HP: AFTERLIFE

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: AFTERLIFE » Афтерлайф: прошлое » Может быть, мне нужен доктор Фрейд, а может доктор Геббельс?


Может быть, мне нужен доктор Фрейд, а может доктор Геббельс?

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

1. Название
Может быть, мне нужен доктор Фрейд, а может доктор Геббельс?
2. Участники
Фрэнк Лонгботтом, Беллатрикс Лестрейндж.
3. Место и время действия
10 лет назад, после отыгрыша Осень недавно в городе - шестой день. Консультативный кабинет Ригель Элекстрано.
4. Краткое описание отыгрыша
Когда пациент говорит, что вы увели у него жену. И это даже не бред ревности.
Фрэд продолжает переживать уход Адель, а Ригель не в теме.

0

2

Вот опять на снегу тени от фонарей
Расстелила розовая звезда,
И я опять не могу догнать кареты твоей,
Лишь иду, как собака по следам

Олег Медведев

Жизнь состоит из череды событий, запланированных и не очень. Из множества множеств чужих историй, элементами паззла составляющих твою. Из выборов, которые ты делаешь каждый день, начиная с того, какой кофе купить автомате на углу и заканчивая тем, снять ли пистолет с предохранителя до того, как входишь в комнату, где скрывается гипотетический преступник.
Жизнь похожа на безграничный, необъятный хаос, на чертову паутину дорог, тропинок и трасс в темноте, в которой никогда не знаешь, где именно завязнешь. И не окажется ли широкая автострада смертельно опасной, в то время как узкая тропинка, едва видная в лесу – самым лучшим путем в жизни.
В месиве вариантов, в какофонии бесконечных «жду отчет завтра до одиннадцати» и «лучше взять булочку с кремом или с корицей?» всегда хочется иметь что-то постоянное, вечное, незыблемое. Что-то, к чему можно будет возвращаться.
Кого-то.

Для Альфреда этим кем-то был Адель.
Адель, которая не умела готовить. Адель, которая любила лошадей больше, чем всех двуногих в округе. Адель, которая вечно меняла прически и цвет волос, макияж и лак для ногтей. Непостоянная, как ветер, Адель была для Фрэда мостом над пропастью, домом, символом спокойной, мирной, тихой жизни.
Был ли он тем же для нее?
Нет.

Фрэд не помнил точно, что именно Адель сказала тогда. Слова смешивались в голове, превращаясь в белый шум. Слова вообще не имели значения, важно было только то, что за ними следует.
За словами шли действия.
За «я люблю другого человека» следовал хлопок дверью.
Адель ушла, и не было такой силы на свете, которая могла бы ее удержать.
Фрэд не помнил точно, что именно Адель сказала. Помнил только имя, которое она назвала.
Ригель Элекстрано.

Когда под ногами рушится пол и сама земная твердь, когда мост над огромной пропастью под названием жизнь перестает быть, что ты можешь с этим сделать, кроме как кричать от ужаса?
Что ты можешь сделать, кроме как резать себя, пить и страдать, Альфред Лоухилл?
Не думаешь же ты на самом деле, что это хоть что-нибудь изменит?
Конечно нет.

Лилит Снейк посоветовала ему сходить к психиатру и это, наверное, действительно было хорошим решением. Было бы хорошим, если бы Фрэдди мог хотя бы представить, как вообще можно рассказать другому человеку о том, что творится у него внутри. Как рассказать о том, что хочется вырезать сердце из груди день за днем, только бы перестать чувствовать. Только бы перестать думать о том, как много он потерял.
Только бы перестать думать о том, как сильно он виноват.
Иногда Фрэдди думал о женщине по имени Ригель, представлял ее себе. Какой он должна была быть, чтобы Адель полюбила ее? Какой она должна была быть, чтобы стать для Адель всем?
Какой она должна была быть, что оказаться лучше, чем он?
Иногда женщину по имени Ригель хотелось убить.
Иногда - хотелось вложить ей в ладони нож, чтобы она убила его.
Прямо в сердце – так будет проще всего.
Чувство вины грызло изнутри, и внутри не оставалось ничего, кроме потери и боли. Говорят, хорошие воспоминания ранят сильнее, чем плохие, но на деле ранили все, без исключения. И ранило всё, даже воздух в легких.
Хотелось перестать быть.

А потом, громом среди ясного неба, все изменилось.
Он порезался о край визитки, и бумага окрасилась красным, как будто была помечена его кровью. Благословлена или прокята. Фрэду было все равно. Он смотрел на имя на визитке, и не мог отвести глаз, не мог перестать смотреть, пока красное впитывалось в бумагу, чуть размывая буквы.
Ригель Элекстрано.
Женщина, которая сломала его жизнь.
Женщина, которая украла все, что у него было.
Женщина, которая…
Фрэдди не знал, что на самом деле он собирается делать, когда записался на прием под вымышленным именем: Альфред Уайлд.

Интересно, они живут вместе?
Интересно, как там Адель?
Как вообще так получилось, что Адель?
Что такого в этой Ригель, что?..

Альфред сделал над собой усилие, не стал пить, сменил все еще кровящие повязки под рубашкой, чтобы Ригель не учуяла запах крови. Как будто она была охотником, а он – раненым зверем.
Туалетная вода пахла морем, галстук ощущался удавкой. И то, и другое подарила когда-то Адель. Большую часть его вещей когда-то купила она. У нее был вкус на вещи, запахи, одежду и предметы интерьера. На лошадей и мужчин.
И, видимо, на женщин тоже.
Альфред не собирался закатывать Ригель Элекстрано скандал. По крайней мере, не прямо с порога.
Для начала – ему просто хотелось на нее посмотреть.

+4

3

- На этом все. Вы свободны.
Студенты закопошились на местах, Ригель выключила проектор.
- Эссе должны быть у меня за три дня до зачета.
И почему они всегда собираются со скоростью парализованной улитки? Она незаметно потёрла висок. Может быть, выпить аспирин? Нет, лучше дождаться приличного кофе и законного ланча.
- Побыстрее, пожалуйста. Мне надо закрыть аудиторию.
Ригель машинально залезла в сумочку и проверила телефон. Как раз вовремя - на экране всплыло напоминание: «2:00 pm - А. Уайлд».
Начинается.
Нового администратора в центр взяли с неделю назад. Процесс обучения затянулся.
- Добрый день, миссис Элекстрано.
Ригель поморщилась.
- Приятно слышать, что для вас он добрый Джуди. Мне пришло уведомление о приеме на два часа.
- Да, мистер Альфред Уайлд.
- Если вы посмотрите  мое расписание внимательно, то обнаружите, что я не работаю днём по средам. Для записи открыто время после шести вечера.
- Ох... Простите. Я... Наверное, я перепутала. Я позвоню мистеру Уайлду. На сегодня не осталось свободных мест, но, может быть, на следующую неделю...
- За полтора часа до сеанса? Я подъеду. И это последний раз, когда вы двигаете мое расписание.
Определенно, аспирин.
Середина среды, полная и безоговорочная середина рабочей недели - святое время. Маленькая передышка между двумя крысиными забегами. Когда-то Ригель пробовала брать с собой для отдыха Себастьяна, но ничем хорошим эта затея не увенчалась. Одно ворчание, что она отвлекает его от жизненно важных дел, да и только. Трудоголики невыносимы в выходной. А как-то раз она позвала Адель составить компанию. Один раз превратился в два, два - в три, три - в своеобразную традицию.
Тяжко вздохнув, Ригель вновь набрала номер, но уже другой.
- Адель? Прости, никакого кофе сегодня. Все ещё новый администратор. Надо ехать в центр.
- Привет. Что-нибудь срочное? Конечно, поезжай. Сказала бы, что вторая работа это святое, по сравнению с торчанием на парах, но всё ещё не поняла, так ли это для тебя.
- Напутали с моим расписанием. Не мори себя голодом. На следующей неделе оплачу твой ланч в качестве компенсации.
- Откуда ты чуешь, что я не собиралась идти на «кофейный ланч» без тебя? Хорошо, обещаю. И ловлю на слове!
- Это все профдеформация. До скорого.
Итак план. Еде один тяжкий вздох, аспирин, поехали.

Дорога заняла чересчур много времени. Поэтому в офис Ригель влетела за пятнадцать минут до сеанса. На счастье, приемная ещё пустовала. Скинув вещи, она подцепила кружку и злобно шарахнула по кнопкам кофемашины.
Пятнадцать минут на то, чтобы забыть о раздражение на Джуди, сорванном «кофейном ланче» и пробках.
Забрав кофе, Ригель скрылась в кабинете. Кружка была подарком Адель. Кажется, она жаловалось, что опять разбила весь набор. Или Адель сказала, что зимой надо дарить кружки? Февраль был что ли. Или это не Адель говорила? Черт, память уже не та. Впрочем, какой бы ни был повод, Ригель тогда сказала, что при таком интервале Q-T у ее сердца большие проблемы.
В дверь постучали и в проем просунулась голова Джуди.
- Миссис Элекстрано, к вам подошли.
- Пригласи.
Кружка с недопитым кофе все ещё была в руках. Чертыхнувшись, она пристроила ее на край рабочего стола.
Притворимся, что так и задумано.
Скрипнула открывающаяся дверь.
- Добрый день. Прошу, проходите и присаживайтесь. Итак, меня зовут Ригель. Как я могу к вам обращаться?

Кружка

http://sg.uploads.ru/t/dNPWq.jpg

План кабинета

http://sa.uploads.ru/t/0EHsl.jpg

Примечания

Диалог согласован с Адель, внешний вид кружки ее авторства.

+2

4

Когда пальцы холодные, движения злые, быстрые,
Когда от взгляда словно мороз по коже,
Каждое слово становится выстрелом,
И ни ответить, ни даже выстоять
Невозможно.

Rowana

Что чувствуешь, когда готовишься убить кого-то? Или спрыгнуть с крыши? Или когда собираешься совершить самую большую ошибку в своей жизни?
Ожидание наползает второй кожей, напряженно-скользкой. Давит на плечи, стучит в висках. Охватывает руки паутиной тремора: от кончиков пальцев к фалангам, потом к ладоням и, наконец, к запястьям. Во рту сухо и хочется сглотнуть или курить, и еще сплюнуть, но все никак не собрать достаточно слюны. Время как будто расползается под кожей, где-то между костями и нервами, так, что задевает и те и другие, и ощущение это невыносимо. Бросает то в жар, то в холод, и резкий переход между этими состояниями неприятен до дрожи: хочется содрать с шеи удавку галстука, стащить с плеч рубашку и одновременно – закутаться в плед, чтобы хоть немного согреться.
Ты уже занес ногу над пропастью. Что ты чувствуешь, Альфред Лоухилл? О чем ты думаешь?
Интересно, у нее есть полномочия выписать мне антидепрессанты?

- Здравствуйте, мистер Уайлд. Вас ждут. Хотите оставить пальто?
Администратор была миловидна и слишком суетлива. Альфред автоматически прочитал имя, написанное на криво приколотом бейдже у нее на груди. «Джуди».
- Нет, не хочу.
Вдруг я задушу ее голыми руками, и придется убегать? В пальто это делать удобнее. Теплее.
Не пори чушь. Голыми руками ты умеешь только открывать бутылки.

- Я предупрежу миссис Элекстрано, – спохватилась администратор.
- Конечно, Джуди, предупредите.
Тянущее ощущение под кожей проходило, растворяясь в спокойствии неизбежности. Он уже на пороге, он пришел только на нее посмотреть. Ничего непоправимого не случится.
Все непоправимое уже случилось, Альфред Лоухилл. Абсолютно все.

- Проходите, – пригласила Джуди.
Альфред кивнул и шагнул в распахнутую дверь кабинета.
- Добрый день. Прошу, проходите и присаживайтесь. Итак, меня зовут Ригель. Как я могу к вам обращаться?
Дверь скрипнула за спиной, закрываясь, как будто была дверцей мышеловки. Звуки центра отступили, отрезанные ею, и тишина расползлась по кабинету вслед за словами.
Фред медленно, как будто его глаза были камерой, записывающей все, что видят, обвел взглядом кабинет, умышленно не глядя на его владелицу. Кресла, даже с виду удобные, низкий журнальный столик, притаившиеся в углу шкафы и широкий стол. Кружка на краю стола.
Кружка.
«This is how my heart beats», и кардиограмма в виде головы лошади.
Сердце только одного человека в мире могло биться в таком ритме.
Он знал этого человека.
Любил его всей душой.
Этого человека он потерял.

- Если у меня будет подпись с лошадью, это будет совсем… ну… глупо? – Адель задумчиво водит пальцем по столу, рисуя на поверхности невидимые узоры.
На столе между ней и Альфредом - несколько бумажных листов, исписанных завитушками и хаотичными росписями. Они вот-вот поженятся, и Адель тренируется писать свою новую фамилию. Лоухилл. Отныне и навсегда – Лоухилл.
Пока получается так себе.
- С лошадью, это как? Вот так? – Фрэдди фыркает, отбирает у будущей жены ручку и размашисто расписывается на листке, пририсовывая на самом краю росписи лошадиный хвост.
Адель смеется и пытается отобрать свою ручку обратно. Конечно же, ей приходится его поцеловать – это безотказный прием.
- Нет, – говорит она и наклоняется над столом, прикрывая одной рукой надпись, которую выводит.
Альфред терпеливо ждет, пока Адель закончит и даст ему посмотреть.
- Вот так, – говорит она, наконец.
На листе – тщательно выведенный профиль лошади в середине фамилии Лоухилл.

Альфред пошатнулся, изо всех сил стараясь перестать помнить. Помнить все то, что было, и чего больше нет. Помнить время, когда он был счастлив.
- Фрэдди, – озвучил он вслух, заставляя себя стоять ровно.
И посмотрел, наконец, в глаза женщины по имени Ригель.
- Лоухилл.

Отредактировано Frank Longbottom (2018-02-10 17:43:14)

+4


Вы здесь » HP: AFTERLIFE » Афтерлайф: прошлое » Может быть, мне нужен доктор Фрейд, а может доктор Геббельс?