути уродливую брошюрку, пристроился в торце мясной лавки - как раз рядом с псом. Тот проводил его унылым взглядом из-под кривого капюшона с коровьими рогами, страдальчески вздохнул и положил морду на лапы.
Джек достал из портфеля фотоаппарат и замер, прислушиваясь.

+1

5

Акция не вызывала особого ажиотажа. Стайка малолетних девчонок подбежала и, хихикая, сфотографировалась на фоне кота-фарша (Гвидо услужливо скорчил рожу на заднем плане), несколько женщин остановились, чтобы прочитать реплики животных, нахмурились и ушли по своим делам.
Несколько листовок уже валялись около первой же урны.
- А кто сказал, что завоевать признание будет просто? - задал Гвидо риторический вопрос то ли псу, то ли свиному фаршу, то ли ясному весеннему небу. Позади звякнул колокольчик – представительный мужчина с фирменным пакетом мясной лавки спустился по ступеням, бросил на акционистов быстрый взгляд и ушел, усмехнувшись в усы.
Гвидо решил перевести дух. Минут пятнадцать назад он заприметил парня, которому когда-то давно продал пару газетных уток не первой свежести (удивительно, что кому-то вообще понадобились новости про миграцию чаек и аллергию на капусту у посла Швеции) – тот курил, сидя на лавочке неподалеку. Мысль о том, что теперь горе-журналисту стали интересны не его сомнительные новости, а он сам, дарила Гвидо уверенность в правоте своих действий.
- Самые вкусные котлеты из кошек! Самые аппетитные бифштексы из собак! Неужели вы еще не пробовали колбасу из крыс или кенгуру? Заходите к Фенриру, почувствуйте себя гурманом!
Гвидо подумалось, что мясник должен отсчитать ему пару золотых за столь оригинальную пиар-компанию. Похоже, многие прохожие раньше и не подозревали, что здесь вообще есть мясная лавка – а после этого заманчивого предложения у них просто не оставалось шансов пройти мимо.
Гвидо пообещал себе прислать мяснику счет за рекламу. Три счета – для мясника и двух видов фарша, один из которых благополучно уснул, а второй улегся на землю, свесив розовый язык.
В голове только-только родился новый слоган (что-то про экзотику и кишечную палочку), как в бурный поток мыслей Гвидо вклинились розовые очки.
Если бы они были персонажами «Луни Тьюнз», Гвидо бы подумал, что девчонка в него влюбилась. Он бы покраснел и робко промолвил что-то ждущих дома жену, сына и шестерых кошек.
Хотя девчонка действительно была к нему неравнодушна. В его голосе звенела сталь, и Гвидо даже немного озадачился заданному вопросу. Он, конечно, тщательно подошел к выбору костюма, но принять его за настоящего мясника было сложно.
Или о каком мучении животных идет речь?
Костюмы пса и кота своим убогим видом причиняли прохожим куда больше мучений, чем животным. В подтверждение этого тезиса кот широко зевнул и обвил хвостом свое массивное пузо.
- Милая девочка, – Гвидо расплылся в улыбке, снисходя на тон, которым взрослые разговаривают с трехлетками с легкой степенью умственной отсталости. - Ты ошиблась. Я не настоящий мясник, а это не настоящие свинка и коровка, – он показал ладонью на пса, который в ответ лениво оскалил зубы. - Это всего лишь котик и собачка в костюмах. Им не больно.
Потом воровато глянулся. Парень-журналист стоял за стенкой, явно надеясь не быть замеченным, но его с головой выдавали выглядывающие носки ботинок.
Неужели за ним наблюдает самая настоящая пресса?
Ох, как волнительно.
- Но тем животным, которые попали к Фенриру, было больно, – громким шепотом произнес он, кивая на закрытые двери лавки. - И среди них тоже были кошечки и собачки. Ладно, кошечек не было, но собачки точно были.
Он еще раз кивнул и выразительно посмотрел на девчонку.
Она показалась ему знакомой.

+1


Вы здесь » HP: AFTERLIFE » Афтерлайф: прошлое » Ну и пес с тобой!